Кружок подвижных игр. Как россияне увлеклись футболом

Дата: 14 июля 2018 в 18:32 Категория: Новости спорта

Чемпионат мира по футболу вызывает интерес не только у болельщиков. Многих он заставляет задуматься о том, почему в России, где такое короткое лето, столь популярен именно футбол, а, скажем, не состязания лыжников; когда вообще здесь начали гонять мяч по травяному полю, кому мы обязаны формированием первых российских футбольных команд, кто были первые футболисты, как они себя вели, как выглядели, как создавались первые футбольные клубы.

Об истории российского футбола мы говорим со спортивным журналистом, членом Международной федерации истории и статистики футбола, исследователем футбола Юрием Лукосяком и журналистом Михаилом Григорьевым.

SoundCloud

– Юрий Павлович, откуда пошел в России футбол – ведь он появился еще до революции?

– Первое упоминание о футболе относится к 1860 году, когда был создан кружок подвижных игр «Нева». В 1879 году был опубликован устав первого футбольного клуба. Помяловский в своих «Очерках бурсы» в 1859 году подробно расписал, как семинаристы играют в русский прообраз футбола под названием «кила». В феврале 1866 года в хронике происшествий газета «Санкт-Петербургский листок» описала игру «в большой мячик ногами» – играли дети торговцев на Ямском рынке – это у Пяти углов. В 1913 году газета «Футболист» написала еще об одном русском прообразе футбола – шалыге, популярной среди крестьян Новгородской и Тверской губерний во второй половине XVIII века – они гоняли бычий пузырь, набитый соломой.

Первые серьезные спортивные организации стали создаваться в 1884 году – тогда появился Санкт-Петербургский кружок велосипедистов-любителей. Его председатель Алексей Лебедев потом возглавил первый русский футбольный клуб «Спорт». В это время медленно сближались два направления: с одной стороны, английский спорт Петербурга со своими традициями, с другой – русские прообразы игры в футбол – кила, шалыга, и еще на Кавказе была популярна игра лилло.

– Михаил, желание гонять мяч – это, наверное, в природе человека?

– Не только мяч – если мальчику и мужчине под ноги попадается консервная банка, он начинает ее пинать: это, наверное, такой инстинкт. Футбол у нас стал очень популярным: в 20-е годы, еще до возникновения профессиональных клубов, он стал массовым развлечением, прежде всего, для больших индустриальных городов.

– Юрий Павлович, вот вы рассказали о первых клубах, а кто такие были первые футболисты?

– Самые обыкновенные люди разных сословий. У нас же всегда было преклонение перед всем иностранным. Виталий Бианки вспоминает, как при переходе из одной гимназии в другую в 1913 году первые вопросы задавались о том, в каком футбольном клубе ты играешь и в какой партии состоишь – такая визитная карточка молодого человека.

Посматривали на иностранцев. По переписи 1890 года, у нас проживало почти 23 тысячи иностранных подданных, из них 1800 англичан. Англичане последовательно создавали клубы: по их понятиям, это собрания людей, объединенных общими интересами и взглядами. Они довольно часто собирались на плацу кадетского корпуса и проводили там спортивные праздники и другие мероприятия – например, отмечали день рождения королевы. Русские туда как-то просачивались, кадеты подсматривали за англичанами – об этом писал основоположник русского футбола Георгий Дюперрон. Отец его – француз, мать – немка, первые Дюперроны появились в России в начале 1820-х годов. Отец Дюперрона был известный купец, очень щедрый благотворитель. А Дюперрон не только пропагандировал спорт – он сам был спортсменом. В 12 лет он бегал на коньках в Юсуповском саду, потом стал велосипедистом – тогда начался велосипедный бум, что очень помогло развитию отечественного спорта. Велосипед имел практическую пользу, все на него сели – правда, мужчины, а вот первую женщину-велосипедистку в Павловске мальчишки забрасывали грязью. Велосипедисты в своем кружке стали устраивать соревнования. А торговцы были заинтересованы в том, чтобы продать как можно больше велосипедов, и они стали строить первые велотреки – в Царском Селе, на плацу Семеновского полка, на Каменном острове. А овалы внутри велотреков пустовали, и туда стали пускать футболистов: велосипед выступил локомотивом для футбола.

