Когда казахстанские судьи будут как американские

Дата: 18 июля 2018 в 13:33

По сообщению сайта TengriNews

В Верховном суде готовится пакет предложений, который позволит казахстанским судьям получить процессуальную свободу, уменьшит заурегулированность судопроизводства, усилит возможности судей по организации «Справедливого процесса», о котором упоминается в представленной ранее председателем ВС РК программе «7 камней правосудия». 

О готовящихся предложениях корреспондент Tengrinews.kz побеседовал с руководителем проекта «Справедливый суд», судьей в отставке Алмагуль Жамановой и пресс-секретарем Верховного суда Болатом Кальянбековым. У них мы также поинтересовались, смогут ли когда-нибудь казахстанские судьи работать как их американский коллега Фрэнк Каприо, который стал интернет-знаменитостью.

Судью Каприо называют самым справедливым судьей в мире. Он ведет заседания в непривычной для всех манере: шутит, искренне сочувствует провинившимся, разрешает детям принять вместе с ним решение по делу. Как, например, это вышло с мальчиком, отец которого припарковался в неположенном месте, и судья Каприо должен был принять решение, как наказать виновного. Вот что в итоге вышло. 

 

В Верховном суде республики отметили, что все предложения по реформированию казахстанской судебной системы сформированы на основе предложений как населения, так и самих судей всех уровней. 

«В настоящее время ведется разработка ряда законодательных предложений по совершенствованию работы судов. Они будут внесены до сентября в Администрацию Президента. Очень много предложений поступило из регионов по упрощению судопроизводства. У нас ставится вопрос, чтобы освободить судей от несудебной нагрузки, чтобы они смогли сконцентрироваться на рассмотрении сложных дел. Сложные дела вызывают спор, по ним формируется все мнение о судебной системе, о судьях. В прошлом году было рассмотрено 2 миллиона гражданских дел и материалов. Если это разделить на количество судей — это примерно 2 400 судей, то в связи с этой высокой нагрузкой не всегда у судьи бывает достаточно времени, чтобы подготовиться к рассмотрению сложного дела», — выразила мнение руководитель проекта «Справедливый суд» Алмагуль Жаманова. 

По ее словам, сегодня основная нагрузка ложится на суды Астаны, Алматы и областные.

«Сейчас очень много вопросов касается оптимизации и упрощения судебного производства. Наша основная задача  — повышение доверия к судьям. Мы, когда готовили свои предложения, исходили из того, что должно быть прежде всего удобно гражданскому обществу», — считает Алмагуль Жаманова. 

«У судей колоссальная нагрузка. Чтобы наш судья мог себя уверенно чувствовать, больше внимания уделять каждому сложному делу, мы должны подумать о нагрузке. Нагрузка на судей у нас растет системно из года в год. За последние пять лет она выросла в 2 раза — с 1,25 до 2,6 миллиона дел и материалов. Уже за первое полугодие этого года 1,8 миллиона дел и материалов. Рост 40 процентов.  Один судья в Астане и Алматы ежемесячно рассматривает больше 300 дел», — добавляет Болат Кальянбеков.

В Верховном суде предлагают предоставить больше свободы судебным исполнителям, исключив санкционирование судом некоторых исполнительных действий.

«Когда мы изучали вопрос о нагрузке на судей, выяснилось, что порядка 70 процентов дел — это дела, в которых нет споров, они носят бесспорный характер. То есть 2,3 миллиона гражданских дел, из них 1,1 миллиона дел — это санкционирование действий судебных исполнителей. Все это делается где-то формально, на конвейерной основе. Эти процедуры носят технический характер, втягивают ресурсы не только судей, но и всего аппарата нашей системы. Ни в одной стране такого нет.

Более того, этот формализм не только усложняет работу судисполнителей, но и реальное исполнение судебных актов, вызывая негативную реакцию в обществе. Есть мнение, что судебный исполнитель может ряд своих действий осуществлять без санкции. В случае несогласия с решением судебного исполнителя любой гражданин может беспрепятственно обратиться в суд», — отметила Алмагуль Жаманова.

