В диссертации бывшего замглавы МВД нашли плагиат. В кандидатской его коллеги по кафедре — тоже

Дата: 13 сентября 2018 в 17:22

По сообщению сайта Новости Кыргызстана

Российское сообщество «Диссернет» нашло плагиат в диссертациях сразу двух преподавателей кафедры международного права Международного университета Кыргызстана (МУК) — Иды Голобородько и Бактыбека Алымбекова. Второй был заместителем главы МВД.

Генерал-майор милиции Бактыбек Алымбеков занимал разные должности в силовых органах и был депутатом Жогорку Кенеша II созыва. С 2010 по 2012 год он был заместителем министра внутренних дел, а после ухода с этого поста стал преподавать криминалистику студентам МУКа.

Свою кандидатскую диссертацию Алымбеков защитил в 2011 году — тогда он еще был замглавы МВД. Его работа называется «Противодействие международному экстремизму: Уголовно-правовые и криминологические аспекты». Специалисты «Диссернета» нашли плагиат на 104 страницах диссертации (всего их, исключая технические страницы, оглавление, приложения и ссылки, 147).

В отличии от большинства других плагиаторов, Алымбеков не стал далеко ходить за источником — две трети заимствований в его работе взяты из диссертации кыргызстанца Эмиля Жээнбекова. В 2011 году он работал в Главном управлении по борьбе с экстремизмом МВД, а позже возглавил его.

Остальная треть в разной степени скопирована с научных статей и диссертаций пяти разных авторов из России и Кыргызстана. В «Диссернете» отмечают, что Алымбеков в своей кандидатской даже упомянул Жээнбекова и российского ученого Бориса Мыльникова — но лишь пару раз, при том, что информацией из их работ он пользовался гораздо чаще.

На остальных авторов Алымбеков не ссылался вовсе, совместных работ с этими учеными у него также не нашли. Эксперты добавляют, что преподаватель, как и многие другие, также часто «пытался замаскировать» Кыргызстан под Россию — то есть, выдавал данные, актуальные для другой страны, за кыргызские.

Примеры заимствования:

«Деструктивное влияние также оказали «революции» прошедшие в республике.

Нельзя не отметить падение рождаемости и увеличение смертности в стране, безработицу, политический хаос и отказ прежней советской системы ценностей.

Катализирующим экстремизм фактором явилась слабая до недавних пор миграционная политика государства, коррумпированность органов исполнительной власти, падение нравственности и кризис институтов общества, правовая анемичность социума».

«Деструктивное влияние также оказали война в Чечне, террористические акты, внешняя политика некоторых государств в отношении России.

Нельзя не отметить падение рождаемости и увеличение смертности в стране, безработицу, политический хаос и отказ прежней советской системы ценностей.

Катализирующим экстремизм фактором явилась слабая до недавних пор миграционная политика государства, коррумпированность органов исполнительной власти, падение нравственности и кризис институтов общества, правовая аномичность социума».

«Эксперт сообщества был поражен глубиной суждения соискателя, что аномия*, свойственная современному обществу (правовая, в частности), обескровливает его, в результате чего развивается «правовая анемия»**», — резюмируют эксперты.

*Аномия — психологический термин. В переводе с французского означает «беззаконие».

**Анемия — медицинский термин, часто означающий малокровие (снижение концентрации гемоглобина в крови).

Вторая ученая, в чьей работе «Диссернет» нашел плагиат — коллега Алымбекова по кафедре Ида Голобородько. Несколько раз она пробовала себя в политике. В 2010 и 2014 годах она баллотировалась в депутаты Жогорку Кенеша от партии «Ар-Намыс», а в 2015 хотела пройти в парламент уже от «Бир Бола».

Сейчас она магистр юриспруденции и читает курсы по уголовному праву. Свою кандидатскую она защитила в 2009 году. Тема ее работы — «Уголовная ответственность за хищения, совершаемыми организованными преступными группами».

В «Диссернете» говорят, что Голобородько, как и Алымбеков, использовала «классический трюк» с превращением российских данных в кыргызские.

Например на страницах 107, 108 и 122 она пишет про данные из архивов Славянского районного суда Краснодарского края России, представив их как информацию Свердловского районного суда Бишкека, поменяв в них только даты и имена.

