В США подвели промежуточные итоги выборов в Конгресс

Дата: 07 ноября 2018 в 18:26 Категория: Новости стран мира

По сообщению сайта Газета.ru

Вся либеральная пресса мейнстрима пишет, что по Америке прокатилась «голубая волна» (голубой или синий — цвет Демократической партии). Отчасти можно согласиться: волна прошла, но это все же не цунами. Электоральные потери республиканцев можно считать умеренными, это далеко не катастрофа. Учитывая, что президентская партия всегда теряла контроль над палатой представителей на промежуточных выборах, если таковой у нее имелся, начиная со времени после окончания Гражданской войны 1861-65 годов.

Ряд политических тенденций действительно усиливает неблагоприятный политический расклад для «Великой старой партии» (так называют республиканцев).

Подавляющее большинство женщин проголосовали за демократов, проведя в Конгресс рекордное количество конгрессвумен — более 80. Впервые среди них оказалась мусульманка и представительница коренного населения США. Да вторая еще и лесбиянка. Впервые избран губернатор — открытый гей.

На голосование женщин повлияли, видимо, слушания по утверждению нового члена Верховного суда Бретта Кавано, которого республиканцы протащили, несмотря на обвинения в сексуальных домогательствах. За демократов проголосовало большинство молодежи (людей до 35 лет), людей с высшим образованием, представителей нацменьшинств, жителей пригородов. Последняя категория избирателей в 2016 году в большинстве своем голосовала как раз за Трампа. Республиканцев поддержала по-прежнему «сельская Америка», у них небольшой перевес голосов белых мужчин и людей старших возрастов. Избиратели, называющие себя независимыми, тоже склонились в сторону Демократической партии.

Но в целом партийный раскол остался незыблемым: большинство традиционно голосующих за республиканцев штатов и конгрессовских округов остались «красными», большинство «демократических» округов и штатов поддержали «синих».

Нынешние выборы отмечены рекордным за последние десятилетия уровнем явки. По предварительным данным, в выборах приняли участие 114 млн человек по сравнению с 83 млн в 2014 году. Более 35 млн человек проголосовали досрочно. Такая активность объясняется повышенной мобилизацией именно избирателей Демпартии.

Выборы по праву можно назвать референдумом о доверии действующему президенту. Во всяком случае таковыми (голосованием за или против Трампа) их назвали для себя примерно 60% принявших участие в голосовании.

На первом месте по актуальности для избирателей оказалась тема реформы медицинской системы, а именно та самая Obamacare, которую Трамп все намеревается похоронить, но чего ему до сих пор так и не удалось, в реформу Обамы внесены незначительные поправки. Можно считать, что большинство избирателей выступают против отмены системы всеобщего обязательного медицинского страхования и всеобщего покрытия населения системой медобслуживания.

В последние недели Трамп поставил во главу угла политических дебатов тему нелегальной иммиграции, пытаясь разыграть историю двигающегося к границам США со стороны Гондураса многотысячного каравана нелегалов, протестующих против слишком жесткой миграционной политики Белого дома. Как выяснилось, это стало тактической ошибкой. Очень многие американцы, жители страны иммигрантов, считают нынешнюю антимиграционную политику Трампа как раз уже чрезмерно жесткой и дальнейшего ее ужесточения, судя по всему, не хотят. Миграционный вопрос не сработал в пользу республиканцев, а скорее — как излишнее нагнетание негатива — сработал против них.

Все большее число избирателей устало от резкой, подчас ксенофобской риторики импульсивного хозяина Белого дома. Раздражает не столько суть проводимой им политики, сколько стиль.

Вопреки ожиданиям, ни блестящее состояние американской экономики, ни беспрецедентно низкий со времен Второй мировой войны уровень безработицы не оказали чудотворного воздействия на показатели правящей партии. Это вполне в американских традициях. Во-первых, рассудил массовый избиратель, к чему беспокоиться об экономических проблемах, если состояние экономики и так превосходно.

Во-вторых и в-главных, Америка не любит, когда слишком много власти сосредотачивается в одних руках. Именно поэтому, начиная с Гражданской войны, на промежуточных выборах президентская партия всегда проигрывала палату представителей, если имела там большинство. Таким образом, массовый избиратель привычно использует промежуточные выборы как напоминание главе государства — сильно не зарывайся.

Что касается «русского вопроса», то фактически в ходе кампании он не обсуждался. Трамп уже заявил, что демократы потому и победили, что не бередили эту тему. Однако более верным кажется другое объяснение. На уровне массового избирателя «русский вопрос» вообще почти никому не интересен. Начиная с прихода к власти нынешней администрации, он является темой почти исключительно внутриэлитной, межпартийной борьбы в Вашингтоне.

