Как убивает пластическая хирургия

Дата: 07 ноября 2018 в 01:16

По сообщению сайта Газета.ru

В 362 из 540 российских клиник пластической хирургии выявлены нарушения. Об этом свидетельствуют данные проверки Росздравнадзора, которые имеются в распоряжении «Газеты.Ru». В августе ведомство провело внеплановые проверки: нарушения были обнаружены в 67% медучреждений.

«Выдано 362 предписания с указанием конкретных сроков устранения выявленных нарушений. Составлено 587 протоколов об административных правонарушениях. В настоящее время по протоколам принято решений на общую сумму 3,43 млн рублей», — отметили в ведомстве.

Среди нарушений — отсутствие круглосуточного наблюдения за пациентами, договора с другими учреждениями для оказания помощи в экстренных случаях, несоответствие уровня подготовки специалистов квалификационным требованиям.

Кроме того, выявлены нарушения правил хранения и перевозки лекарств, а также использование незарегистрированных препаратов.

6 ноября следователи возбудили уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности» в отношении врача-анестезиолога из Железноводска. Об этом сообщили в краевом управлении СКР. 24 февраля 2018 года медик провел операцию по увеличению груди для 44-летней пациентки. После «пластики» женщина впала в кому. Ее транспортировали на лечение в федеральный центр реаниматологии и реабилитологии Московской области — там она скончалась через два месяца, не приходя в сознание.

Судмедэкспертиза показала, что смерть россиянки наступила в результате непрофессиональных действий врача-анестезиолога городской больницы. «В частности, врач не выполнил стандарты анестезиологического пособия: он преждевременно перевел пациентку из реанимации в хирургическое отделение, а после не наблюдал ее в палате, где у нее остановилось дыхание, повлекшее острую гипоксию головного мозга и последующую смерть», — говорится в сообщении Следственного комитета.

По данным «КП на Северном Кавказе», жительница Железноводска сама долгие годы работала акушером-гинекологом, поэтому к предстоящей операции она готовилась серьезно — прошла полноценное обследование и сдала все необходимые анализы. Сейчас правоохранители допрашивают врача, подозреваемого в смерти пациентки, а также готовятся передать уголовное дело в суд. Медику грозит до трех лет лишения свободы.

Это не первая за 2018 год смерть, наступившая в результате пластической операции. Так, в июле жительнице Хабаровска стало плохо после маммопластики. Ее пришлось перевести в реанимацию, где она скончалась спустя три дня после операции.

В начале августа местный СК возбудил уголовное дело по факту произошедшего. В ведомстве заявили, что медицинская компания «Региомед», в которой оперировали жительницу Хабаровска, не имела соответствующей лицензии.

Похожая история в конце июля произошла и в Москве. Тогда 39-летняя жительница столицы уже лежала на операционном столе, однако после укола лидокаина ей стало плохо. Спустя непродолжительное время женщина скончалась.

Следователи обыскали клинику, провели изъятие документации, назначили судебно-медицинскую экспертизу, а также возбудили уголовное дело по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности». Позже Росздравнадзор выяснил, что клиника «Асклепий Мед», в которой погибла россиянка, не имела лицензии на осуществление медицинской деятельности — в том числе по профилю «пластическая хирургия».

Еще одна трагедия произошла в феврале текущего года в Уфе. 33-летней женщине провели пластическую операцию в частной клинике. После выписки из медучреждения ее самочувствие ухудшилось. Через несколько дней она умерла у себя дома.

Следователи завели уголовное дело по той же статье УК РФ — «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшие по неосторожности смерть человека». «Необходимая документация из клиники изъята, допрошены руководство и медицинский персонал», — отмечали в региональном отделении СК.

Как сообщили «Газете.Ru» в Росздравнадзоре, по состоянию на 1 июня 2018 года лицензия на осуществление пластической хирургии есть у 1257 юридических лиц и индивидуальных предпринимателей в 80 субъектах России. «Из них 903 медицинские организации негосударственной формы собственности — 71,8% от общего количества», — отметили в ведомстве.

3 июля 2018 года в России вступил в силу новый порядок оказания медпомощи по профилю «пластическая хирургия», утвержденный Минздравом. В документе перечислены требования к оснащению кабинета пластического хирурга.

Всего в нем должны находиться 25 позиций медицинских изделий и оборудования — например, переносной набор для реанимации, стерилизатор для мединструментов и укладка для оказания экстренной помощи. В одном кабинете должны работать как минимум один врач и медсестра. Также центрам пластической хирургии рекомендовали закупить оборудование для проведения трансляции из операционных на случаи необходимости экстренной консультации с другими специалистами.

