Старый старый Новый год

Дата: 29 августа 2018 в 12:56

По сообщению сайта Информационный портал «ЧЕСТНОЕ СЛОВО»

Старый старый Новый год
Через два дня наступит 1 сентября. Это не только начало календарной осени и учебного года, но и церковный Новый год. Только по старому стилю. То есть не по нашему современному григорианскому календарю, а по юлианскому (по-нашему — это 14 сентября). Точно так же, как гражданский Новый год по григорианскому календарю — 1 января, а 1 января юлианского выпадает на 14 января григорианского календаря. Именно эту дату мы и называем старым Новым годом. Но, как видно из названия нашей статьи, был еще один старый Новый год. Почему церковный Новый год начинается так рано, с чем это связано и, вообще, что такое церковный календарь и для чего он нужен? Об этом мы сегодня и поговорим

Сентябрьский индиктион

Каждый год 14 сентября по новому стилю мы встречаем в церковном календаре красную строчку: «1 сентября. Начало индикта — церковное новолетие». Слово «индикт», или «индиктион» (лат. indiction — «объявление»), первоначально означало ежегодный продуктовый налог, введенный Диоклетианом. Размер подати определялся на основании переписи населения, проводившейся каждые 15 лет. Индиктом именовался как сам 15-летний отрезок времени, так и каждый год внутри него. Начало года приходилось на 1 сентября, когда собирался урожай и уплачивался налог. При императоре Константине Великом (+337) 15-летний цикл индиктиона стал использоваться в летоисчислении. В VI веке он стал одним из циклов созданного к этому времени византийского календаря, привнеся в церковный календарь следы хозяйственного уклада жизни исторической эпохи «золотого века христианства». В церковном календаре 1 сентября открывает годовой цикл неподвижных праздников — от Рождества Богородицы 8 сентября старого стиля (21 сентября нашего, нового стиля) до Ее Успения 15 августа (28 августа). Осенний церковный Новый год — первое сентября по старому стилю, 14 сентября по новому. Память преп. Симеона Столпника и Иисуса Навина. Почему он появился? Он связан с ветхозаветной традицией некоего праздника в седьмой месяц (т. е. в сентябре) после мартовской Пасхи, о которой упоминается в Священном Писании: «Сказал Господь Моисею, говоря: скажи сынам Израилевым: в седьмой месяц, в первый день месяца, да будет у вас покой: никакого дела не сотворите в день этот во всех жилищах ваших, и приносите жертву Господу» (Лев. 23:24—31). С этим праздником связан целый ряд ветхозаветных воспоминаний. В этом именно месяце, когда начали убывать воды потопа, Ноев ковчег остановился на горах Араратских (Быт. 8:4). В этом месяце святой пророк Моисей сошел с горы, с лицом, осиянным славою Божественной, и принес новые скрижали, на которых был начертан закон, данный Самим Господом (Исх. 34:29), знаменитые 10 заповедей. В этом месяце начато было сооружение Скинии Господней среди стана израильтян (Исх. 35). В этом же месяце первосвященник, единственный раз в течение всего года, входил во Святое Святых. В этом месяце народ Божий, смиряя постом души свои и принося Господу жертву всесожжения, принимал очищение от грехов своих, содеянных за год. В этом месяце совершилось торжественное освящение великолепного храма Господня, созданного царем Соломоном, и внесен был в этот храм Ковчег Завета (3 Цар. 8). В этом месяце все колена народа израильского отовсюду стекались в Иерусалим на праздник, исполняя заповедь Господню: «Это для вас суббота покоя, и смиряйте души ваши» (Лев. 23:32). Есть еще и одно воспоминание — из жизни Церкви — весьма для нас важное. 1 сентября святой равноапостольный император Константин наголову разгромил под Римом узурпатора Максенция, после того как ему явился Животворящий Крест на небе со словами: «Этим победишь». Победа над Максенцием стала прологом к Миланскому эдикту 313 года, свободы Церкви и начала ее равноправия с другими вероисповеданиями, а затем и ее торжества в Римской империи. В этот день Церковь вспоминает, как Господь Иисус Христос прочел в синагоге в г. Назарете пророчество Исаии (Ис. 61:1—2) о наступлении лета благоприятного (Лук. 4:16—22). В этом чтении Господа византийцы видели Его указание на празднование дня нового года; предание связывает само это событие с днем 1 сентября. В Менологии Василия II (X в.) говорится: «С этого времени Он даровал нам, христианам, этот святой праздник» (PG. 117. Col. 21). И доныне в Православной Церкви 1 сентября за литургией читается именно это евангельское зачало о проповеди Спасителя. Следующий вопрос: когда сентябрьский новый год появляется на Руси? Официальная точка зрения — с 1492 года; до этого в домонгольской Руси год начинался с 1 марта. Но на самом деле у нас есть более ранние свидетельства о совершении на Руси 1 сентября чина летопроводства не только в конце XV, но даже уже в XIII в. Диакон Владимир Василик пишет: «Прекращение совершения чина летопроводства связано с изданием Петром I указа о переносе начала гражданского нового года на 1 января. В последний раз чин был совершен 1 сентября 1699 г. в присутствии Петра, который, сидя на установленном на кремлевской соборной площади престоле в царской одежде, принимал от Патриарха благословение и поздравлял народ с новым годом. 1 января 1700 года церковное торжество ограничилось молебном после литургии, чин же летопроводства не совершался. С тех времен празднование церковного новолетия 1 сентября не совершается с былой торжественностью, хотя Типикон доныне полагает этот день малым Господским праздником «начала индикта, сиречь новаго лета», соединенным с праздничной службой в честь преп. Симеона Столпника, память которого выпадает на эту же дату. Итак, сентябрьский Новый церковный год. Чему он нас учит? Во-первых, осень — время сбора урожая, время подведения итогов. Время — как зрелость, как созревание. И это напоминает нам о нашем конце и о Страшном Суде. Не случайно в ветхозаветной традиции после дня Нового года  (Рош ха Шана) шел День Очищения  (Йом Киппур) — напоминание о Дне Господнем, Дне Суда. С другой стороны, сбор урожая нераздельно связан с благодарением. И поэтому в этот день воспевается благодарственный тропарь.

