Дорогой район. Жители Хамовников протестуют против сносов и застройки

Дата: 12 августа 2018 в 20:02

Московский район Хамовники известен одновременно заоблачными ценами на недвижимость и относительно активными жителями – им уже удалось, например, отбиться от программы реновации. Но район остается слишком лакомым участком для девелоперов, и теперь в Хамовниках борются против новых проектов застройки и сноса исторических зданий. Исчезнуть может уникальный сквер с растениями, занесенными в красную книгу, памятники конструктивизма, доходные дома начала 20-го века, всего в зону риска попали почти 50 адресов. А детский конный клуб, в котором занимались дети-аустисты, уже закрылся.

Дом номер один на Комсомольском проспекте в центре Москвы вряд ли можно отнести к достопримечательностям района Хамовники. С виду обычная двухэтажная заброшенная кирпичная коробка, бывший ресторан. Против сноса которого местные жители борются 10 лет. Дом соседствует с небольшим сквером возле Крымского моста – садом Травникова. Рядом – станция метро мелкого заложения «Парк культуры». Задуманный на этом месте многоэтажный апарт-отель с подземной парковкой, по словам жителей Хамовников, уничтожит часть сада и будет плохо соседствовать с неглубокой станцией метро.

Здесь 9 августа и собрались жители района на встречу с муниципальными депутатами, выступив против точечной застройки. Речь идёт не только о риске сноса типовых строений: по оценкам градозащитников, Хамовники могут остаться без более чем 40 исторических зданий, построенных более ста лет назад, но по разным причинам не имеющих охранного статуса. На этот район приходится 1/6 часть всех подобных горячих точек Москвы. Высокая цена на квадратный метр жилья определила ставший уже типичным бизнес-план: не обладающее охранным статусом старое здание переводится в частную собственность, его сносят, а на этом месте вырастает элитный жилой комплекс.

Район Хамовники административно включает территорию между спорткомплексом Лужники (большая спортивная арена, принимавшая чемпионат мира по футболу, в том числе матч-открытие и финал, тоже была под угрозой сноса: построенный в 1956 году стадион предполагали разобрать до фундамента, если бы реконструкция оказалась слишком дорогой) и Боровицкой площадью возле Кремля. Здесь расположен Новодевичий монастырь, поставленный под охрану ЮНЕСКО.

В районе «отбились» от программы реновации, напомнила в беседе с Радио Свобода муниципальный депутат Хамовников Александра Парушина, одна из организаторов встречи с жителями, но «точечная застройка становится просто ковровой». Снос угрожает, например, доходному дому Черникова во 2-м Неопалимовском переулке. Он построен более 100 лет назад в стиле модерн. Жители соседних домов опасаются, в том числе, что новое здание заполонит часть двора и уничтожит детскую площадку. В охранном статусе дому Черникова отказано.

«Этот вандализм надо остановить»

Оттуда был выгнан конный клуб, который занимался с детьми-аутистами

— Мы насчитали 45 адресов под угрозой, в том числе средневековых, и ещё 10, где уже произошло уничтожение уникальных зданий, – отметила Александра Парушина. – На встрече мы обратились и к мэру Москвы, который планирует сейчас переизбираться, что этот вандализм надо остановить. Тем более, что документы строительной организацией, которая собирается сносить дом Черникова, получены очень сомнительным путём с использованием жилищного права. Пару лет назад те же люди в парке Трубецких получили новый участок (по данным активистов с этми объектами связана компания «Рестоврация Н» и семья Кузьминых — Р.С.). Оттуда было изгнано учреждение дополнительного образования Дом детского творчества, старейший в Москве, выгнан конный клуб, который занимался с детьми-аутистами. Кроме того, выяснилось, что те же застройщики зарегистрировали свою организацию в одном из самых скандальных домов на территории Хамовников – особняке в Гагаринском переулке. Дом стал объектом рейдерства, там серьёзно пострадали жители: некоторые погибли при невыясненных обстоятельствах, пропали без вести.

В детском парке «Усадьба Трубецких»

Дом детского творчества, работавший в старейшем в Москве детском парке на территории бывшей усадьбы Трубецких, в 2013 году был слит с Образовательным комплексом дизайна и технологии , и с тех пор, по словам Александры Парушиной, в нем сокращается число секций и происходят увольнения педагогов. Здание, в котором располагался ДДТ и конный клуб, вместе с прилегающей частью парка тоже рискует уйти под застройку. Постепенную ликвидацию ДДТ, в котором занимались более 2 тысяч детей, жители района называют рейдерским захватом.

«Судьба района просто трагична»

Движение «Архнадзор», борющееся за сохранение исторических памятников, внимательно следит за ситуацией в Хамовниках. Некоторые здания района, судьба которых оказалась под вопросом, внесены в «Красную книгу», которую составляют архитектурные активисты, например, это Доходный дом Черникова в Хамовниках. Есть и «Черная книга» – список безвозвратно утерянных памятников. В нем скоро может оказаться доходный дом Эггерса на улице Россолимо, построенный в 1913-1914 годах по проекту архитектора Ивана Машкова.

