НАТР улучшило условия участия в грантовых программах

Дата: 11 сентября 2018 в 17:46

По сообщению сайта kapital.kz

НАТР улучшило условия участия в грантовых программах

Любая отрасль привлекательна с точки зрения внедрения новых технологий и упрощения процесса работы. А для коммерциализации новых разработок в Казахстане есть эффективные инструменты. Об этом в беседе с корреспондентом центра деловой информации Kapital.kz сказал заместитель председателя правления АО «Национальное агентство по технологическому развитию» Омиржан Ташимов. Он также рассказал о том, какие компании могут претендовать на грант, как выбирают лучшие бизнес-инкубаторы и в целом о перспективах инновационного развития.

— Омиржан, какие стимулы созданы НАТР для предприятий для участия в инновационной деятельности?

— На сегодняшний день, согласно Предпринимательскому кодексу НАТР является национальным оператором и полностью отвечает за развитие инноваций, технологического предпринимательства и предлагает ряд инструментов по поддержке и развитию действующих предприятий и созданию новых высокотехнологичных производств. Одним из направлений работы является программа грантового финансирования, которая действует в агентстве с 2011 года. На сегодня реализуется 3 вида грантов. Первый — это грант на коммерциализацию технологий, второй грант на технологическое развитие действующих предприятий, и третий вид гранта — на развитие отраслей. С 2011 года программа претерпела неоднократные изменения с точки зрения создания гибкой системы условий, которые наиболее привлекательны для малого и среднего бизнеса. В частности, на сегодняшний день максимально сокращено количество требуемой документации, а все необходимые документы для рассмотрения заявки и проведения экспертиз можно подать посредством различных информационных источников. Кроме того, в рамках грантовой программы мы увеличили сумму софинансирования. С чем это было связано? Если раньше подача заявки на грант по коммерциализации предприятия предусматривала 3 этапа, и в рамках каждого этапа необходимо было заново подавать заявку, то сейчас все эти 3 этапа мы объединили. И теперь грантополучатель имеет возможность получить комплексную цепочку поддержки, начиная от разработки бизнес-плана, создания опытного образца, промышленного прототипа и выхода на рынок.

— Назовите, пожалуйста, суммы грантового финансирования.

 — На сегодняшний день максимальная сумма софинансирования по грантам на коммерциализацию составляет 200 млн тенге. Грант на развитие действующих предприятий — этот вид гранта уже нацелен на работу с реальным сектором экономики, когда мы ведем работу по поиску действующих предприятий в части их модернизации: цифровизации, автоматизации, приобретения новых технологий для освоения нового вида продукции. Сумма этого вида гранта составляет не более 400 млн тенге. Грант на развитие отраслей — это грант, который в целом направлен на решение не локальных вопросов конкретного лица или предприятия, а на развитие определенной отрасли с целью создания мультипликативного эффекта, образования некоего сообщества заинтересованных компаний, которые будут развиваться в данном направлении. Администратором и уполномоченным органом грантовой программы является министерство по инвестициям и развитию. Конкурс на грантовое финансирование проводится один раз в год. То есть в начале каждого года по согласованию с МИР РК мы объявляем конкурс и в течение соответствующего периода принимаем заявки, проводим их предварительный анализ. Если есть замечания и комментарии, то дается возможность доработать заявки, затем наступает экспертиза проекта. Мы проводим 3 вида экспертиз. Это технологическая экспертиза, которая определяет технологическую реализуемость проекта. Вторая экспертиза финансово-экономическая. В случае положительного заключения этих экспертиз выдается расчет запрашиваемой суммы, и уже потом проводится правовая экспертиза на наличие всех правовых аспектов, которые должны соблюдаться заявителем.

Также хочу отметить, что с прошлого года заявки принимаются в электронном формате на едином портале Digital baiterek. НАТР, являясь институтом развития, входящим в структуру холдинга «Байтерек», использует все инструменты господдержки, которые находятся в ведении холдинга. Грантовая программа не является исключением. В рамках этой системы любой заявитель имеет возможность подать заявку, доработать ее в рамках этого портала, видеть текущий статус рассмотрения своей заявки и, соответственно, вести мониторинг рассмотрения проекта. Данная мера нам также позволяет исключить человеческий фактор и взаимоотношения.