От праздности к празднику

Церковный календарь — это не простое воспоминание в течение года исторических событий из земной жизни Иисуса Христа, Богородицы и святых. Календарный год — это период жизни христианина, в течение которого он призывается Церковью взойти на новую ступень духовной лестницы, возводящей нас на небо к Самому Богу, через Его Сына, призывающего каждого из нас к божественному совершенству: «Итак, будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф. 5: 48). «Сего бо ради Бог на землю сниде (сошел), да нас на небеса возведет», — говорится в церковном песнопении. «Для того Бог вочеловечился, — писали древние святые, — чтобы человек обожился», то есть стал «богом по благодати». Каждый год Церковь наставляет своих чад на путь духовного совершенства выверенной веками системой праздников, постов, всем строем своего богослужения — суточного, седмичного (еженедельного) и годового его кругов. Эти три круга богослужения составляют суть церковных праздников и православного календаря. В Православии каждое время суток и каждый день недели посвящены молитвенному воспоминанию особенного Божественного промышления о спасении человечества (например, в среду воспоминается, как Иуда сговорился с первосвященниками предать им Христа, в пятницу — распятие Господа, в воскресенье — Его восстание из мертвых). В течение года каждый день в храмах творится молитвенная память кого-то из угодников Божиих: пророков, апостолов, мучеников, святителей, праведников, блаженных — тех, кто своей жизнью показал нам пример служения Богу и ближним, пример достижения заповеданного нам Господом совершенства. Кроме того есть еще ежегодные праздники в честь Господа Иисуса Христа и Его Пречистой Матери. Потому в Церкви каждый день года праздник — малый, средний или великий. Что же такое православный праздник, как его надо понимать и отмечать? Слово «праздник» однокоренное со словом «праздный», означающим «порожний», «пустой». «Праздник» буквально — это день, не занятый делами, свободный от работы, порожний от вседневной суеты. По четвертой заповеди, данной Богом еще Моисею, человек должен шесть дней «делать дела свои», а каждый седьмой день посвящать Богу — богослужению, молитве, добрым делам по отношению к ближним — всем нуждающимся в нашей помощи. Кроме каждого седьмого дня («шаббата» — дня покоя), Ветхий Израиль по прямому указанию Яхве почитал и особые дни года. Так же поступают и христиане — Новый Израиль. В такие «праздные» от привычной суеты дни человек должен погрузиться умом в созерцание Бога и Его благих дел, дабы и самому подражать Ему в том же. Издревле в праздники христиане совершали особые торжественные богослужения. В чем же его суть, зачем оно нам? Православный праздник есть прежде всего молитва — славословие Бога за Его промышление (заботу) о нас — Его «блудных сынах», некогда ушедших от Него «на страну далечу» за легкой и сладкой жизнью, но впавших в скорби, болезни, тоску и уныние от однообразия и бессмысленности своего существования, духовно изголодавшихся по Его благодати — милующей, прощающей, утешающей, исцеляющей, просвещающей, вразумляющей, умудряющей, освобождающей нас от рабства греху и сатане и преображающей в славу сынов Божиих. Но сами мы не знаем, как правильно молиться, славословить и благодарить Бога, и потому нам следует учиться этому у святых, а для этого — молиться в храме на богослужении вместе со всей Церковью. Преподобный Петр Дамаскин писал: «Церковь хорошо и богоугодно приняла песни и прочие тропари, ради немощи ума нашего, чтобы мы, неразумные, привлекаемые сладостию песнопения, как бы нехотя воспевали Бога. А имеющие познание от вникания умом в произносимые слова приходят в умиление и, как по лестнице, восходят в благие мысли… И насколько мы преуспеваем в навыке мыслей по Богу, настолько Божественное желание влечет нас достигнуть разумения и поклонения Отцу духом и истиною (Ин. 4: 24), как сказал Господь». Праздник — это созерцание Бога и Его славы открытым лицом, что доступно пока только ангелам и святым, уже пребывающим на небе. Наши земные праздники — это символ и подобие небесного торжества, как хор, поющий в храме богослужебные песнопения, символизирует и в меру сил подражает хору ангелов, на духовном небе славословящих Творца всячески. По своей духовной немощи и малоопытности большинство из нас не умеет молиться, не знает, как и за что славословить Бога, какими словами и о чем должно и можно Его просить; еще не испытали на собственном опыте, что значит «преклонить колена сердца» пред Господом, не научились «устраняться суетного мира, ум на небеса преложив», и, говоря словами апостола Павла, еще не нашли и не ощутили