Здесь лужковская эпоха плавно переходит в собянинскую. В этом смысле судьба района просто трагична

– Есть впечатление, что в Хамовниках больше, чем в каких-либо других районах Старого города, действуют какие-то такие загадочные инвесторы, которые лазают по историко-культурному опорному плану (это графический аналог реестра памятников) в поисках лакун, в поисках неохраняемых, но старых зданий, говорит присутствовавший на встрече жителей Хамовников сооснователь «Архнадзора» Рустам Рахматуллин. — Казалось бы, зачем инвестору неохраняемое старое здание, доходный дом, хороший, крепкий? Можно было бы подумать: для того, чтобы его заселить, при этом с минимальными изменениями по проекту. Но не для того же, чтобы снести? Нет! Оказывается, что их ищут для того, чтобы расчистить площадку. Это касается и дома Эггерс, и дома Черникова, и доходного дома Балдиных на улице Тимура Фрунзе, который будет следующей историей в этой серии, если мы не остановим её. Там уже навешана сетка. Дом давно пустой. И мы нашли документы с указанием застройщика и прохождение этого сносного проекта. В этом смысле Хамовнический район – один из самых характерных, потому что это престижная часть города. Здесь лужковская эпоха плавно переходит в собянинскую. В этом смысле судьба района просто трагична.

– Почему так получается, что проще снести старое здание и построить на его месте новое, чем хотя бы реконструировать?

– Вовсе не проще. Но тем, кто прибирает эти дома к рукам, так кажется. Им так кажется не первый год. Если их нельзя разубедить, то должен действовать закон. Есть достаточно законодательных инструментов для того, чтобы развернуть их. Когда они, найдя на плане неохраняемый доходный дом начала ХХ века, говорят: «А можно мы его сломаем?», нужно сказать: «Нет! Мы не успели провести по нему историко-культурную экспертизу. Мы предполагаем, что он станет памятником через несколько лет». Вот, что должен сказать ответственный город. Город вместо этого говорит: «Да, давайте». Тоже смотрит на этот план, который представляет собой карту собственных недоделок администрации. Потому что заявленные и выявленные памятники сотнями лежали в картотеках, в шкафах правительства Москвы с советских лет! И всю эту работу приходится сейчас делать заново. Вместо этого они говорят: «Давайте вперед, ломайте!» У вас стоит доходный дом 1910-х годов, его превращают в нечто, не имеющее названия. На это все смотрит архитектурный совет города при главном архитекторе, а там исходные: снос доходного дома начала ХХ века, архитектор такой-то, дата. Вот вид, а вот убранство. И сидят люди, принимают исходные условия и начинают обсуждать архитектуру нового здания. Иногда кажется, что мы откатились в лужковские времена, что все усилия 2009-2011 годов, когда вся пресса указывала Лужкову на его вандализм, нужно повторять. Как старые люди не должны доказывать, почему они должны жить, так и старые дома не должны доказывать, почему они должны жить. Пусть застройщики доказывают общественное благо своих проектов, – считает Рустам Рахматуллин.

Монополия на строительство

На последних муниципальных выборах в 2017 году партия «Единая Россия» не получила ни единого мандата в районном совете Хамовников. Сейчас в нём 9 представителей партии «Яблоко», один член КПРФ и 5 самовыдвиженцев. Протестное голосование жителей района вызвано, в том числе, проблемой уплотнительной застройки. Пока, впрочем, оказать достаточное влияние муниципальные депутаты не могут: в Москве ограничено местное самоуправление. Александра Парушина признаётся, что она и её коллеги вынуждены выступать в качестве гражданских активистов. Разве что с функцией депутатских запросов:

То, что сейчас делается, – минутный успех, попадающий то ли в казну, то ли в чей-то карман. А город становится безликим

— Как бы мы ни старались, работать, конечно, очень трудно — мы практически не имеем полномочий. Сейчас система устроена так, что депутатов можно и не слушать. Например, градостроительные решения идут мимо нас, мы можем только участвовать в публичных слушаниях. Права согласования проектов у нас нет. Единственное, что мы можем сделать, это поддерживать наших избирателей. Но когда проблема серьёзная, когда идут рейдерские захваты домов, когда правоохранительные органы или органы исполнительной власти не желают пресекать серьёзные нарушения, мы вынуждены действовать как городские активисты, а не люди, наделённые властью. Но есть и депутатские победы. Довольно крупные стройки были остановлены. Например, на территории балетного училища планировали построить огромный комплекс вместо великолепного парка с редкими деревьями. Академия решила уничтожить парк и отстроить гигантский апарт-отель якобы для талантливых детей, но мы в это не очень верили, потому что у нас подобные истории уже были около спортивной школы: там теперь апарт-отель, явно не гостиница для приезжающих спортсменов. Понятно, что это уплотнение, уничтожается архитектурный облик города. Как можно не понимать, что это капитал города, его туристическая привлекательность, которая может быть колоссальной? Каждый такой объект может приносить доход. То, что сейчас делается, – минутный успех, попадающий то ли в казну, то ли в чей-то карман. А город становится безликим.

Александра Парушина

В июне координатор «Архнадзора», журналист Андрей Новичков опубликовал архив протоколов заседаний городской градостроительно-земельной комиссии, созданной в 2010 году для рассмотрения вопросов о строительстве в Москве и возглавляемой мэром Сергеем Собяниным. По её решениям, утверждают Андрей Новичков и его коллеги, в столице сносят исторические здания, «самострои», застраивают парки. Заседания проходят в закрытом режиме. После публикации Новичкову стали поступать угрозы из мэрии Москвы.

Учитывая низкие полномочия муниципальных депутатов и непрекращающиеся сносы исторических зданий Москвы под новую застройку, прошедшая в саду Травникова встреча вряд ли сможет серьезно повлиять на ситуацию. С другой стороны, жители Хамовников намерены и дальше всеми способами бороться за свой район.

Виджет для Сноба

Реклама вертикальная

По сообщению сайта Радио Свобода