Кто поставил крест на скорой

Дата: 29 октября 2018 в 21:19

По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"

Кто поставил  крест на скорой

     Пока станции скорой помощи по всей стране лихорадит от реформ, семейские медики делятся, как им удается лавировать в эпоху глобальных перемен в их отрасли.

В Уральске прошла акция протеста сотрудников станции скорой помощи. Причина — задерж­ка с выплатой зарплаты (см. «Когда медицина бессильна», «Время» от 13.10.2018 г.). В Семее скорая тоже столкнулась с задержкой зарплаты. Почему же люди не протес­товали? Оказывается, им было не до этого…
— Мы целый год боролись, чтобы отстоять самостоятельность нашей станции. Куда только не писали письма! — говорит заместитель главного врача по медицинской части станции скорой помощи Семея Гаухар МАНСУРОВА.
Все шло к тому, что семейская станция должна была стать одним из филиалов областной в Усть-Каменогорске. Потому что у Семея нет статуса областного центра. Но медикам удалось донести мысль до Министерства здравоохранения, что этого ни в коем случае нельзя допускать, поскольку Семей не уступает Усть-Каменогорску по числу жителей, а также по протяженности и труднодоступности обслуживаемой территории. Потеря самостоятельности неизбежно вылилась бы в финансирование по остаточному принципу станции скорой крупнейшего города Восточного Казахстана, где население достигло 363 тысяч человек. И это при том, что местная скорая обслуживает не только Семей радиусом 80 километров, но и куда более отдаленные города, такие как Курчатов и Аягоз. Это уже не говоря о Маканчи, что в 570 километрах от Семея, когда приходится задействовать санавиацию.

Самостоятельность семейской станции скорой удалось отстоять. Но это не помогло избежать недостатка финансирования. Начались задержки с выплатой зарплаты сотрудникам.
— Раньше зарплату выдавал комитет оплаты медицинских услуг, который входит в состав Министерства здравоохранения, — по­яснила Гаухар Мансурова. — С этого года зарплату выплачивает национальное акционерное общество «Фонд социального медицинского страхования» (ФСМС). До 28-го числа главные врачи были обязаны выдать зарплату за текущий месяц. ФСМС производит выплаты по другому графику, в результате чего выплата зарплаты отсрочивается до 10-го числа следующего месяца.
Главная же проблема возник­ла из-за тарифов, которые утверждаются в управлении здравоохранения.
Согласно новому приказу, которому подчиняются все станции скорой помощи, вызовы делятся по срочности на четыре категории. Первая категория — до 10 минут. Это когда возникает угроза для жизни. Вторая категория срочности, когда идет угроза здоровью, — до 15 минут. Третья категория, когда может возникнуть угроза здоровью без оказания медицинской помощи, — до 30 минут. И, наконец, четвертая категория — до 60 минут. К ней относятся вызовы без потенциальной угрозы жизни и здоровью человека.
— Раньше мы назывались станцией скорой и неотложной медицинской помощи. Сейчас слово «неотложная» убрали, — разъясняет Гаухар Мансурова. — Неотложку, это как раз и есть вызовы четвертой категории, передали учреждениям первичной медико-санитарной помощи (ПМСП). Это было сделано для того, чтобы «скорая» на свои экстренные вызовы успевала вовремя, без задержки.
Соответствующий приказ министра здравоохранения вышел еще в августе 2017 года. Однако в Семее из 25 учреждений ПМСП отделение неотложной медицинской помощи открылось только в одной поликлинике.
— Это и неудивительно, — замечает заведующая центральной подстанцией скорой помощи Эльвира ГАТАУЛЛИНА.

— Далеко не каждая поликлиника сможет открыть такое отделение, поскольку предъявляются очень большие требования. Вот видите, минимальный перечень медикаментов занимает несколько страниц! А еще нужно приобрести изделия медицинского назначения и оборудование, санитарный автотранспорт с рацией и GPS-навигацией, оснащенный всем необходимым. В нашем городе это оказалось по силам только поликлинике №1. В советское время она была мощная и сейчас мощная. Но понятно — они обслуживают пациентов только на своей территории. До 17 вызовов в сутки. Если честно, это капля в море…
Вот и получается, что львиную долю вызовов четвертой категории по-прежнему обсуживали бригады «скорой помощи», а оплату за это ФСМС переводил… учреждениям первичной медико-санитарной помощи!
— Да, такая была тарификация, — разводит руками Гаухар Мансурова. — Нам оставили 60 процентов оплаты за три категории вызовов. А 40 процентов сняли со скорой и передали в ПМСП только за одну категорию, которую в основном опять же мы и обслуживаем! Это и стало причиной того, что у нас образовались задолженности по зарплате.
Недавно семейской станции скорой помощи удалось добиться, чтобы соотношение тарифов распределили более справедливо. 80 процентов финансирования досталось скорой помощи, 20 процентов — ПМСП.
— Также нам пришлось перейти на режим экономии. До 2017 года у нас было 25 бригад. Все врачебные! Мы гордились, что у нас работают все врачи. С 2017 года, когда позволило финансирование, мы добавили десять фельдшерских бригад. Но когда пошли реформы, был издан новый приказ, и мы вынуждены были сократить число врачебных бригад с 25 до 15, — сетует Гаухар Мансурова.
Однако задолженность по зарплате до сих пор полностью не погашена. Как пояснили на станции скорой помощи, водители на государственных машинах, как и медсестры с врачами, вовремя получают зарплату. Задолженность имеется перед ТОО «Комплекс», у которого семейская станция скорой арендует девять машин санитарного автотранспорта. На этих машинах посменно работают 36 водителей. У них образовалась задолженность по зарплате за два месяца. Станция скорой помощи для погашения долгов запросила дополнительное финансирование. А пока 36 человек наравне со всеми выходят на дежурство, при этом ничего не получая за свой труд.

Милана ГУЗЕЕВА, фото автора, Семей