Понятие «спортсмен» тогда было размыто – спортсменами называли даже тех, кто разводил рыбок

Понятие «спортсмен» тогда было размыто – спортсменами называли даже тех, кто разводил рыбок. Формирование этого понятия в сегодняшнем понимании подтолкнуло именно развитие велосипедного спорта. Правда, скоро велосипедный бум прошел, но футбол уже набрал ход – в 1997 году у нас уже существовало 7 или 8 футбольных клубов, где играли и русские футболисты.

Датой рождения отечественного футбола считается 24 октября 1897 года, когда прошел матч между командами Василеостровского кружка футболистов и Санкт-Петербургского кружка любителей спорта «Спорт», но тут есть доля лукавства: в обеих командах были и англичане, и русские.

– Михаил, а кто в России прописал футбольные правила?

– Они попали сюда из Англии, где вообще-то очень долго спорили, как играть в футбол. В 1863 году, наконец, оформился основной свод правил. В итоге сторонники игры руками и ногами назвали свой вид спорта «регби», а сторонники игры только ногами назвались футболистами. Столетие рождения современного футбола, кстати, торжественно отмечалось с участием нашей звезды – Льва Яшина. Правила игры в футбол из Великобритании попали в Россию, их перевел Дюперрон.

– Юрий Павлович, у вас есть, что дополнить по поводу правил?

Юрий Лукосяк

– Да, Дюперрон в 1887 году в журнале «Самокат» дал подробное описание игры в футбол и ее правила. Так что тут все связно – и перевод правил, и первый футбольный матч, и создание футбольной команды при КЛС (Кружке любителей спорта), который – и это очень важно – в это же время начал проводить регулярные тренировки. А вот организация под названием «Судейский комитет» появилась у нас только в 1909 году. Произошел раскол Футбольной лиги, основанной в 1901 году – в 1908-м она раскололась на русскую и английскую лиги, и возникла необходимость готовить русских судей: до этого судили англичане.

– А русский царь, правительство как-то поощряли развитие футбола?

– Первый государственный документ о спорте был принят в 1906 году – и то под влиянием первой русской революции 1905 года. В специальном царском манифесте были прописаны правила создания клубов, собраний, союзов. Тогда появилось понятие «узаконенный дикий клуб». До этого большинство клубов не могло оформить свое существование – регистрации надо было ждать годами, бесконечно ходить по инстанциям. Поэтому на бланках многих организаций стали появляться надписи – «Под покровительством Великого Князя Кирилла» (Михаила и т. д.) – исключительно, чтобы напугать чиновников.

– То есть эта болезнь чиновной волокиты – наследственная?

– Да, такие же люди и сейчас сидят в этих кабинетах. Царский манифест позволял прийти в полицейский участок и просто и быстро зарегистрироваться, но не давал права вести финансовую и экономическую деятельность: нельзя было арендовать помещение, купить инвентарь, нанять сторожа. И до революции этот манифест был единственным указом, касавшимся спорта.

Но в 1913 году – после поражения на Олимпийских играх в Стокгольме – была создана структура для управления отечественным спортом, и фактическим первым министром спорта стал генерал Владимир Воейков, он назывался главнонаблюдающим за физическим развитием народонаселения Российской империи. Он сделал немало – в созданном им временном совете было много интересных людей, они начали разрабатывать устав спортивного союза – помешала революция. Но были организованы олимпиады в Киеве в 1913 году и в 1914-м в Риге.

– Михаил, мы дошли до революции – вам это время, наверное, более близко?