Как отметили в Росздравнадзоре, новый порядок появился в связи с «недавними трагическими случаями в результате пластических операций». О каких инцидентах идет речь, не сообщалось. Между тем, в предыдущий раз Минздрав вносил изменения в документ в июле 2017 года после кейса блогера Анастасии Шпагиной.

В ролике на своем ютуб-канале девушка заявила об осложнениях, которые возникли у нее после операции по ринопластике в частной клинике Санкт-Петербурга.

Теперь клиники обязаны направлять пациентов в стационар после любой пластической операции на срок не менее одного дня. Также Минздрав запретил амбулаторные хирургические вмешательства, часто встречающиеся в практике хирургов.

Кроме того, в середине октября главный пластический хирург Минздрава Наталья Мантурова выступила за сокращение числа выпускников по своей специальности. Она также призвала ввести для будущих специалистов пятилетнюю ординатуру.

Пациента могут заранее предупреждать об осложнениях после операции, напомнил адвокат Владимир Старинский.

«Если пациент сам соглашается с возможностью такого исхода, то претензии к клинике безосновательны. Разумеется, предупреждение должно быть в письменном виде. Информация об осложнениях может быть прописана в договоре об оказании услуг — в каждой ситуации этот договор надо изучить. Но клиника не может положениями договора ограничить свою ответственность при наличии вины. Если осложнения — результат врачебной ошибки, возмещать убытки должна организация», — заявил он «Газете.Ru».

Юрист посоветовал проверять наличие лицензии у клиники, дату ее выдачи, а также заверенный руководителем список оказываемых услуг. «Любое расхождение — повод отказаться от сотрудничества с организацией. Также стоит обратить внимание на здание клиники, штат врачей, отзывы о работе», — добавил Старинский.

Он призвал сохранять договор с клиникой и все результаты обследований — они могут пригодиться при составлении иска. Тем не менее, для вынесения окончательного решения по таким делам понадобится проведение экспертизы.

Процесс подготовки к пластической операции занимает в среднем три-пять дней. Он включает в себя сдачу основных анализов: клинический и биохимический анализы крови, коагулограмма, рентгенография или КТ грудной клетки, ЭКГ и осмотр терапевта.

«Если предстоит операция, связанная с дыханием, необходимо также провести компьютерную томографию носа, если с придаточным аппаратом глаза — обязателен осмотр офтальмолога. Кроме того, важно пройти осмотр флеболога для исключения возникновения тромбэмболии. И финальным этапом является консультация анестезиолога.

Весь этот спектр обследования необходим для того, чтобы обезопасить пациента, сделать процедуру максимально контролируемой и снизить риски до минимума. В целом, подготовка к операции проходит достаточно быстро, если пациент хочет быть прооперированным как можно скорее», —

рассказал «Газете.Ru» пластический хирург Института пластической хирургии и косметологии, член профильной комиссии Минздрава РФ, эксперт Росздравнадзора Антон Захаров.

Стоит отметить, что время ожидания до операции связано не только с процессом сдачи анализов, но и с занятостью хирурга. У многих из пластических хирургов операции запланированы на несколько месяцев вперед, у кого-то -— на полгода и более, отметил эксперт.

Эстетические операции — это технологически сложное вмешательство, которое включают в себя работу с покровными тканями, костными и хрящевыми структурами, продолжил Захаров. «Могут возникнуть и общехирургические проблемы, такие как кровотечение, нарушение целостности важных анатомических образований, и отсроченные проблемы, связанные с тяжелой реабилитацией или грубыми рубцовыми процессами», — объяснил пластический хирург.

Однако только очень грубые нарушения могут вызвать осложнения, которые повлекут за собой смерть пациента, добавил Захаров. В большинстве случаев такие тяжелые последствия скорее связаны с сопутствующими дефектами анестезии.

Обычно послеоперационная реабилитация у пациентов происходит достаточно легко в силу того, что эстетические операции — это, в основном, операции на покровных тканях. «И затяжная реабилитация в принципе для них не характерна. В сфере пластической хирургии смерть пациента на реабилитационном этапе — это, конечно, нонсенс. Скорее всего, это происходит по причине каких-то других состояний, связанных со здоровьем, не относящихся к факту проведения операции», — отметил врач.

На данный момент основной проблемой в индустрии является контроль качества труда, считает Антон Захаров. «По этой причине планируется увеличение срока обучения в ординатуре по специальности «пластическая хирургия» до пяти лет. Также именно поэтому уже давно были отменены все более короткие формы получения сертификата на право деятельности», — резюмировал он.