Как сильно Великобритания зависит от денег Персидского залива?

Дата: 14 сентября 2018 в 02:23 Категория: Новости стран мира

По сообщению сайта Nomad.su

Москва, 13 сентября — «Вести.Экономика»

За десятилетия, прошедшие с момента обретения Саудовской Аравией независимости в 1932 г. с последующим постколониальным появлением таких соседей, как Объединенные Арабские Эмираты и Катар, нефтедоллары Персидского залива превратили некогда сонный регион в динамичный финансовый центр.
В прошлом году в Абу-Даби открылся филиал парижского музея Лувр, а в 2022 г. в Катаре пройдет чемпионат мира по футболу. Даже Саудовская Аравия, самое закрытое из всех королевств Персидского залива, занялась амбициозными мегапроектами, активно строя высокоскоростные автодороги, масштабные транспортные узлы, современные больницы и культурные центры.
Неудивительно, что в последние годы туда на постоянное место жительство массово устремились британцы. Только в Объединенных Арабских Эмиратах в настоящее время проживает около 300 тыс. граждан Соединенного Королевства. Британские нефтяники, бухгалтеры, врачи, продавцы и программисты занимают ключевые посты в государственных и частных компаниях Персидского залива.
Катарский супермаркет красноречиво демонстрирует глубину глобализации региона: такие известные британские бренды, как шоколадный батончик Mars и чипсы Walkers, успешно соседствуют на полке с рисом басмати из Пакистана и манго из Индии, отмечает портал newstatesman.
При этом, британцы почти ничего не знают об уровне присутствия арабских нефтедолларов в Соединенном Королевстве. Лондонские газеты чаще пишут о задержанных в Дубае английских туристах или о нарушениях прав человека домашней прислуги, чем о скрытом влиянии капитала из Саудовской Аравии, Кувейта и Объединенных Арабских Эмиратов на британскую экономику и политику. Восполнить этот пробел сможет новая книга Дэвида Уорринга «АнглоАрабия: почему ближневосточный капитал так важен для Британии» (AngloArabia: Why Gulf Wealth Matters to Britain).
Как утверждает Уорринг зависимость Великобритании от денег Персидского залива началась за десятилетия до того, как инвесторы из Абу-Даби и Эр-Рияда проявили финансовый интерес к известным футбольным клубам, как «Манчестер Сити», или газетам, как Independent. К 1975 г. размер инвестиций Саудовской Аравии в британскую экономику составил 20 млрд фунтов стерлингов. Значительная часть этого финансирования осуществляется дискретно, но, тем не менее, оказывает огромное влияние на смежные секторы, такие, как розничная торговля и туризм. В случае Лондона это больше всего видно на рынке жилья.
По данным Sovereign Wealth Fund Institute, организации, осуществляющей мониторинг инвестиций, 14 из 78 фондов национального благосостояния управляются Советом сотрудничества государств Персидского залива (ССАГПЗ), в который входят Катар, Объединенные Арабские Эмираты, Саудовская Аравия, Кувейт, Оман и Бахрейн. Их совокупные активы достигают 40% стоимости всех фондов национального благосостояния в мире.
Это позволяет членам ССАГПЗ инвестировать значительные средства в Великобританию; около 35 млрд фунтов стерлингов только в случае Катара. Что касается других стран, то, например, Абу-Даби принадлежит 4,9% акций Citigroup, а Кувейту — 5,7% акций Merrill Lynch. Многие из этих финансовых инвестиций также увеличиваются за счет крупных бизнес-портфелей, которые включают здания, такие как Shard и универмаг Harrods. Абу-Даби владеет ExCel London, а Dubai Holdings принадлежит Travelodge.
В то время как британские чиновники обычно предпочитают дипломатическое молчание на любые вопросы о торговых сделках Соединенного Королевства со странами Персидского залива, советники иногда бывают более разговорчивыми. Вот что заявил Саймон Мэйалл, бывший советник по вопросам Ближнего Востока при министерстве обороны, в 2016 г. на специальных слушаниях парламента: «Мы — общество, основанное на ценностях. Они — общество, основанное на ценностях. У них, безусловно, иной набор ценностей, но они становятся все более и более глобализированными».
Что касается продажи оружия, то «британские ценности» часто становятся первыми жертвами прагматичной политики. В последние годы британское правительство совместно с оборонным сектором помогают Саудовской Аравии в ведении ее войны в Йемене, и сменявшие друг друга консервативные администрации традиционно ничего не говорят о злоупотреблениях и нарушении прав человека со стороны саудитов.
Британское военное присутствие можно увидеть по всему региону: британские производители оружия регулярно участвуют в выставках оружия в Абу-Даби; армии Персидского залива полагаются на американских, французских и британских советников для обучения своих войск и предоставления стратегических консультаций. В последнее десятилетие на Ближний Восток и Северную Африку приходится более 50% всех продаж военно-промышленного комплекса Соединенного Королевства.
Между тем, как отмечает в своей книге Уорринг, две непосредственные проблемы угрожают отношениям Великобритании с Персидским заливом. К 2020 г. Китай станет крупнейшим в мире импортером нефти и газа, а к 2035 г. вторую строчку в этом рейтинге займет Индия. ССАГПЗ лучше всего подходит для поставок углеводородов в обе страны: Катар уже обеспечивает треть импортируемого Китаем газа.
Во-вторых, плохо проведенный Brexit угрожает сделать Великобританию менее привлекательной для лидеров Персидского залива, которые стремятся диверсифицировать свои экономики. Поскольку правительство Терезы Мэй готовится к непредсказуемому потрясению после марта 2019 г., британские активы могут оказаться менее интересными из-за политической и финансовой нестабильности.
После референдума 2016 г. британские послы в Персидском заливе особо указывали на достоинства «глобальной Британии». Точность этого лозунга, а также отношения Великобритании с монархиями Ближнего Востока, в ближайшее время ждет серьезнейший стресс-тест.