В больших городах футбол был очень популярен и до революции

– В мемуарах известного футболиста и затем футбольного журналиста Михаила Ромма, тезки и однофамильца знаменитого режиссера, говорится, что в годы Первой мировой футбол стал еще более популярен. Чтобы занять солдат, в тыловых армейских частях стали играть в футбол. Играли прапорщики – недавние студенты, которые помнили, как они играли в футбол у себя в учебных заведениях и на дачах. А большинство солдат были из крестьян, и их тоже захватил футбол. Стали проводить массовые турниры, а потом популярность футбола перекинулась и на послереволюционное время.

– То есть многие из тех, кто вернулся с полей Первой мировой, вернулись футболистами?

– В больших городах футбол был очень популярен и до революции. Потом некоторое время было не до футбола, а потом он стал еще популярнее среди масс, что отразилось и в кино, и в литературе, Ильф и Петров, например, писали об этом.

– Юрий Павлович, вы согласны?

– Да, если в первом чемпионате Лиги в 1901 году участвовало 39 футболистов, то в турнирах Петроградской лиги – уже около 6,5 тысяч человек, потому что в футбол стали играть учащиеся средних учебных заведений. В 1906 году появился ОСФРУМ – Общество содействия физическому развитию учащейся молодежи. Серебряный кубок, пожертвованный Борисом Сувориным, сыном известного книгоиздателя, стали разыгрывать гимназии, торговые школы, коммерческие училища, в последних перед революцией турнирах участвовали 56 учебных заведений!

Да, в начале Первой мировой люди, горя патриотизмом, не закончив образование, покидали учебные заведения и поступали в школы прапорщиков. Очень многие погибли на фронте, но их место заняли вот эти ребята из кубка ОСФРУМа, турниры продолжались и во время войны. И тогда же была создана программа «Милитаризация спорта» – прообраз Всеобуча и ДОСААФа. Программа предусматривала создание военных спортивных комитетов на местах, и особо отличившихся царь награждал специальными медалями – одним из первых такую медаль получил Дюперрон.

– Михаил, вы хотите дополнить?

– Да, я хочу подчеркнуть тот факт, что чемпионат нашего города проходил все годы – за исключением только 1919-го, когда на Петроград наступал Юденич, и в 1942-м: блокадные матчи проводились, но чемпионаты все-таки – нет.

– Михаил, спорт предполагает не только состязания, но и атмосферу вокруг них. Когда в России появились люди, которых мы сегодня называем болельщиками?

Михаил Григорьев

– Почти одновременно с первыми футбольными командами: в газетах тогда с возмущением писали о громко кричащих зеваках. Но потом стало ясно, что футбол – это не только спорт, это массовое зрелище: тогда оно было, наверное, сродни цирку, а сегодня это часть шоу-бизнеса. Осознав это, стали строить стадионы с трибунами, продавать билеты.

– Юрий Павлович, вы тоже считаете, что болельщики появились вместе с футболистами?

– Да, правда, сначала это были зеваки. Тут надо вспомнить о журнале «Спорт», который редактировал Дюперрон: там был раздел «Спортивная хроника» с анонсами места и времени матчей. Билеты стали продавать с 1910 года, когда в Петербург приехала первая серьезная иностранная команда, сборная чешских клубов.

– Юрий Павлович, я прочла в одном из ваших интервью, что, когда футбольные правила еще не устоялись, футболисты и болельщики вели себя, с нашей точки зрения, странно – на поле можно было курить, на него можно было выбегать…

– На поле и мордобой процветал – газетчики писали, что благовоспитанные, хорошо одетые люди с манерами, переодеваясь в спортивные костюмы, превращаются в варваров. Но Дюперрон боролся с грубостью – ввел систему штрафов и дисквалификаций.

– Михаил, вы тоже находите большие различия в поведении футболистов и болельщиков сто лет назад и сейчас?

– Конечно. Если взять советское время, то завзятыми болельщиками часто бывали даже те, кого трудно было в этом заподозрить: например, композитор Дмитрий Шостакович, многие писатели, художники, звездные артисты театра и кино 30-х годов. Если не ошибаюсь, именно Шостаковичу приписывается фраза о том, что в то время единственным местом в стране, где человек мог открыто кричать правду, был футбол.

