«Детей жаль, но родителей жальче». Приёмные матери о проекте Минпросвещения

Дата: 20 августа 2018 в 18:18

По сообщению сайта Аргументы и Факты

Светлана Джигарос, Волжский, 6 детей — 4 кровных и 2 приёмных

Фото: из личного архива / Светлана Джигарос

Я считаю такие законопроекты непродуманными. Здоровых и умненьких всегда разберут, а что делать коррекционным детям, если утвердят этот проект? Именно таких и берут на воспитание в приёмные многодетные семьи. Доводят, как говорится, до ума, а затем продолжают опекать детей и в социуме. Если ограничат до 3 человек, то таким детям после детского дома светит дом инвалидов. А как быть тем семьям, у кого на данный момент, например, 6 детей? Их как, изымать будут? И в каком порядке? По считалочке — на первый-второй рассчитайся?

«У нас никогда не опускались руки». Супруги Клименко о воспитании 14 детей Статья расходов государства существенно увеличится. На опекаемого ребёнка выделяется в среднем 8000 рублей в месяц, если он живёт в семье, на детский дом на того же ребёнка — около 150 000 рублей.

Поэтому я думаю, что от этого закона выиграют только чиновники, которые будут пилить пирог дотаций на детские дома. А дети и приёмные семьи в этой ситуации будут разменной монетой, к сожалению.

Евгения Хохлова, Сергиев Посад, 21 ребёнок — 6 кровных, 15 приёмных

Фото: из личного архива / Евгения Хохлова

У каждого родителя свой душевный потенциал — и физические, и моральные возможности разные. Кому-то двое много, а кому-то и двадцать не в тягость!

Предполагают отменить в России большие приёмные семьи? Скажу честно — я рада! Меньше ненормальных родителей искалечат свою жизнь. Тех, кто брал ради денег — единицы, основная масса — спасали деток. Но при этом ломали свои реальные семьи и души. Теперь этого не будет. Дети как-нибудь «перетопчатся» в детском доме, а семьям-то хуже не будет. Хорошеньких и умненьких разберут по одному, а все дети с отклонениями в развитии пополнят дома инвалидов. Всё сделано не для блага детей или вопреки наживе, а именно ради денег. Ради возможности огромные, выделяемые на детей деньги, вернуть обратно в казну, из которой легче вытягивать по карманам чиновников!

Как взять в семью приёмного ребёнка? Отвечают психолог и многодетная мама Честно говоря, я устала от борьбы. Детей жаль, но мне родителей жальче. Я вижу, как рвут пупок многодетные приёмные мамы, и никто не решится вернуть детей даже когда и надо бы (есть такие дети на самом деле, которым семья противопоказана).

Думаю, следующим шагом будут массовые изъятия из больших семей. Вот тут начнутся трагедии. Лично я уже морально готова ко всему! Но я давно бултыхаюсь в этой системе по уши. И я закалённый боец. А ведь есть те, кому все эти новшества сломают жизнь (это я про родителей).

Мне интересно, а детей кто-нибудь в больших приемных семьях спросил: что им по душе?

Юлия Бейсенова, Германия, Мюнхен, 4 детей — 3 кровных, 1 приёмный

Элю — маме. Суд разрешил немецкой паре удочерить девочку-инвалида из России Подробнее

Очередной безумный закон, который вместе с шапками срубает головы. Создание и укрепление реально работающих служб сопровождения семей, оказание психологической помощи приёмным семьям, особенно в первые несколько лет, когда адаптация накрывает всю семью? Нет! Зачем вся эта суета? Ограничить число детей до 3 и вуаля — получим идеальные приемные семьи.

Можно, конечно, при желании всё запретить и математически просчитать, но есть только один маленький нюанс. Ограничение на количество детей не решит проблему. Потому что математика — она на бумаге, а в жизни всё сложнее. Есть семьи, которые и с одним ребёнком не справятся, независимо от того, приёмный он или кровный. Есть семьи, которые 8-ых детей с инвалидностью смогут вытянуть. И куча вариаций посередине. Ключевое слово тут — ресурс. И в каждой семье он разный.

«Уберечь от Европы». Суд запретил немецкой семье удочерить ребенка-инвалида Я не знаю, затронет ли новый закон и иностранное усыновление. Если да, и если бы такой закон приняли раньше, то Эля не пришла бы в нашу семью. Ведь у нас уже до неё на момент усыновления было 3 детей. Мне страшно даже представить это. Ведь без удочерения в судьбе Эли не было бы:

— лечения её длинного списка сложных диагнозов, среди которых: патологии развития рук и кистей, недостаток гормона роста, целиакия, косоглазие, нарушения слуха и другие;

— заботы, принятия и любви в семье, благодаря которым депривация, заработанная в системе, начала уходить и ребенок начал оттаивать;

— возможности пойти в обычную школу с индивидуальным тьютором;

— да и просто торта на день рождения, путешествий всей семьей, простых семейных вечеров с настольными играми.

А учитывая, что очередь за Элей не стояла, и в её деле было 20 отказов от других семей, вместо всего этого вполне себе маячили на горизонте перспективы, которые ждут практически всех детей-сирот с инвалидностью:

— жизнь до 18 лет в доме инвалидов;

— монотонное раскачивание в кроватке с решетками;

Вернули в детдом. Отец 11 приемных и 5 родных детей о вторичном сиротстве — тоска и безысходность, которая охватывает всех ментально сохранных детей, попадающих в учреждения для детей с тяжелыми ментальными нарушениями. Глядя вокруг на грызущих решетки и бьющихся головами о стены тяжелых детей, ментально сохранные дети и сами постепенно угасают;

— отсутствие какого бы то ни было будущего, ведь из детского дома инвалидов, как правило, путь прямиком в дом престарелых либо психоневрологический интернат. Из детства в старость, с вычеркиванием жизни.

К счастью, Эля не оказалась «четвертым-лишним». Она уже приросла к нам, а мы к ней. У Элечки своё важное место в семье и в наших сердцах. И даже страшно представить, что она могла бы не попасть к нам, будь закон о «четвертом лишнем» принят.

В соцсетях родители уже запустили флешмоб #четвертый_не_лишний, где публикуют общие фотографии со своими приёмными детьми. Лица тех ребят, которые могли бы так и не попасть в семью скрыты или перечеркнуты.