Россия запретила поставки бензина в Беларусь. И Лукашенко согласился

Дата: 12 октября 2018 в 17:47

По сообщению сайта BBC Russian

Россия запретила поставки бензина в Беларусь. И Лукашенко согласился

Правительство России вводит запрет на поставки нефтепродуктов в Беларусь до конца 2019 года, сказал министр энергетики Александр Новак. Правительство Беларуси согласилось на такие условия. Сразу после этого Минску перечислили очередной транш кредита, который задерживался с конца 2017 года.

Россия и Беларусь подписали протокол об изменениях в межправительственное соглашение от 2007 года, которым регулируются поставки нефти и нефтепродуктов.

Изменения предусматривают запрет на поставки российских темных нефтепродуктов в Беларусь до конца 2019 года, заявил Новак 11 октября. В эту категорию входит автомобильный бензин, дизельное товливо, мазут. Также вводится запрет на поставки сжиженного углеводородного газа.

Сохраняются поставки отдельных категорий нефтепродуктов — лакокрасочные изделия, химическая продукция и другая продукция нефтехимических заводов, которая не производится в Беларуси.

12 октября стало известно, что Беларусь получила очередной транш кредита Евразийского фонда стабилизации и развития, выделение которого задерживалось с конца 2017 года. В этот же день президент России Владимир Путин встретился с белорусским коллегой Александром Лукашенко в Могилеве на Форуме регионов.

Белорусский лидер поблагодарил Путина за визит: «Город больше русский, чем белорусский. Всегда рады видеть вас». Путин сообщил по итогам встречи, что стороны подписали несколько десятков соглашений и контрактов. Другие подробности не сообщались.

В предыдущий раз президенты встречались в Сочи, куда Лукашенко прибыл с большой делегацией. На той встрече обсуждались ключевые вопросы, от которых зависит состояние белорусского бюджета и лояльность Минска Кремлю.

Об итогах переговоров ранее не сообщалось, первые подробности рассказал Новак 11 октября.

В сообщениях Кремля о переговорах президентов Владимира Путина и Александра Лукашенко делался заметный акцент на интеграции. Об этом же говорил Путин в своем вступительном слове во время встречи 21 сентября.

Президент России напомнил, что совсем недавно они встречались с президентом Беларуси в этом же городе и говорили «о наших текущих делах, о перспективах развития интеграционных объединений, в которых мы принимаем активное участие».

Лукашенко же сходу начал говорить об экономике: «Мы четко выполняем свои договоренности». Президент Беларуси напомнил, что есть спорные вопросы в сельском хозяйстве и нефтегазовой сфере, и они «тяжелые» с финансовой точки зрения.

Интеграцию белорусский лидер не упомянул. После аннексии Крыма Лукашенко настороженно относится к интеграционным процессам, считают многие эксперты. Ситуацию усугубляет назначение российским послом в Беларуси Михаила Бабича, которого в качестве посла не приняла Украина по причине того, что его биография «связана с советским КГБ и российской ФСБ».

В июне этого года Лукашенко заявил, что Беларусь может лишиться независимости, если не будет развиваться экономически. «Мы на фронте. Не выдержим эти годы, провалимся — значит, надо будет или в состав какого-то государства входить, или о нас будут просто вытирать ноги. А не дай бог еще развяжут войну, как на Украине», — сказал президент.

«У нас сейчас тяжелый период — россияне ведут себя варварски по отношению к нам, публично об этом говорю. Они от нас требуют чего-то, как будто мы вассалы у них. А в рамках ЕАЭС, куда они нас пригласили, они выполнять свои обязательства не хотят», — жаловался Лукашенко в августе.

Риторика белорусского лидера всегда ужесточается перед очередными переговорами. Основным вопросом для обсуждения остается нефть, на которой во многом построены «братские», как любит выражаться Лукашенко, отношения двух стран. На данном этапе в этом вопросе можно выделить три составляющие.

Сейчас Россия поставляет беспошлинную нефть в Беларусь по соглашению, которое было подписано в апреле 2017 года, когда страны заключили перемирие после очередного нефтегазового спора.

Тогда стороны подписали договор на семь лет, по которому Минск может получать 24 млн тонн российской нефти без пошлин.

При этом для переработки на своих НПЗ Минск ввозит только 18 млн тонн российской нефти. Еще 6 млн тонн по тем же договоренностям Беларусь продает на внешних рынках, а экспортные пошлины с этого объема Россия зачисляет в белорусский бюджет. Эта схему назвали «перетаможкой».

Как рассказывал президент Беларуси Александр Лукашенко, «перетаможка» стала своеобразной компенсацией за повышение цен на газ. Тогда нефть стоила около 50 долларов за баррель. К августу 2018 года цены выросли до 70 долларов, и в белорусский бюджет «попало больше денег, чем рассчитывали тогда российские эксперты и правительство», говорил Лукашенко.

В итоге Россия не перечислила часть денег, негодовал Лукашенко: «Кто-то из так называемых умных либералов в минфине России увидели, что белорусы уж слишком много получили и обеднел российский бюджет. Но у нас подписаны договоренности».