Относительным успехом республиканской администрации можно считать, пожалуй, то, что всего в пятый раз после окончания Второй мировой войны президентская партия сохраняет большинство в сенате. Трампу повезло: из 35 мест, подлежавших перевыборам (а каждые два года переизбирается треть сената, где срок полномочий шесть лет), демократы «защищали» 26, причем 10 — в «красных штатах». В итоге республиканцы даже увеличат свое преимущество с 51 голоса из 100 до 53-54 (точно станет ясно после окончательного подведения итогов).

Что дальше?

С точки зрения внутриполитического расклада ситуация разделенного Конгресса сильно осложняет, если вовсе не блокирует претворение в жизнь предвыборной повестки Дональда Трампа.

Ему можно окончательно расстаться с идеей похоронить медицинскую реформу Обамы. Скорее всего, не будет никаких новых налоговых послаблений для богачей. Через Конгресс не пройдут и законы об ужесточении миграционной политики. А вот что еще хуже для действующего президента — демократы могут использовать свою власть для того, чтобы активизировать расследования против нынешней администрации по ряду направлений. Начиная от дела о так называемом «русском вмешательстве в выборы» и кончая антиимигрантскими указами Трампа, а также его налоговыми декларациями за прошлые годы. При этом, в отличие от прошлых двух лет, когда такие запросы блокировались республиканским большинством, теперь демократы получат возможность вызывать представителей администрации, членов ближайшего окружения Трампа, а также его самого для дачи показаний в Конгрессе под присягой. В этом случае уличение во лжи будет являться тяжким уголовным преступлением, чреватым отстранением от должности.

В самом худшем случае для Трампа это может закончиться вынесением импичмента (компетенция палаты представителей). Было два случая вынесения импичмента действующим президентам: в феврале 1868 года — Эндрю Джонсону, а в декабре 1998 года — Биллу Клинтону. В обоих случаях подвергнутые импичменту президенты доработали свой срок до конца. Поскольку для того, чтобы быть смещенным с поста, в данном случае нужно еще и одобрение двух третей сената. Представить такой вариант поведения республиканского сената применительно к Трампу пока почти невозможно.

Получение демократами большинства в палате представителей наверняка придаст второе дыхание расследованию спецпрокурора Роберта Мюллера по делу о так называемом «русском вмешательстве в выборы 2016 года». Кстати, доклад о предварительных итогах расследования ожидается в ближайшее время.

Просто поскольку по закону ФБР не имеет права вмешиваться в политические процессы и влиять на них, то до промежуточных выборов следователи обязаны были молчать. Судя по всему, именно предстоящее оглашение данного доклада и стало одним из важных обстоятельств и поводов для отмены намечавшейся на 11 ноября встречи Дональда Трампа и Владимира Путина.

Если в докладе вскроются еще какие-то скандальные факты или будут выдвинуты новые обвинения, это может стать дополнительным стимулом для скорейшего принятия Конгрессом новых законов об антироссийских санкциях. Два таких законопроекта уже находятся на рассмотрении обеих палат. Ни среди демократов, ни среди республиканцев не просматривается сколь-либо влиятельных лоббистов в пользу ослабления санкционного давления на Россию. Однако в случае с республиканским большинством речь могла хотя бы идти о том, чтобы негласно как-то контактировать с Белым домом на предмет смягчения отдельных мер в интересах исполнительной власти (чтобы оставить ей простор для переговоров с Россией). Возможность для таких кулуарных договоренностей теперь остается только в сенате.

На поведение республиканской администрации и лично президента может повлиять уже сам факт активизации демократами расследования против него. Чтобы либо доказать свою невиновность, либо отбиться от нападок оппонентов, Трамп может оказаться вынужденным всякий раз «показательно» ужесточать санкционную политику. Во многом это станет ясно уже в 20-х числах ноября, когда истекает 90-дневный дедлайн по введению второго пакета «химических санкций». В отличие от первого пакета, второй обещает быть весьма и весьма жестким. И госдепартамент уже дал понять, что эти санкции будут введены, поскольку Россия, по утверждению внешнеполитического ведомства, не выполняет требования американского закона о запрете химического оружия. Важнейшим из этих требований было согласие на проведение международных инспекций на тех объектах, в отношении которых могли возникнуть подозрения, что там химическое оружие продолжает производиться.

Так что в целом влияние итогов промежуточных выборов можно считать умеренно-негативным. Почему негативным — очевидно. Но почему умеренно? Просто потому, что сильно хуже они стать уже не могут без того, чтобы не скатиться просто к войне.