В 30-е годы футболом болела вся страна. А потом футбол – особенно в Москве – стал политизироваться. Братья Старостины, основатели клуба «Спартак», дружили с Косаревым, возглавлявшим комсомол, благодаря чему смогли добиться проведения чемпионата команд мастеров – как мы теперь говорим, профессиональных команд. Прошла громкая акция – на Красной площади постелили войлочное футбольное поле и сыграли матч на глазах у Сталина и других членов политбюро. Появились советские меценаты. Когда в 1944 году прошел – еще во время войны – розыгрыш кубка СССР, у «Зенита» был свой болельщик, нарком оборонной промышленности, будущий маршал и министр обороны брежневских времен Дмитрий Устинов, он по мере сил поддерживал команду. В советские времена шутили, что футбол – это партийный вид спорта. Другие спортсмены могли становиться чемпионами мира, но к ним было меньше внимания. Вообще, футбол популярен во всем мире, даже в хоккей на высоком уровне играет не так много команд в нескольких странах, а в футбол хорошо играют во многих странах, поэтому в нем очень тяжело добиться успеха.

– Юрий Павлович, вот мы уже дошли до 30-х годов: вы согласны с Михаилом о том, что футбол стал политизироваться?

Благовоспитанные, хорошо одетые люди с манерами, переодеваясь в спортивные костюмы, превращаются в варваров

– Да, Михаил назвал Устинова, а я вспоминаю рассказ Фридриха Марютина про то, как его воровали в Москву с помощью ВВС: посадили в самолет и переправили к Василию Сталину, и помогло только вмешательство Устинова, который обратился к Сталину и сказал: что же ты воруешь у меня футболиста! И Марютин был возвращен в Ленинград. Да, такие случаи были, спорт превратился в забаву высших чинов, и, я думаю, это созвучно еще с кое-какими годами.

– Михаил высказал свою версию о том, почему так трудно добиться успеха в футболе, – а вы как считаете?

– Футбол стал ареной, где очень многие пытаются удовлетворить свои амбиции. Людей, по-настоящему страдающих и переживающих за футбол, не так уж много. И, наверное, любовь к футболу будут эксплуатировать все, кому не лень. Чем хорошо на стадионе – там свои правила, там всегда можно было и выругаться, и выпить, и нарушить общественный порядок. И водочку продавали, как сейчас, помню, по третьему ярусу, с селедочкой на хлебце. Хотя у нас был печальный опыт 1957 года, и можно было ужесточить какие-то правила.

– Какой печальный опыт?

– Футбольный бунт, матч «Зенит» – «Торпедо», Москва, 14 мая 1957 года, когда произошли крупные беспорядки. Нетрезвый болельщик вышел на поле и попытался занять место вратаря. Милиционеры его скрутили и начали с ним очень грубо обходиться на глазах у всех. А время было напряженное, людей заставляли подписываться на госзаймы, жертвовать значительную часть своей зарплаты государству. Озлобленные болельщики не выдержали, часть из них выбежали на поле и стали избивать уже милиционеров. На несколько часов стадион оказался во власти толпы, милиция не справилась, и когда там осталось всего несколько сотен человек, приехала дивизия особого назначения, были мобилизованы моряки, курсанты, и только тогда удалось справиться с ситуацией. Потом 16 человек были осуждены на различные сроки, причем часть из них, как водится, оказались на скамье подсудимых случайно.

– Юрий Павлович, а санкции, оргвыводы последовали?

– Нет, к ужесточению порядков на стадионах это не привело, я помню, в конце 50-х можно было свободно переходить с сектора на сектор. Да, футбол у нас был и остается той ареной, где все имеют право голоса, он демократичен, и это очень важно.

Russian Echo Widget

Реклама вертикальная

Видеоблогеры Свободы Сибирь.Реалии Миры  Горенштейна

По сообщению сайта Радио Свобода