Также в Верховном суде предлагают внести в Гражданско-процессуальный кодекс отдельную главу, касающуюся обжалования действий судебного исполнителя.

«Это будет комплексное решение проблем, возникающих при обжаловании исполнительных действий. К примеру, мы предлагаем сократить срок вступления в законную силу постановлений по таким делам, чтобы была оперативность рассмотрения», — добавила Жаманова.

Комментируя ролик о знаменитом американском судье, Болат Кальянбеков отмечает, что казахстанские судьи  лишены процессуальной свободы. Все их действия в ходе поступления исков, рассмотрения заявлений строго регламентированы в законе. 

«Прописано каждое действие, сроки, что он должен делать. В результате это привело к тому, что сегодня судья стал, в буквальном смысле, слугой процессуальных кодексов. Значительная часть процессов сегодня заканчивается не разрешением спора по существу, а реагированием на какие-то процессуальные недоработки: не так заполнен иск, не прописаны четко требования, не та ссылка на договор. В таких случаях суд прекращает рассмотрение дела и возвращает заявление истцу. Дело не рассмотрено по существу, спор не разрешен, идет раздражение, что суд стал бюрократом», — отмечает Болат Кальянбеков, говоря о гражданском судопроизводстве. 

Судья с многолетним стажем Алмагуль Жаманова отмечает, что важно поднимать вопрос о доверии к судьям.

«Моя позиция, что законы нужно ориентировать на добросовестных судей. Если какой-то судья работает недобросовестно, допускает волокиту и формализм, к нему должны быть применены меры со стороны судейского корпуса», — считает Жаманова. 

«Если мы будем говорить об этом элементе, как американский судья, когда он свободно сидит, рассуждает, вольно толкует наказание, вольно применяет это наказание, то у нас, конечно, другая правовая культура. Если судья так будет себя вести, то всегда есть опасность обвинить его в предвзятости к одной из сторон.

Вместе с тем, если говорить о процессуальной свободе судьи в наших реалиях, то у нас сейчас большой проект на подходе. Он даже обяжет судью быть процессуально активным. Это проект Административного процедурного процессуального кодекса (АППК). Он уже внесен на рассмотрение правительства. Для понимания: в споре государственного органа и гражданина государство всегда в выигрышном положении, обладая большими ресурсами. Суд при рассмотрении таких дел должен выравнять этот дисбаланс сил. Вводится принцип активной роли суда».

«(...) Если сейчас в споре гражданина и госоргана стороны процессуально равны, то после принятии АППК уже государственный орган должен будет доказать, что гражданин нарушил закон. В этом и заключается активная роль суда. Он встает на сторону гражданина, помогает ему в сборе доказательств. Появляется презумпция вины госоргана», — заявил Болат Кальянбеков.

Еще один пример рассмотрения дела судьей Фрэнком Каприо. Он вынес решение по делу американки, которая нарушила правила парковки. 

  

«Мы изучали этот феномен про американского судью. Это судья небольшого штата в небольшом городке. Он рассматривает дела только по административным спорам: по выплатам штрафов, хулиганству. В Америке судья — закон. Там действует прецедентное право», — подчеркивает пресс-секретарь Верховного суда.  

«Возможно ли такое в Казахстане?»

«У нас все-таки таких свобод нет. Судья обязан выносить решения, руководствуясь законом. К примеру, у нас Административный кодекс, можно так сказать, очень жесткий и конкретизированный. Если указано наказание в виде лишения прав, в частности за пересечение двойной сплошной, то судья не может уходить от этого, должно быть наказание. Но сегодня ведется большая работа по модернизации судебной системы, меняется парадигма судей, предлагаются решения, чтобы развернуть суды к интересам людей», — резюмировал Болат Кальянбеков.