Галым Котыр и Орден Саркыта

Дата: 14 сентября 2018 в 13:05

По сообщению сайта Otyrar.KZ

Галым Котыр и Орден Саркыта

Галыма Котыра и остальных абитуриентов из Казахстана, Распределяющая Шляпа, как одного, распределила в факультет Слизерин: «за амбициозность, хитрость и находчивость». Поговаривали, что потомок знаменитого казахского чародея Амантая-баксы пытался было сунуть в Шляпу несколько увесистых слитков чистейшего золота, дабы попасть в модный в те годы Гриффиндор, но был осмеян и остался в школе только благодаря близким связям отца с Дамблдором.

Понятно, что юные болашаковцы предпочитали проводить время за кружкой сливочного пива, нежели за учебниками, и уж тем более никоим образом не участвовали в борьбе против Того-Кого-Нельзя-Называть. Провели они свою учебу бездарно, и нахватавшись азов чародейства, дипломированные волшебники упаковали свои чемоданы, полные шмотками из лондонского универмага «Харродс» и отчалили в родные пенаты.

Галыма Котыра – главного из группы, сразу вызвали наверх для отчета, то ли как наиболее отличившегося ученика, то ли из-за его принадлежности к Улы Жузу, но распределением должностей для чародеев и решением возникающих проблем занимался именно он. Помимо недюжинной амбициозности, он отличался хорошим чувством юмора.

— Ну, Галеке, чем стране будете помогать? — спрашивают у него.

— А давайте, на все синие пакеты «AYGEN» наложим заклятье незримого расширения, чтобы сколько туда разного саркыта не накладывали – все помещалось, — пошутил он. — Это я у выскочки Грейнджерс подглядел, она все свои ридикюльчики так апгрейдит, — продолжил он, радостно улыбаясь.

Сидящая рядом красивая дама в твидовом пиджаке Шанель прыснула:

— Это получается любая женщина – колдунья?

— Ну не скажите, тате, — обиделся Галым, — я вот, к примеру, могу применить водоотталкивающие Чары в Астане, чтобы не так сильно топило. Империус, и сухо, как у вас …кхх-кхх, — закашлял он резко.

Это Галыма ловко толкнул в бок его сидящий рядом друг Рома. Рамазан был его другом детства и знал, что кореш способен на опрометчивые слова и поступки.

— Есть очень сильные запретные заклинания, тате, — продолжил беседу Рамазан. Империус, Круциатус, Обливиатус, только на них лицензию нужно покупать у Международного Магического Фонда, а у нас перед ними и так долг.

— А что там за запретные заклинания, говоришь? – внимательно посмотрел на Рамазана высокий мужчина с пышными усами.

— Ну, полный контроль над человеком можно получить, память стереть, в сознание проникнуть, пытать можно так, что следов не остается. Много их, — подключился к беседе коренастый парень по имени Нуржан.

Кличка у Нуржана была «узынкулак», потому что он знал все свежие сплетни магического мира, знал, к примеру, где достать фальшивые волшебные палочки, а сам имел именную, инкрустированную бриллиантами.

Кстати, метлы за средство передвижения казахские волшебники не считали, видимо считая их предметом чисто женского употребления. Они предпочитали превращать их в глазах людей в огромные джипы. И именно Нуржан придумал крутой старт-ап: открыл в стране сеть СТО и за один взмах палочки со словом «Репаро!» чинил автомобили.

Тенге он конвертировал в самые твердые и устойчивые валюты и, в отличие от многих, переводил деньги не в оффшоры, а в Гринготтс, надеясь остаток жизни провести в деревне Хогсмид, подженившись на француженке-вейле из Делакуров, с которой он все еще состоял в любовной переписке.

С берегов Франции летела к нему весть в клюве белоснежной совы, а встречал ее на берегах Каспия Нуржановский беркут. Хитрый Нуржан выдавал любовные стихи Мукагали Макатаева за свои, а белокурая француженка, в свою очередь, совершенно теряла голову при виде принесенных птичьим бартером пергамента с потрясающей поэзией и авторскими ювелирными изделиями, усыпанными драгоценными камнями.

Мужчина привычным жестом распушил усы и кивнул помощнику. Тот немедленно сделал пометку в блокноте. В зале повисла тишина.

— А можно предметы видоизменять? Ну или сложившиеся ситуации? – упавшим голосом спросил волшебников человек, которого из-за темного освещения совсем не было заметно.

— Смотря что. Есть заклятья увеличения или уменьшения предметов.

— Только с валютой не получится, коке, — не выдержал и заржал Галым. — Это на физические размеры предмета действует, а не на эфемерные.

— Тебя упекут в больницу Святого Мунго как умалишенного, — зашипела на Галыма сидевшая рядом девушка с длинными волнистыми волосами и пушистыми ресницами. Ее вид совершенно диссонировал с тем звуком, который издавал ее красивый пухлый ротик.

— Ну а что, Айбике? Это ты своим товаркам губы увеличиваешь палочкой. Чтобы другие волшебные палочки притягивали, — бесновался Галым.

В зале раздался скрип трона и все замолкли, словно по заклятию Силенцио.

— Что за больница Святого Мунго? – спросил восседавший на троне человек.

— Лучшая из магических лечебниц, — понурив голову, прошептал Галым.

Через два часа в небе над Казахстаном летел огромный лайнер в окружении казахских волшебников на метлах.

Стояла прохладная сентябрьская ночь 2018 года.

Возможно, продолжение следует…
P.S.: Все вышеупомянутые герои вымышленные, все совпадения случайны.

Диана Идрис