Путин обсудил с Совбезом России односторонние санкции США против Ирана

Дата: 07 ноября 2018 в 13:06 Категория: Новости стран мира

По сообщению сайта Газета.ru

Глава иранской дипломатии Зариф заявил, что его страна рассматривает возможность дипломатического решения спора с США, и дал понять: Иран ждет изменения подхода от администрации Трампа.

«Взаимное доверие не обязательно для начала переговоров, но взаимное уважение необходимо»,

— сказал Зариф в интервью изданию USA Today.

Интервью было опубликовано в понедельник, 5 ноября, после того как США ввели новый пакет санкций против Ирана. Они касаются более 700 иранских фирм и физических лиц, среди которых банки, национальная иранская танкерная компания и другой крупный иранский бизнес.

Требования, которые выдвигают США к Ирану, касаются не только ядерной сделки, но и других раздражающих Вашингтон факторов. Среди них — отказ от производства баллистических ракет, прекращение помощи радикальным шиитским группировкам, а также освобождение американских заключенных и уход Ирана из Сирии.

Вводя новые санкции против исламской республики, США пока вывели из-под их действия несколько стран-покупателей иранской нефти: Китай, Индию, Грецию, Южную Корею, Японию, Тайвань, Италию и Турцию.

Несмотря на это, президент Турции Реджеп Эрдоган заявил, что

американские санкции в отношении Ирана направлены на «нарушение мирового баланса».

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков сообщил, что Владимир Путин обсудил с постоянными членами Совета Безопасности санкции США против Ирана. Он также добавил, что на встрече особо отметили незаконный характер этих санкций.

Как говорит ведущий аналитик Gulf State Analytics в Вашингтоне Теодор Карасик, стратегия США носит «многовекторный» характер: «Иран отрезают от всех типов финансовых и транзитных систем. Несмотря на то что восемь стран исключены из соглашения, есть широкие возможности, чтобы заморозить иранскую торговлю». Эксперт уверен, что руководство исламской республики в нынешних условиях будет пересматривать экономические планы, адаптируясь к условиям блокады со стороны США.

Пока неясно, на какие уступки может пойти Иран, если переговоры с США все же состоятся.

Если освобождение американцев, находящихся в Иране, — вполне выполнимое условие, то на уход из Сирии Тегеран вряд ли сможет согласиться в ближайшее время.

Как отмечает руководитель научных исследований Института диалога цивилизаций Алексей Малашенко, «мягкая» позиция, которую выражает глава иранского МИДа, «разделяет американцев и европейцев».

В Тегеране не скрывают свои надежды на то, что европейские страны, такие как Германия, Великобритания и Франция, которые остаются приверженцами сделки, выступят их союзниками.

Но защищать соглашение европейцам будет сложно. Спецпредставитель США по Ирану Брайан Хук уже заявил, что Соединенные Штаты введут санкции в отношении компаний и лиц, которые попытаются обойти антииранские санкции. «Если физлицо или предприятие будет участвовать в транзакциях, которые нарушают санкционный режим, то, как я говорил ранее, мы будем вводить санкции», — сказал Хук.

Администрация Трампа надеется, что ужесточение санкций приведет к ухудшению экономической ситуации и смене режима. В Иране это хорошо понимают, отмечает эксперт клуба «Валдай», старший преподаватель Университета им. Шахида Бехешти в Тегеране Хамидрез Азизи: «Почти все иранские официальные лица считают, что целью Трампа является не достижение новой договоренности с Ираном или компромиссов в отношении регионального поведения Ирана.

Цель — смена режима в Иране. Усиливая давление на иранский народ, США надеются заставить его действовать против своего правительства», — говорит Азизи «Газете.Ru».

Эксперт считает, что эта тактика не только не приведет к расколу среди иранской политической элиты, но и укрепит антиамериканские позиции внутри США. «Иными словами, это приведет к усилению антиамериканского вектора во внешней политике Ирана», — уверен Азизи.

С этими утверждениями согласен и Малашенко, который полагает, что действия США лишь укрепят позиции консерваторов внутри Ирана и «свяжут руки» президенту Хасану Роухани, который поставил свою подпись под ядерной сделкой. Эксперты по Ирану ждут также, что санкции усилят позиции корпуса Стражей исламской революции (КСИР).

Эта элитная военно-политическая организация — один из столпов Ирана — также связана с большим количеством различных бизнес-структур страны. Ранее Роухани критиковал корпус за вмешательство в экономику, но в условиях усиления американских санкций делать это будет затруднительно.

Сам Роухани, который имеет репутацию «либерала», также ужесточил риторику в отношении США. По его словам, Иран стоит перед лицом «экономической войны». «Мы противостоим разъяренному врагу. Мы должны выстоять и победить», — говорит лидер страны.

Экономическая ситуация в Иране действительно оставляет желать лучшего: безработица выросла на 12% и охватывает сегодня более 3 миллионов граждан. В конце 2017 — начале 2018 года страну потрясли многочисленные демонстрации, на которых выдвигались требования экономического характера.

«Протестный потенциал в Иране зреет, но он имеет внутренний характер. Негативная динамика внутри страны усиливается, но запас прочности большой. Это не Венесуэла»,

— говорит специалист по Ирану, ведущий научный сотрудник Высшей школы экономики Николай Кожанов.

Эксперты считают, что даже ухудшение экономической ситуации вряд ли заставит Иран отказаться от политики экспансии в регионе, в том числе в Сирии. «Уход из Сирии — это красная линия. Они оттуда никогда не уйдут», — говорит Кожанов.

Тегеран рассматривает свое военное присутствие в Сирии как возможность противостояния Израилю. Кроме того, Иран также видит своими противником и Саудовскую Аравию — главного союзника Вашингтона в регионе.

При этом, несмотря на то что администрация Трампа говорит, что она будет максимально наращивать давление на Иран, о каких-то военных действиях в отношении этой страны речь не идет. Не исключено, что в случае если в результате промежуточных выборов демократы смогут взять власть в конгрессе, там усилятся голоса сторонников нового подхода к исламской республике.