ДУХ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ

Дата: 13 сентября 2018 в 18:44

По сообщению сайта Новое поколение

ДУХ ВЕЛИКОЙ СТЕПИ

Кунтуган Арманбек: «Не прервать золотую нить, связующую поколения»
Главное учреждение, ответственное за организацию фестиваля «Дух Великой степи» и на протяжении трех летних месяцев будоражившее все регионы нашей страны соревнованиями по национальным видам спорта, — РГКП «Центр национальных и конных видов спорта». В ходе фестиваля несколько специалистов этого учреждения давали интервью об этом мероприятии. На этот раз нашим собеседником является старший тренер Центра национальных и конных видов спорта саятшы — охотник с ловчими птицами Кунтуган Арманбек

— Вы участвовали в открытии фестиваля. Также являетесь организатором некоторых мероприятий. Как по-вашему, фестиваль прошел на должном уровне?
— Во-первых, такое масштабное мероприятие массового характера проводят в нашей стране в первый раз. Он вдохновил нас на познание традиций, обрядов и обычаев, присущих нашей нации, нашему облику, натуре. По правде говоря, мы как-то взбодрились, встряхнулись. Когда увидели своими глазами серi, палуанов, мергенов (настоящих мужчин, богатырей, стрелков), а также подрастающее поколение, подумалось: «Вот какими были настоящие казахи», возникло чувство гордости. Мы убедились, что национальный спорт нужен прежде всего нам самим. В этой связи безгранична наша благодарность Министерству культуры и спорта, подавшему идею проведения фестиваля. Представители министерства во главе с Арыстанбеком Мухамедиулы оказывали поддержку в должной организации фестиваля во всех регионах страны.
— На фестивале не было вида национального спорта, представляющего саятшылық — охоту с ловчими птицами. Не вызывает ли это сожаления?
— Саятшылық — это как зимняя Олимпиада. С беркутами мы охотимся лишь в осенние и зимние месяцы, да и тренировка их начинается только осенью. Летом беркуты подвержены линьке.

 

 

— Что означает понятие «түлекте отыру» («на привязи во время линьки»)?
— Беркуты меняют оперенье крыльев. Появляется новая подпушка. Такой период у специалистов и называется «түлекте отыру». Поэтому на фестивале мы выступали лишь отчасти. На церемонии открытия, во время соревнований на ипподроме «Казанат», мы ограничились лишь показом беркутов. Зато с последних дней августа началась интенсивная тренировка их для участия в международном фестивале в монгольском городе Баянолгей, который пройдет в октябре.
— Поедут туда только беркутчи, зарегистрированные в этом центре? Тренером скольких саятшы или беркутчи в целом вы являетесь?
— Центр отобрал восемь беркутчи из регионов в возрасте до двадцати трех лет, показавших результаты. То есть я являюсь тренером восьми беркутчи, обучаю тому, что знаю сам. В этот раз в Баянолгей поедут трое из них.
— Каковы правила охоты с беркутом?
— На любом фестивале, соревновании определяют свои правила пускания ловчей птицы. Иногда эти правила меняют. Например, в некоторых зарубежных странах охота с ловчей птицей при зрителях считается глумлением над животными, она запрещена. Мы тоже являемся членами этой организации, аккредитованной в ЮНЕСКО. Теперь и мы ограничимся только волочением приманки по земле. Охота с беркутом является видом спорта, и по правилам, утвержденным ассоциацией, упражнение, по которому засчитывается взаимоотношение человека с птицей, называется «Бүркiттi қолѕа шақыру» — «Приманивание птицы (на руку)». Хозяин приманивает птицу с определенного расстояния. Следующее упражнение называется «Еркiн џшу» — «Вольный полет». Сначала беркута подбрасывают вверх, а потом приманивают на руку. Третье упражнение -»Шырѕа тарту» — «Волочение приманки по земле». Чучело тушки лисицы, набитое травой, вололокут по земле, и на него спускают птицу. Раньше мы пускали беркута на зайца, лисицу. По каждому упражнению существует своя система баллов. Но теперь, как уже отмечали выше, мы тоже будем завершать выступление волочением приманки. Потому что правила международной организации едины для всех членов.
— Что удобнее, приемлемее для беркутчи — пускание ручной или дикой птицы?
— Ручная птица, взятая из гнезда еще птенцом и воспитанная человеком, очень привыкает к нему. Она капризна. Ее нужно «науськивать» на дичь. По-моему, работать с дикой птицей намного сподручнее, человек затрачивает меньше усилий, так как охотиться она научилась в природе благодаря своим инстинктам. После поимки дикой птицы некоторое время применяют приемы, направленные на то, чтобы она забыла свое дикое прошлое. Дальше уже легче с ней работать. Это мое личное мнение.
— Вот вы сказали, что охота с беркутом — это как зимняя Олимпиада. Охота с ловчей птицей — действительно редкое искусство. Как этот вид спорта развивается сейчас? Много ли в нашей стране саятшы — людей, занимающихся ловчими птицами?
  — Искусство саятшы — беркутчи передается от отца к сыну. К примеру, мой отец Кунтуган всю свою жизнь занимался ловчими птицами. Все тонкости этого дела я познавал, находясь рядом с ним. Многие из беркутчи, которых я знаю, пришли в это искусство, или назовем его национальным спортом, именно таким путем. Наш долг — передать детям то, чему мы научились у своих родителей. Что касается развития — живет в Кокшетау Тастанбек ага, приехавший из Монголии. Он добился открытия школы беркутчи и вносит большой вклад в развитие ловли с птицей как искусства. Также много сделала для саятшылық и Багдат Муптеке апа из Алматы. Можно отметить и Жалгаса ага из Тараза. В целом регионом, где наиболее развит этот вид искусства, является село Нура Шелекского района Алматинской области. В одном этом ауле жили двадцать стариков-беркутчи. Многих из них сейчас нет с нами, но их искусство продолжают их дети и внуки. В общем, в 2004 году саятшылық — ловлю с птицей — ввели в Ассоциацию национальных видов спорта, и с тех пор вот уже пятнадцать лет она успешно развивается. Сегодня, если не ошибаюсь, у нас есть 70-80 беркутчи, в том числе и взрослых, и юношей. Они принимают участие в соревнованиях, проводимых в последние годы.
— Не считаете ли вы, что пропаганды саятшылық, которую сейчас ведут, недостаточно?
— Нет, я так не думаю. Все на надлежащем уровне. По-моему, саятшылық не относится к видам спорта, которые нравятся всем без исключения, чтобы он мог иметь массовый характер. Это дело, как я уже говорил раньше, только потомственных беркутчи. Наша задача — не прервать золотую нить, связующую поколения.
— Благодарим вас за интервью.

Беседовал Алишер Аскаров

Поделиться: