«Е» упала, «Н» пропала…

Дата: 13 июля 2018 в 20:49

По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"

Почему нацтестирование в его нынешнем виде пора забросить на архивную полку

После 15-летнего хождения по мукам Единое национальное тестирование (ЕНТ) постепенно подошло к своему логическому концу. Причем к такому историческому исходу продвигали — невольно, а может, и целенаправленно — все последние годы организаторы этого действа — от рулевых нашей системы образования до руководства и учителей школ. Рискну также утверждать, что ЕНТ сегодня идет вразрез с реализуемой в стране программой модернизации общественного сознания. Да и вообще вопреки здравому смыслу.

К этой мысли — о конце ЕНТ — я пришел пару лет назад, когда оно «сдулось» до вступительных баллов в вузы. А сподвиг меня взять нынче в руки «клаву» один из топ-менеджеров Национального центра тестирования Минобразования и науки Роллан СЕРИКОВ, который в интервью нашей газете с каким-то безумным упорством отметал наличие серьезных изъянов в проведении нацтестирования и как зазубренную мантру твердил о чуть ли не идеально отлаженной системе оценки знаний под названием «ЕНТ» (см. «Тест на правду», «Время» от 10.7.2018 г.). Отсутствие способности критически мыслить и адекватно оценивать ситуацию, видя все только в розовом цвете, — это ли не красноречивое свидетельство того, что система уже изжила себя?
А ведь прежде всего именно для исключения субъективизма и была внедрена эта аббревиатура из трех букв.
Представляя концепцию ЕНТ 15 лет назад (22 сентября 2003 года) на правительственном часе в мажилисе, тогдашний министр образования и науки Жаксыбек КУЛЕКЕЕВ в своей речи отмечал (по тексту этой цитаты выделено нами):
«Для того чтобы искоренить субъективную оценку качества образования в школах... мы собираемся внедрить Единое национальное тестирование. (…) Государство 11 лет финансирует получение среднего образования и от школ должно принимать тех, кого они подготовили, независимо от самих школ. (…) Поскольку все казахстанские школы будут подвергаться независимой оценке по единому критерию, мы сумеем получить реальный рейтинг каждой школы. (…) Мы сразу увидим по регионам Казахстана, где в среднем школы лучше готовят учащихся, и какие школы лучше всех готовят школьников внутри регионов. Как только эта информация станет доступной, общественность будет вмешиваться в деятельность школ, то есть усилится общественный контроль. (…) Мы сумеем объективно оценить деятельность каждого руководителя организации образования. (…)
Инициатива выглядела многообещающей и явилась даже своеобразной революцией в образовательном процессе, поскольку тестирование совмещало в себе выпускные школьные экзамены и вступительные — в вузы, то есть «два в одном», чего никогда не было в советское и постсоветское время. И пошло-поехало! Не учеба в старших классах, а сплошное натаскивание будущих выпускников на тесты, голимая зубрежка, при этом сами знания ушли на второй (если не на 10-й) план. Из года в год участники ЕНТ соревновались в изо­щренности шпаргалок, проноса гаджетов и в науке списывания (см. «Только цифры и факты»).
В Минобрнауке, конечно же, предпринимали меры по минимизации этого негативного процесса-потока. Ежегодно перед каждым ЕНТ чиновники от образования грозили самыми суровыми карами тем выпускникам, кто попадется на шпаргалках. Позже появились решения, приравнившие задания тестов к госсекретам, даже ввели уголовную ответственность за их утечку и распространение! В пунк­тах сдачи стали устанавливать рамки металлоискателей, а в некоторых — так вообще беззастенчиво обыскивали юношей и девушек, что вызывало всплеск родительского негодования. Позже ввели видеоконтроль в аудиториях.
Но, несмотря на эти усилия, ситуация вокруг ЕНТ с каждым годом только обострялась. С приближением сроков тестирования в обществе возникала нервозно-судорожная обстановка. Усугубляли ситуацию некоторые, мягко говоря, странные вопросы тестов (не удивлюсь, если кто-то запомнит эти «шедевры» на всю жизнь!). И все чаще почему-то именно в период ЕНТ стали случаться суициды среди школьных выпускников. В Минобре категорически отметали версии о возможной взаимосвязи этих явлений, но легче от этого никому не становилось.
В общем, в итоге, увы, все свелось к тупой погоне за баллами, рейтингами школ и регионов. То есть к образовательной реформе подошли прямолинейно — по принципу «цель оправдывает средства». Набор нужного количества баллов на ЕНТ стал постепенно сопоставим в общественном сознании с большой победой в затяжной войне.
Судя по всему, к тому времени (а особенно после ЕНТ-2012, когда заменили тестовые базы по всем предметам и ужесточили контроль) в МОН, да и не только там, постепенно стало складываться устойчивое понимание, что в ЕНТ нужно что-то менять. Тогда, считаю, и проявились первые явные признаки двойных стандартов. Контроль не отменили, но на входах в пункты проведения ЕНТ, в аудиториях и по видеоканалам «ловили» и «выявляли» уже далеко не всех. В процесс подсказок постепенно «втянулось» и немало учителей: они кто шепотом, кто на ухо советовали своим выпускникам проносить смартфоны-телефоны, обещая подсказки, если те смогут выйти на связь. Так, все чаще наряду с настоящими отличниками и хорошистами высокие баллы стали набирать и откровенные неучи. Постепенно сложился еще один, и довольно оригинальный, рейтинг — самых ловких решений по списыванию на ЕНТ (опять же см. «Только цифры и факты»).
В результате объективность тестирования и его результатов уменьшалась с умопомрачительной быстротой.