Бога, «хотя Он и недалеко от каждого из нас» (Деян. 17: 27). Этому мы можем научиться у святых, у тех, кто многими потами, а часто собственными страданиями и даже своей кровью стяжали благодать Святого Духа, вступили в непосредственное богообщение и передали нам свой опыт познания Бога, составив молитвы, праздничные и будничные службы на каждый день церковного года. И для этого научения мы должны ежедневно молиться дома и как можно чаще приходить на службу в храм, если и не каждый день, как это делают монахи в монастырях, то, по крайней мере, в воскресные и праздничные дни, чтобы вместе со всей Церковью боговдохновенными словами древних псалмов и христианских гимнов воздавать Богу хвалу за Его милость, благость и неизреченную любовь к Своему норовистому и, по большому счету, неблагодарному творению. Календарь как книга Всем православным христианам важно научиться понимать церковный календарь, читать его как книгу, повествующую о спасении Богом человеческого рода от власти сатаны, о преображении человека, о победе над грехом и смертью. Однако, чтобы по-настоящему понять эту книгу, ее надо прочитывать собственной жизнью, или, как говорил святой Иоанн Кронштадтский, «жить жизнью Церкви». И тогда прожитый нами в Церкви очередной год станет не просто «прошлым годом» нашей биографии, а новым витком на восходящей спирали, приближающей нас к «небу небес». Как мы уже сказали, церковный год начинается не 1 января (и даже не 14-го), а 1 сентября по юлианскому календарю, или 14 сентября по принятому теперь григорианскому («новому стилю»), и потому заканчивается он, соответственно, 31 августа (13 сентября). Поэтому первый большой праздник церковного года — Рождество Богородицы (8/21 сентября), а последний — Ее Успение (15/28 августа) — переход из временной жизни в вечную. Во временных границах, обозначенных двумя этими событиями, протекает год жизни православного христианина, который должен быть наполнен для него глубоким духовным содержанием и смыслом. Как отмечает православный исследователь Владимир Немыченков, символически рождаясь вместе с Приснодевой в начале церковного года, христианин призывается прожить предстоящие двенадцать месяцев, дарованных ему Богом, как время, благоприятное для спасения — духовного и телесного труда по очищению себя от греховных страстей и стяжанию добродетелей, — так, чтобы закончить год, уподобившись в них совершенству Богородицы, Которая была удостоена за то блаженного завершения сей временной жизни — Успения — и воссоединения со Своим сыном Иисусом Христом. Этот путь длиною в год Церковь, как вехами, обозначает малыми и большими праздниками, главные из которых Рождество Богородицы (8/21 сентября), Воздвижение Креста Господня (14/27 сентября), Покров Пресвятой Богородицы (1/14 октября), Введение Богородицы во храм (21 ноября / 4 декабря), Рождество Христово (25 декабря / 7 января), Обрезание Господне (1/14 января), Крещение Господне (6/19 января), Сретение (2/15 февраля), Благовещение (25 марта / 7 апреля), Вход Господень в Иерусалим (Вербное воскресение), Пасха Христова, Вознесение Господне, Пятидесятница (Святая Троица), Рождество пророка Иоанна Крестителя (24 июня / 7 июля), память апостолов Петра и Павла (29 июня / 12 июля), Преображение Господне (6/19 августа), Успение Пресвятой Богородицы (15/28 августа). А также периодами особенного телесного и молитвенного делания — многодневными постами. Это посты Рождественский, Великий, Петровский (или Апостольский) и Успенский. Как вы могли заметить, не у всех перечисленных выше праздников проставлена дата. Это не случайно. Православный календарь представляет собою соединение Месяцеслова (или Святцев) и Пасхалии. Месяцеслов указывает на имена святых, чья память празднуется в тот или иной день месяца, а также непереходящие (или неподвижные) праздники, которые имеют постоянную календарную дату. Пасхалия определяет подвижную дату праздника Пасхи и всех зависящих от нее переходящих праздников (Вербное воскресение, Вознесение, Троица), которые не имеют постоянной даты в календаре, но перемещаются в зависимости от дня празднования Пасхи. Так происходит потому, что Месяцеслов связан с солнечным календарем, а Пасхалия — с лунным. Правилами Православной Пасхалии определено праздновать Пасху Христову в первое воскресение после первого весеннего полнолуния, последовавшего за днем весеннего равноденствия 21 марта (по юлианскому календарю). Поэтому православная Пасха отмечается в разные годы в период от 22 марта до 25 апреля по юлианскому календарю (то есть от 4 апреля до 8 мая нового стиля), приходится почти на середину церковного года и в календарном, и в духовном смысле является его центром.