«Так, 19 августа 2007 года Свердловский райсуд г. Бишкек рассмотрел в судебном заседании дело по обвинению в мошенничестве группы лиц, похищавших неоднократно автомобили путем обмана – вручения потерпевшим вместо денег за автомобили «кукол» – тетрадных листов, вырезанных по формату долларов.

В составе группы были четко распределены роли каждого из соучастников, так, С. выбирал автомобиль, женщины носили кейс, покупали продукты, каждое преступление было четко спланировано. Группа выезжала на авторынок «Азамат», где выбирался автомобиль и проводились другие спланированные действия, что полностью подтвердило признак устойчивости в судебном заседании».

«Так, 19 августа 1998 г. Славянский райсуд Краснодарского края рассмотрел в судебном заседании дело по обвинению в мошенничестве группы лиц, похищавших неоднократно автомобили путём обмана – вручения потерпевшим вместо денег за автомобили «кукол» – тетрадных листов, вырезанных по формату долларов.

В составе группы были чётко распределены роли каждого из соучастников, так, Ф. выбирал автомобиль, женщины носили кейс, покупали продукты, каждое преступление было чётко спланировано. Группа выезжала на авторынок хутора Трудобеликовский, где выбирался автомобиль и проводились другие спланированные действия, что полностью подтвердило признак устойчивости в судебном заседании».

Подобное встречается в работе Голобородько еще не раз: например, преступления, совершенные в 90-х в России она выдает за преступления, совершенные в Кыргызстане в 2007 году.

Итог — плагиат в работе Голобородько нашли на 86 страницах из 145. Преподаватель МУКа использовала труды двух российских ученых. В тексте она упомянула только одного из авторов, но только в введении. Ссылки на другого ученого в тексте не было, и их совместных работ с Голобородько «Диссернет» также не нашел.

Бактыбек Алымбеков при встрече с журналистом «Клоопа» не хотел давать какие-либо комментарии об исследовании «Диссернета». Однако спустя несколько секунд он разговорился и ответил, что в его работе плагиата нет — экс-замминистра считает «Диссернет» мошенниками.

«Кто они такие, чтобы давать мне оценку?! Оценку должны давать специальные эксперты, которых уполномочивает правительство. Мы прошли через все эти органы [проверки], через аттестационные комиссии. Они дали нам оценку, они дали свое заключение, всем кандидатским, всем докторским, всем кто защищает, а те кто? Они никто», — возмутился он.

О том, кто такие «Диссернет», чтобы давать Алымбекову оценку, вы можете почитать здесь

Алымбеков несколько раз в ходе разговора подчеркнул, что только суд может официально признать факт плагиата, а подать заявление должен человек, у которого он «якобы скопировал» диссертацию.

«Вы обращаетесь в суд, и суд признает, что я взял у вас, сделал плагиат, тогда это юридически считается [плагиатом]. Кто подал на Алымбекова? Это должен сделать тот ученый, у которого я [якобы] взял. В данный момент есть это? Нет — тогда и вопросов нет. Я считаю, что нет плагиата. Вот такой ответ», — сказал бывший замглавы МВД.

Ида Голобородько поговорила с журналистом «Клоопа», но отказалась давать интервью под запись и просила не упоминать ее в материале, потому что ей «не нужна негативная слава».

Это российское сообщество волонтеров, которое проверяет диссертации на плагиат. После его разоблачений около 200 человек в России потеряли свои ученые степени. Среди них депутат Госдумы Ришат Абубакиров и экс-председатель Московской городской Думы Владимир Платонов.

В июне 2018 года эксперты «Диссернета» начали проверять работы кыргызских ученых. Самыми крупными чиновниками среди тех, в работах которых нашли плагиат, оказались экс-вице-мэр Бишкека Эркинбек Исаков, декан юридической академии Данияр Джумалиев и экс-депутатка Жогорку Кенеша Турдукан Жумабекова.

После публикации результатов исследования Исаков обратился в Высшую аттестационную комиссию с просьбой лишить его ученой степени. Однако, по его словам, он пока не получил официального ответа от Высшей аттестационной комиссии (ВАК).

В самой комиссии заявили, что знают о «выявленном плагиате». Там пообещали «работать строго в рамках закона», при этом ВАК закрыла доступ к диссертациям и отказалась выдать копии научных работ.