— Многие жалуются на излишнюю бюрократию в получении грантов. Как решаете этот вопрос?

— Да, жалобы поступают от отдельных заявителей, в большей степени которые по той или иной причине получают отказ в выдаче. Нужно понимать, что каждый заявитель болеет за свое дело и он считает, что его решение и проект стоящие и имеют инновационную и повышенную технологическую составляющую. В части сроков мы следуем срокам, определенным нормативно-правовыми актами и утвержденным госорганами, зарегистрированными в соответствующей юрбазе, в данном случае «Адилет». Любой потенциальный заявитель в первую очередь должен изучить ту нормативно-правовую базу и те правила, которые имеются в открытых источниках. Но мы со своей стороны стараемся оперативно рассмотреть заявки. Но у нас есть процедура экспертизы, в частности технологическая, которая предусматривает предварительный анализ, выездной технологический аудит, проведение патентного исследования. Это занимает порядка 60 календарных дней. В свое время заявки рассматривались 90 дней, по 5−6 месяцев. С учетом новых изменений, которые мы ввели с 2017 года, сократили максимально сроки рассмотрения. Но здесь надо учитывать моменты такие, что по заявкам принимаются решения с точки зрения технологической составляющей, чтобы дать правильные рекомендации. Потому что, по сути, от нашей рекомендации и заключения зависит дальнейшая судьба этого проекта. Мы к этому щепетильно относимся. Соответственно, сроки имеют немаловажную роль для качественного определения решения с последующей поддержкой этих проектов. У нас по гранту на коммерциализацию технологий заявителями могут выступать физлица, но выступать как индивидуальные предприниматели. Также могут выступать сами юрлица, но при этом надо отметить, что основное требование с прошлого года это наличие собственных средств в размере 50% от заявляемой суммы проекта. То есть если проект стоит 400 млн тенге, то 200 млн — эту сумму могут потенциально получить грантополучатели, 200 млн тенге участник должен вложить сам. При этом он должен предоставить подтверждающие материалы на наличие этих средств. То же самое касается гранта на техразвитие предприятия. Но здесь основным условием участия является функционирование предприятия на рынке не менее 3 лет, а оборот должен быть равен сумме запрашиваемого гранта. Здесь также сумма софинансирования составляет 50%. Практика показывает, что участие заявителя собственными средствами гарантирует доведение проекта до логического конца.

— Какие компании могут претендовать на ваши гранты?

— В целом мы рассматриваем заявки в 16 приоритетных отраслях. Надо отметить, что одна из отраслей, которая пользуется наибольшим спросом, это информационно-коммуникационная сфера. Основными заявителями с учетом наших новшеств с 2017 года являются фактически уже действующие компании, которые на рынке работают не один год и предлагают новые решения в рамках своей компании. До 2017 года у нас заявителями являлись как физлица, так и учебные заведения, НИИ. А практика прошлого года показывает, что это больше реальный сектор экономики, действующие компании уже с практическим опытом.

— Какая сфера может быть привлекательна при коммерциализации технологий?

— Здесь сделать прогноз очень тяжело, потому что в каждой отрасли есть своя ниша. Для того чтобы определить эту нишу, нужно провести точечную прикладную работу. Стоит отметить, что ИКТ — это не только прямые проекты сферы. Это также могут быть процессы автоматизации действующих предприятий, это может быть модернизация какой-нибудь системы. Конечно, это уже может быть создание новых приложений от порталов, сайтов, и здесь 50 на 50. И как раз вопрос автоматизации модернизации системы, они могут быть применимы в АПК, энергетике, строительстве, то есть мы получаем практически такие решения. Поэтому выделить какую-то определенную отрасль будет неправильно.

— Можно ли какие-то результаты подвести, скольким предприятиям удалось помочь за время выдачи грантов?

 — С 2011 года агентством было поддержано 340 проектов на общую сумму свыше 14 млрд тенге. Если учитывать последние изменения, которые произошли в 2017 году, а именно увеличение грантового финансирования, то мы поддержали 12 проектов из 208 заявок. С точки зрения сопоставимости и статистики разницы процентного соотношения выделенной суммы, основную часть грантовой суммы мы выделили в 2017 году. Если в предыдущие периоды мы поддерживали по 50 проектов, но при этом общая сумма софинансирования варьировалась между 600 млн и 800 млн. Это было связано с тем, что имело место лимитирование суммы этих видов грантов (а их раньше было 9 видов), она составляла 5 млн, 20 млн, 25 млн тенге. В 2017 году у нас всего 3 вида грантов из ранее существовавших 9, и сумма у нас 200 млн, 400 млн и 500 млн тенге. Таким образом, в прошлом году 12 проектов мы поддержали на общую сумму более 2 млрд тенге.