Выпить ли по рюмочке?

Православный христианин, живущий духовной жизнью, то есть старающийся жить по-евангельски и потому строго судящий себя за нарушение заповедей Божиих, приходит к празднику с сознанием своей греховной немощи, видением своих неизжитых греховных страстей и привычек, своей не-победы над грехом, исповедует это в таинстве покаяния и просит за это у Бога прощения. Но одновременно он приходит в храм с надеждой и искренне просит и ожидает от Господа милости и помощи, которые Христос подает нам, соединяя с Собой в таинстве Евхаристии, и без участия в этом таинстве человек, по слову Спасителя, не может наследовать жизни вечной (Ин. 6: 26—59). Владимир Немыченков напоминает, что у каждого праздника своя благодать, свое откровение таин Божиих, хотя и подается она от одного Святого Духа. И потому, ожидая праздник, христианин должен подготовить себя к принятию благодати — жизнью по заповедям, добрыми делами, молитвой, чтением Священного Писания и духовной литературы, а когда надо, и длительным постом, ибо благодать действует в человеке сообразно его устроению и готовности вместить ее. Суть православного праздника заключается вовсе не в праздничной трапезе («яствах и питии»), не в провозглашаемых за столом тостах и многолетиях, не в том, как украшен храм (березками, елями или вербами), а в радостном ожидании и в самой встрече человека со своим Господом, Который приветствует приходящего к Нему — пусть и грешного, но искренне кающегося в своем несовершенстве (ибо «Бог и намерение целует»). В праздник Господь особенным образом открывает Себя человеку, дарует верующим — Своим ученикам — радость Свою совершенную (Ин. 15: 11), которой никто не может отнять (Ин. 16: 22). В праздники Господь вновь и вновь призывает нас к Себе, извлекая из суеты будней и тины наших страстей, приподнимает над бренной землей, открывая нам Царство Свое будущее, уже пришедшее в силе. И это Царство Божие — внутрь нас есть. Освободить душу от привычных забот, «упразднить», очистить от греховных помыслов и нечистых желаний, чтобы в это уготовленное место вошел Господь, — вот задача истинного «празднолюбца» — верующего христианина, идущего в храм на праздник. А вовсе не то, что совершают многие: поставил свечку, перекрестил лоб, помазался маслицем у священника, да и бегом домой к телевизору. А то и того не делают — заглянул в календарь: «Праздник, что ли? Ну, так у нас, православных, есть повод по рюмочке…» Нет, не для того Бог сошел на землю, стал Человеком, учил заблудших, насыщал голодных, исцелял болящих, был гоним соплеменниками, предан ближайшим учеником, распят на Кресте, воскрес и перед Своим Вознесением дал повеление ученикам проповедовать Евангелие по всему миру и крестить все народы. Не для того! Так постараемся стать достойными учениками Христа! И если будем не слушателями только, но и делателями слов Его, то, заслышав в храме: «Приидите, празднолюбцы! Возрадуемся Господу и Его Пречистой Матери и святым Его!», «Хвалите имя Господне…», сердце наше будет исполняться неотмирной радостью, а душа приходить в восторг. Потому что только у нас есть такой Бог — милующий кающихся, прощающий согрешающих, страдающий со страдающими, давший заповедь любви до смерти (см.: Ин. 15: 12—13) и Сам первый исполнивший ее, распявшись за нас на Кресте… Только у нас есть такой Бог, Который «не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10: 45). Те же, кто еще не испытал на себе действия благодати Божией и скучает, стоя на праздничной службе в храме, пусть вспомнят слова Спасителя о молитве: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам», ибо «Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него» (Мф. 7: 7, 11).