Почему об этом так уверенно пишу? Потому что я не только журналист, который на протяжении многих лет пристально наблюдает за перипетиями в довольно непредсказуемом школьном хозяйстве (см. «Ссылки по теме»), но и знаю еэнтэшную ситуацию изнутри — двое моих детей прошли через горнило этого тестирования. Я уж не говорю о том, что помимо моей скромной персоны проблемы ЕНТ неоднократно (!) поднимал в своих официальных депутатских запросах добрый десяток, а то и два, наших парламентариев.
И вот около двух лет назад наконец-то, видимо, сдались самые ярые апологеты ЕНТ. Было принято два принципиально важных решения. Во-первых, тестирование потеряло статус «два в одном»: оно с прошлого года — лишь вступительный экзамен для желающих продолжить обучение в вузах, а в школы вернули выпускные экзамены. Во-вторых, Минобр внедрил возможность повторной сдачи ЕНТ (за, прямо скажем, символическую плату) для тех, кто не набрал пороговых баллов, но хочет и готов учиться на бакалавра, пусть исключительно и на платной основе. Кстати, в 2017 году такая мера дала шанс сразу 30 тысячам (!) абитуриентов поступить в вузы. А для «особо одаренных» есть возможность пройти послешкольное тестирование и в третий раз, уже фактически будучи студентом-первокурсником!
Нет, это не подкосило великую несправедливость в добывании баллов между честными и нечестными участниками ЕНТ (как списывали прежние горе-выпускники, так и продолжили это неблагородное дело их нынешние последователи), но однозначно сняло другую головную боль общества: одновременно и вроде как бы незаметно пошла на убыль статистика юношеских самоубийств.
А как же объективность-непредвзятость? Равные подходы и возможности? Контроль государства школьных знаний будущих специалистов? Забудьте. В этом году Минобр пошел еще дальше от заявленных полтора десятка лет назад целей и задуманного высокого статуса Единого национального. В борьбе с так называемой «утечкой мозгов» ведомство отменило необходимость предъявления сертификата ЕНТ тем студентам-казахстанцам, кто захочет перевестись из зарубежного в отечественный вуз. То есть, получается, нашему любому школьному выпускнику можно еще смелее, практически без оглядки поступать в иностранные вузы, поскольку потом в любое время можно запросто вернуться домой. А если захотят обратно далеко не все? Другими словами, в борьбе «за мозги» можно получить обратный эффект… Впрочем, мы отвлеклись.
Ну и, наконец, еще два аргумента в пользу отмены нынешнего ЕНТ за его никчемностью. На днях глава государства подписал закон, расширяющий самостоятельность казахстанских вузов, включая академическую, образовательную, финансовую составляющие. Вместе с тем предполагается, что наши высшие учебные заведения уже довольно скоро будут выдавать дипломы собственного образца, о чем МОН впервые сообщил еще в марте 2016 года (здесь в цитате тоже выделено нами):
«Это станет системным решением повышения качества высшего образования в стране. Мы понимаем, что отдельные слабые вузы торгуют дипломами, прикрываясь при этом именем государства. Дипломов государственного образца нет нигде в мире, кроме ряда постсоветских и нескольких восточно-европейских стран. Это опыт международный, (…) и каждый вуз выдает свой уникальный диплом».
По мнению Минобра, если в дипломе не будет государственной печати, то абитуриенты и их родители будут совершенно по-другому подходить к выбору вуза. «Они начнут выбирать вузы, основываясь на их репутации. Конкуренция резко усилится. Останутся действительно достойные учебные учреждения, — отмечалось в пресс-релизе ведомства. — Данная норма вводится с 2021 года…».
А теперь вопрос: сможет ли вуз повышать свою репутацию, печься о ней, предъявлять своим студентам требования, адекватные вызовам современности, если будет принимать абитуриентов, как сейчас — практически «вслепую», лишь по предъявленному ими сертификату ЕНТ с его сомнительно набранными баллами? Ведь сегодняшние абитуриенты — это завтрашние специалисты, по уровню профессионализма которых, по сути, и будет складываться та самая репутация вуза, который они окончат. Следовательно, вузы должны быть заинтересованы в отборе и приеме наиболее подготовленных абитуриентов. А это значит, что и карты им в руки. И места сертификату нынешнего ЕНТ в этой колоде, получается, нет.
Вернемся на 15 лет назад. Тогда в процессе обсуждения целесообразности введения ЕНТ высказывалось мнение, что тестирование как таковое целесообразно для предметов физико-математического цикла, точных наук: физики, химии, алгебры, геометрии и т. д. Для гуманитарной же сферы (литература, история, языки и т. д.) важны устные экзамены — чтобы оценить способность выпускника-абитуриента мыслить, логично излагать свои суждения, обосновывать точку зрения. Совмещение этих двух подходов позволило бы оптимально определить уровень знаний вчерашних школьников, говорили сторонники такого двухступенчатого ЕНТ. Но победили «технократы».
Возможно, это обстоятельство стало пусть не решающей, но одной из основных причин провала системы оценки знаний под названием ЕНТ. Кроме того, за его введением не последовали другие важные решения в реформировании системы образования, в том числе введение 12-летки, реальная, а не только на словах, борьба с поборами, коррупцией в школах, сокращение раздутого количества вузов в стране, профориентация и другие.
Думаю, сегодня в стране уже накоплен нужный опыт, чтобы не совершать прежних ошибок: все в раз разрушить «до основания, а затем…». Вот ведь осознали-таки в МОН, что не получится в намеченные сроки ввести преподавание в школах сразу четырех предметов физико-математического цикла на английском языке — теперь предлагают постепенно и на выбор! Поэтому считаю: учитывающие все нюансы и обстоятельства, понятные всем новые правила поступления в отечественные вузы можно разработать до конца этого календарного года и ввести уже в следующем году.