— Мониторите ли вы запускаемые проекты?

 — Да, у нас есть своя система мониторинга. После выделения гранта в течение реализации проектов, календарного плана мы проводим постоянный мониторинг совместно с грантополучателями и даже при завершении реализации проекта мы в течение 3 лет проводим постмониторинг. Мы таким образом определяем эффективность выделенных грантовых средств в части количества созданных рабочих мест, постоянных и временных; объема выплаченных налогов как в республиканский, так местный бюджеты; объема выпущенной продукции и оказанных услуг и, соответственно, их продажа, реализация, объем реализованной продукции и объем оказанных услуг. Соответственно, исходя из этих параметров, мы после этого делаем для себя выводы, насколько эффективно повлияла грантовая поддержка именно по этой заявке, и в совокупности определяем всю эффективность грантовой программы. И на сегодняшний день суммы выплаченных налогов как в республиканский, так и местный бюджет в совокупности превысили общую сумму выданных грантов, которая составляет 12 млрд тенге. Соответственно, мы можем сказать, что те средства, которые были выделены на поддержку проектов, косвенно через выплаты налогов вернулись в бюджет. Есть также другой эффект с точки зрения создания новых производств, рабочих мест и появления на рынке новой продукции и услуг. Потенциальный грантополучатель сам определяет, какой вид гранта ему больше всего подходит. Чтобы вы понимали: мы не навязываем заявителю, куда он должен на какой грант подать, что он должен написать. То есть есть условия в открытых источниках, и он сам для себя определяет, на какой вид гранта он хочет подать. После этого, когда мы получаем конечный документ, заявку мы просто ее экспертируем и анализируем.

Могут поступить 10 заявок и с учетом прохождения всех процедур могут получить поддержку все эти 10 заявок, может поступить 200 заявок, но из 200 могут получить поддержку 13 заявок. То есть у нас нет никаких ограничений на количество заявок, на количество поддержки. Конечно, есть общий объем выделенных бюджетных средств. Если общая сумма запрашиваемая грантового финансирования всеми заявителями превышает объем средств, которые у нас сегодня есть, то мы не говорим о том, что ты не получишь. Решение о выделении средств у нас принимает комиссия грантового финансирования. По каждой отрасли есть 16 комиссий, в состав которых входят представители уполномоченных госорганов, бизнес-ассоциаций и НПП «Атамекен». Вот они и принимают решение. Но, если общий объем финансирования заявок превышает общий объем выделенных средств, то здесь мы отдаем предпочтение, исходя из даты и срока поступления заявок.

— Какой объем грантовых средств выделяется ежегодно?

 — Ежегодно по-разному. Но хочу отметить, что в 2016 и 2018 годах мы финансирование из бюджета не получали. Почему? Есть проекты, от финансирования которых со стороны НАТР компании на отдельных этапах отказались. Те средства, которые мы ранее выделяли, они возвращают нам в бюджет. Есть часть проектов, по которым мы инициировали расторжение контрактов ввиду неисполнения обязательств компаниями, эти средства тоже возвращаются. Мы используем их уже на помощь другим потенциальным грантополучателям. В прошлом году мы получили из бюджета 500 млн, но выдали грантов на сумму более 2 млрд тенге. Разница и есть переходные средства.

— По каким причинам отказываются?

— На каком-то этапе участники программы понимают, что сегодня с учетом ресурсов, которые у них есть, они не могут реализовать проект. У нас же основное условие — софинансирование. Когда заявители понимают, что они не потянут и у них срываются контракты с партнерами, сами расторгают договор с нами. Вторая категория — это когда агентство инициирует расторжение договоров. Основной причиной является неисполнение обязательств получателями финансирования с точки зрения целевого распределения средств.