Седмица

Названия дней недели тоже имеют отношение к христианской вере. Раньше семь календарных дней, идущих друг за другом, назывались вовсе не неделей, а седмицей. Корень, как можно догадаться, взят из слов «семь», «седьмой», семь дней. Неделей же назывался только один день — тот, в который принято было ничего НЕ ДЕЛать. Сейчас мы его знаем под именем «воскресенье»: по первому дню христианского праздника Пасхи — Светлому Христову Воскресению. Закрепилось это название за днем недели в XVII веке. В нем легко проследить церковнославянские элементы: приставка вос — вместо более привычной вс — и суффикс -ениj-. Корень же восходит к старославянскому «кресати»: «кресе» — оживление, здоровье. Здесь же рядом кресало — предмет для высекания, создания огня и латинское creo — «создаю, творю, вызываю к жизни». К слову, во многих славянских языках «неделя» до сих пор является днем отдыха: укр. неділя, белор. нядзеля, польск. niedziela, чеш. nedele. В Библии сказано, что Иисус Христос воскрес в первый день недели. А у нас в России сегодня воскресенье — это седьмой, то есть последний день недели. Как же так получилось? Дело в том, что до революции и даже в 1930-е годы в России воскресенье также считалось первым днем недели. День был выходной, но первый. В странах Северной и Южной Америки (а также в Китае, Японии и некоторых африканских странах) воскресенье по-прежнему считается первым днем недели. А суббота — седьмым.  6 июня 1940 года Президиум Верховного Совета СССР издает Указ «О переходе на восьмичасовой рабочий день, на семидневную рабочую неделю…», где во втором пункте говорится: «Перевести во всех государственных, кооперативных и общественных предприятиях и учреждениях работу с шестидневки на семидневную неделю, считая седьмой день недели — воскресенье — днем отдыха». Впоследствии некоторые страны бывшего соцлагеря переняли данное новшество. Понедельник — день после не-делания (выходного), вторник — второй день после праздника, производное от старославянского «въторъ» (второй).  Третий день после недели, по всей логике, должен был называться третийником, но почему-то стал средой. Такое слово (третийник) и вправду было в древнерусском языке, но не удержалось до наших дней. Его сменила более живучая «среда» — середина недели. Праславянский корень *sьrdь, который также имеет отношение к слову «сердце» (середина человеческого организма, его сосредоточие), обжившись в древнерусском языке, скорее всего, приобрел значение «средний день недели». С четвергом и пятницей все просто — четвертый и пятый дни после дня не-делания. Суббота — происходит от еврейского слова «шаббат», что значит «покой». И до 30-х годов считалась в России седьмым днем недели. В православной церкви суббота отчасти сохранила статус особого дня в богослужении, но субботний покой в ветхозаветном смысле не соблюдается. Воскресенье считалось не заменой субботы, а новым праздником, стоящим вне времени, точкой отсчета обновленной жизни во Христе; повседневный труд в этой интерпретации отменялся в воскресенье не для покоя, а для участия в богослужении, помощи ближним и подвигов благочестия. Воскресенье считалось днем радости и поэтому церковные каноны запрещали в этот день строгий пост, глубокий траур и молитву на коленях.

Подготовил 

Александр ОКОНИШНИКОВ,

«ЧЕСТНОЕ СЛОВО»