Татьяна Тарасова: Денис научил меня писать, и я напишу о нем воспоминания

Дата: 07 ноября 2018 в 17:50 Категория: Новости науки

По сообщению сайта ProСпорт

Татьяна Тарасова: Денис научил меня писать, и я напишу о нем воспоминания

Заслуженный тренер СССР и России по фигурному катанию Татьяна Тарасова после открытия мемориальной доски и «Фонда Дениса Тена» в Алматы ответила на несколько вопросов корреспондента Prosports.kz.   

— Татьяна Анатольевна, расскажите, как вы познакомились с Денисом Теном?

— Я приехала из США спустя год, как Леша Ягудин выиграл Олимпийские игры. Я захотела вернуться домой, в свою семью, на свою землю. Особо работы у меня тогда не было. Меня пригласила к себе Лена Водорезова-Буянова, у которой, по-моему, уже несколько лет  тренировался Денис. Были выучены все тройные прыжки. Не помню, какой из них они доучивали. Но помню, как она брала его маленького не прыгающего еще, крутила и потом только он совершал прыжок. Я посмотрела всю ее группу. Она сказала мне, Татьяна Анатольевна, что хотите, то и делайте. Приходите, когда можете. Я сразу же сказала, что с этим мальчиком точно хочу работать. Дайте мне такую возможность. Я стала к нему ходить на тренировки, уже потом появились наши знаменитые девочки.  А до того только Денис. У нас были тренировки с этим мальчиком полные счастья.

— Помните его первое успешное выступление на международной арене?

— Конечно, он же был очень заметным мальчиком. Когда в первый раз приехал на чемпионат мира в Лос-Анджелес, то в короткой программе стал то ли шестым, то ли четвертым. Это вообще редкий случай для мальчика из Казахстана без имени, без судьи. После его проката в произвольной программе двадцатитысячный зал просто вскочил. Американцев нелегко поднять с кресел. Поверьте. Но они встали, и была непрекращающаяся овация. Это сразу сделало его любимцем. Потому что любой талант – это подарок. Часто у таких людей непростая судьба, но быть причастным к становлению таланта – это большое счастье.  

— Денис давал вам послушать свои песни, читать свои рассказы?

— Он тогда был совсем маленький. И никогда не говорил о том, что делает. Учился, весь день был расписан. Мама ему помогала. Они приходили на тренировку. Денис был пунктуальным.  Шел в зал, абсолютно все выполнял. Параллельно учился в школе и выигрывал все юношеские соревнования.     

— В этом сезоне Сергей Воронов катается с программой, которую ставил Денис Тен, что вы о ней, думаете и мог бы он стать хорошим наставником на молодых фигуристов?

—  Безусловно, трагедия, которая произошла у вас в стране, в этом городе не перечеркнула его творческий путь и деятельность.  Я видела эту программу на тренировках Сергея, где он работает со своим хореографом. Я ему немножко помогаю. Делаю какие-то замечания, правлю. Всем сердцем верю, что он может блестяще откатать эту программу. Сережа ничего больше не хочет в жизни, только с достойным посвящением откатать эту программу.  Она прекрасная, очень интересная по хореографии. Понимаете, у Дениса был интерес ко всему, и были способности. Он обладал уникальным коньком, поэтому умел все. Плюс исполнительский талант.

— Как вы считаете, мог бы Денис еще раз побороться за награды на чемпионатах мира и Олимпийских играх?

—  Вы знаете, он с детства и до двух лет побеждал на соревнованиях. То есть был всегда в обойме, что очень сложно. Это больше десяти лет. У любого спортсмена бывает какая-то остановка. Потому что страдают связки, суставы. Появляется боль. Бесконечные травмы. А он ведь работал на самом высоком техническом уровне. Повторение четверных прыжков, скоростно-силовая подготовка — все требует очень большого контроля. У Дениса были травмы даже несовместимые с катанием, которые он преодолевал. Катался через боль. У него были мягкие ноги, как мы называем «кошачьи», которые предрасположены к травмам. Но не редко бывает так, что человек отдыхает несколько лет, залечит больные места, соскучиться и возвращается, как это случилось сейчас с Туктамышевой. Или же уходят в профессионалы и делают колоссальное дело, чо делали все наши великие фигуристы. И Дениса хотели видеть в любом мировом шоу. Знаете такое представительство фигуристов, которое он собирал здесь у себя на шоу в Алматы, ни делал никто. Потому что его любили, уважали, как профессионала и ехали к нему.

— Есть что-то такое, чему не только вы научили Дениса, но сами научились у него?

— Ученик и учитель всегда делятся энергией. Где это возникает, там всегда удача.  Он моложе меня на пятьдесят лет. Он, как и я, очень любил своих родителей. Но, чтобы мальчик в двадцать лет написал любовное письмо своим родителям, за то, что они сделали его таким, какой он есть — не видела никогда. Он нашел такие слова, такие обороты. И в 25 лет Денис написал такое обращение, за то, что они дали ему жизнь, профессию. Знаете, мы счастливые люди, как говорил мой папа. Занимаемся любимым делом, и нам за это платят.  Зарабатываем тем, без чего не можем жить. Денис научил меня писать, я обязательно сяду и напишу свои воспоминания.

— Потеря Дениса Тена это огромная трагедия для всего казахстанского фигурного катания, как вы думаете,  у нас есть будущее хотя бы с Элизабет Турсынбаевой?

— Это трагедия не только казахстанского, но и мирового фигурного катания. Вы даже не представляете. Многие не знают, где находится ваша страна. Но благодаря Тену услышали о вас, потом открыли Интернет и узнали больше. Денис был представителем вашего народа и нашего тоже. Да у вас есть Турсынбаева, сейчас она катается. Я не буду сравнивать мальчиков и девочек.  Он был особенный. А таких очень мало. Она хорошо каталась и катается у выдающихся тренеров. Ее уровень улучшается. Один турнир она откатала хорошо, второй плохо. Девочки, что тут сказать.  Но ваше будущее зависит от того, как будет работать «Фонд Дениса Тена», который сегодня открыт. Я в него вхожу, и вместе с его мамой и семьей будем заботиться о том, чтобы здесь проходили мастер-классы, приезжали хорошие тренеры, проводили сборы, работали с вашими специалистами. Например, Елена Водорезова всегда здесь находила понимание с вашими тренерами. Может быть в Алматы, кто-то и переедет работать. Я очень большие надежды возлагаю на фонд, который будет издавать диски, песни и сказки Тена. На каждую из его сказок можно сделать новогоднее представление. Пригласить ту же Лизу, чтобы провести десять елок.  Весь город будет ходить, а потом открывать книгу и читать сказки. Это хороший материал, нужно только разработать шоу и к вам приедут великие постановщики, которые работают у нас и за рубежом. Мы все будем считать за честь работать с наследием Дениса, чтобы не только сохранять о нем настоящую память, но и развивать детей.

— На ваш взгляд, какая была бы судьба казахстанского фигурного катания с Денисом Теном?

— Я не гадалка. Наличие такого человека всегда украшает страну. Как так получилось, до меня до сих пор не доходит. Никогда не смогу в это поверить. Два отморозка прибежали, сделали свое дело и убежали обратно.  Весь фонд предан его памяти, поэтому буду воплощать в жизнь тпроекты, которые он придумал.

Фото: Александра Ковпака и открытых источников