На поставках беспошлинной нефти в Беларусь в 2017 году Россия потеряла 140 млрд рублей, заявлял директор департамента налоговой и таможенной политики российского минфина Алексей Сазанов.

22 сентября после переговоров в Сочи пресс-служба Лукашенко сообщила, что вопрос о поступлении в бюджет Беларуси пошлин за сырую нефть «решен окончательно», но подробности тогда не уточнялись.

Еще одно разногласие связано с изменениями в российском налоговом законодательстве: Москва проводит налоговый маневр в нефтяной отрасли, в результате которого планируется обнулить пошлины на нефть и соразмерно повысить налог на добычу полезных ископаемых.

Минфин России объясняет, что этот маневр необходим, так как из-за разницы в пошлинах на сырую нефть и нефтепродукты бюджет в России фактически субсидирует нефтепереработку. Только в 2017 году объем такой поддержки в министерстве оценивали в 1 трлн рублей.

Для Беларуси маневр принесет убытки потому, что выгода в виде беспошлинности поставок исчезнет. В результате роста НДПИ внутрироссийские цены на нефть вырастут, и стоимость поставок в Беларусь тоже увеличится.

Минэнерго России, которое последовательно выступало против обнуления пошлин, использовало белорусский кейс как дополнительный аргумент: в январе 2017 года ведомство написало минфину, что налоговый маневр лишит Беларусь 96 млрд рублей. Как следствие, отношения с соседним государством будут испорчены, опасались в ведомстве.

Минфин Беларуси оценивал потери Минска от налогового маневра в 600 млн белорусских рублей (около 19 млрд российских рублей) в 2019 году. Ведомство сообщало о переговорах с российской стороной о компенсациях этих потерь.

В Минске считают, что налоговый маневр не соответствует принципам единого рынка ЕАЭС. Также минфин Беларуси отмечал, что в России придумали, как на первое время компенсировать нефтяникам потери от налогового маневра, но на Беларусь эти механизмы не распространяются.

Россия поставляет в Беларусь не только беспошлинную нефть, но и нефтепродукты. В середине этого года стало известно, что Москва хочет сократить поставки дешевого топлива.

Поставки беспошлинных нефтепродуктов обходятся Москве в 12 млрд рублей в год, оценивал глава минэнерго Александр Новак.

По итогам 2017 года продажи российских нефтепродуктов в Беларусь выросли в два раза по сравнению с 2016 годом — до 3,25 млн тонн, показывают данные российской таможни.

В первом полугодии 2018 года поставки выросли на 44% по сравнению с аналогичным периодом годом ранее. По данным Белстата, импорт нефтепродуктов в Беларусь из России в январе-мае 2018 года составил 677,6 млн долларов, что в 1,9 раза больше, чем годом ранее за этот же период.

В сентябре 2018 года министр Новак сказал, что Беларусь сама обеспечивает себя нефтепродуктами за счет переработки российской беспошлинной нефти, поэтому поставлять туда еще и дешевое топливо нецелесообразно.

Еще один вопрос, без обсуждения которого не обходятся ни одни переговоры между Путиным и Лукашенко — кредиты Минску.

Агентство Рейтер сообщало 10 августа 2018 года, что Россия приостановила выделение кредитов Беларуси, и выплаты будут возобновлены после запрета беспошлинных поставок нефтепродуктов Минску и компенсации за уже поставленное топливо.

В этот же день минфин России сообщил, что Беларусь исправно получает кредитные выплаты на строительство АЭС, а также готовятся документы на выделение нового займа и траншей кредита по линии антикризисного фонда ЕврАзЭс.

«То, что мы не выдаем Беларуси кредит — это абсолютно досужие разговоры. В течение месяца вопрос будет решен, — заявлял в начале сентября заместитель председателя правления Евразийского банка развития Андрей Крайний. — Деньги мы выдаем на нерыночных условиях — под 4% годовых. Это абсолютно некоммерческий кредит, он очень выгоден для Минска».

Поступление нового транша кредита ожидалось сначала в конце 2017 года, потом в июле 2018 года, но Евразийский банк развития потребовал выполнения условий по реформированию экономики и выполнению показателей.

Беларусь договорилась о кредите на 2 млрд долларов в марте 2016 года. Деньги выделяются траншами, к настоящему времени получено пять траншей на сумму 1,6 млрд долларов, осталось еще два на сумму в 400 млн долларов.

Минск хочет получить еще один кредит в размере 1 млрд долларов. Деньги нужны в том числе на рефинансирование выплат — в 2019 году Беларуси нужно заплатить по займам 3,7 млрд долларов.

Беларусь получает связанные кредиты в Китае на реализацию инвестпроектов в аграрной сфере, а также планирует привлечь около 500 млн долларов с помощью выпуска облигаций на китайском рынке.

Еще один возможный источник кредитных средств — МВФ — недоступен. В сентябре стало известно, что Минск решил отказаться от программы структурных реформ фонда, под которую можно было получить деньги. Как объясняли в минфине Беларуси, Лукашенко решил, что предлагаемые фондом срочные реформы будут «шоком для населения».

Новый министр финансов Беларуси заявил в конце сентября, что Беларусь рассчитывает возобновить переговоры с МВФ о кредите, но в 2020 году, то есть после президентских выборов.