Наиль ИШМУХАМЕТОВ, фото с интернет-ресурсов, Алматы

Только цифры и факты

— За 13 лет через ЕНТ по системе «два в одном» (2004-2016 гг.) прошли 1 588 082 выпускника школ; 479 721 не участвовал в тестировании.
— Самый высокий средний балл по стране — 86,7 — был зафиксирован в 2011 году, самый низкий — 52 балла — в 2004 году.
— Подозрительно высокие результаты ЕНТ 505 выпускников Жанакорганского района Кызыл­ординской области от 4 июня 2011 года были аннулированы после того, как у школьников обнаружили листы с правильными ответами. Руководство региона на основе выводов эксперта МОН высказало предположение о вскрытии конвертов с вопросами и анкетами до тестирования и сообщило, что стоимость «ключей» к тестам достигала 300 000 тенге.
— В 2012 году заменили тестовую базу по всем предметам и ужесточили контроль за ЕНТ. В результате средний балл по стране составил всего 70,9, что на 15,8 балла оказалось ниже, чем в 2011 году. Число набравших менее 50 баллов увеличилось почти в четыре раза, доля преодолевших 100-балльный порог уменьшилась в три раза по сравнению с 2011-м.
— В том же 2012 году у выпускника одной из школ Риддера Восточного Казахстана была изъята супершпаргалка длиной около 11 метров. Она вмещала в себя 25 тысяч ответов по всем предметам ЕНТ.
— В 2015 году юная актюбинка Лейла ШАКУЛОВА из страха провалить тесты покончила жизнь самоубийством. К такому выводу пришли следователи, поскольку девушка оставила предсмертную записку: «Не вините никого. Чувствую, что не сдам ЕНТ. На выпускной тратиться не хотелось бы. Без меня будет легче и кредит брать не надо. А так — простите».

По данным, подготовленным казахстанским дизайн-бюро IGRAPHIC на основе официальных результатов ЕНТ

Ссылки по теме:

«Без языка, или Почему президент вынужден корректировать собственные решения» — «Время» от 23.8.2012 г.

«Чему-нибудь и как-нибудь?» — «Время» от 3.12.2015 г.

«Вот бы сразу всё познать — пусть меня научат!» — «Время» от 12.3.2016 г.

«Корочки» для галочки» — «Время» от 22.3.2016 г.

«Кадры для галочки?» — «Время» от 21.11.2017 г.