Когда у нас есть определенный объем средств, которые вернулись от нереализованных проектов, и если мы видим, что их с учетом динамики рассматриваемых заявок достаточно, то мы не запрашиваем у государства средства. То есть максимально стараемся использовать те средства, которые уже есть. Для того чтобы контролировать правильность и целевое назначение гранта, с прошлого года мы внедрили практику открытия спецсчета. То есть грантополучатель обязан открыть отдельный счет, куда будут размещаться грантовые и собственные средства, направленные на реализацию этого проекта. Исходя из этого, любые операции, которые необходимы ему для реализации проекта и использование денежных средств как грантовых он должен представить в банк-контрагент подтверждающие документы. А банк-контрагент должен оповестить нас о том, что грантополучателем составлена заявка на финансирование. Мы видим, что-то финансирование, которое есть, его, в принципе, достаточно для поддержки максимального количество заявок, поступивших в этом году.

— Сколько заявок по грантам на сегодня поступило в НАТР?

— Прием заявок в этом году был с 4 июня по 16 июля. Но с учетом того, что потенциальные грантополучатели по той или иной причине не уложились в эти сроки, мы определили второй этап — с 30 июля по 3 сентября. По итогам первого этапа через систему Digital baiterek к нам поступило чуть более 90 заявок. На самом портале на регистрацию были допущены чуть более 60 заявок. Эти 60 заявок на сегодняшний день прошли этап предварительного анализа, им даны были замечания, комментарии. Планируем уже в сентябре вынести на заседание комиссии и подвести итоги этого года. Финансирование 50 на 50. Если сумма проекта 600 млн тенге, мы покрываем не более 50%, оставшаяся разница покрывается за счет средств самого грантополучателя.

— Одна из стратегических задач НАТР — развивать международную партнерскую сеть. Как продвигается работа в этом направлении?

— Мы работаем с международными сетями в части трансферта технологий. Для чего это нужно? В первую очередь мы ищем и находим новые технологии за пределами Казахстана, и задача — перенести сюда знания, технологии, оборудование. Это мы осуществляем, сотрудничая с международными институтами развития, которые работают в области инноваций и технологического развития.

— Это сотрудничество увеличивается из года в год?

— Да. К примеру, в этом году у нас большая работа была проведена с китайской стороной. Также была проведена работа с Норвегией. На сегодняшний день скандинавские станы Финляндия, Норвегия, Швеция фактически являются на рынке одними из лидеров с точки зрения технологических решений и инновационных проектов.

— Есть ли страны, которым интересен опыт Казахстана?

— С точки зрения концептуальности и локальных решений — да. Есть интересы с точки зрения грантовой программы, венчурного финансирования, одним из инициаторов которых и разработчиком был НАТР. В этом направлении мы активно с российской стороной работаем. Надо понимать, когда происходит процесс сотрудничества — не идет процесс одностороннего сотрудничества, и мы берем только то, что нам нужно. Здесь идет процесс обмена.

— Давайте поговорим о сегменте бизнес-инкубаторов. Как вы их отбираете и какие есть сложности?

— На самом деле программа поддержки бизнес-инкубаторов в этом году запущена пилотно в рамках программы «Дорожная карта бизнеса 2020». НАТР является оператором программы, уполномоченным органом является министерство национальной экономики. Уже завершили прием заявок. На сегодняшний день поступило к нам 12 заявок. Первый этап прошли 10 заявок, и проводится их экспертиза. После этого они будут вынесены на рассмотрение комиссии. В этом году мы должны определить не менее 3 бизнес-инкубаторов. Механизм поддержки — это возмещение части затрат. Победитель конкурса, который в последующем будет дальше работать, предоставляет нам перечень документов. Исходя из анализа документов, мы возмещаем часть расходов. Но ежемесячная сумма возмещения составляет не более 5 млн тенге. Это коммунальные услуги, фонд оплаты труда, аренда помещения.

В этом году мы планируем привлечь партнеров из числа зарубежных экспертов, у которых есть большой и практический опыт в развитии именно бизнес-инкубаторов, создании и развитии в их структуре стартап-проектов. Решение о поддержке того или иного проекта будет приниматься на уровне местных исполнительных органов. А финансовым оператором будет фонд «Даму». Будет объявлен конкурс среди зарубежных экспертов. Стратегическим партнером станет тот, кто предоставит наилучшие условия и будет соответствовать всем нашим требованиям.