Когда Грузия и Украина вступят в НАТО

Дата: 12 июля 2018 в 23:46

По сообщению сайта Газета.ru

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг после непродолжительной встречи на полях саммита с грузинским президентом Георгием Маргвелашвили пообещал, что Грузия в будущем войдет в состав альянса.

«Мы продолжаем работать с вами для подготовки членства [Грузии в альянсе]», — цитирует РИА «Новости» слова Столтенберга.

Кроме того, генсек организации добавил, что в НАТО поддерживают евроатлантические устремления Тбилиси, а обещание включить Грузию в состав военного блока подтверждают и лидеры стран-участниц.

Накануне саммита постоянный представитель США в организации Кей Бейли Хатчинсон на спецбрифинге заявила, что основной темой встречи лидеров НАТО должно стать «сдерживание России», а главным вопросом в повестке будет «расширение альянса». Кроме того, она говорила, что «США были бы счастливы» видеть Грузию в составе Североатлантического альянса.

При первом приближении, конечно, Россия упоминалась во время саммита достаточно часто, однако контекст «сдерживания» оказался отнюдь не основным. Дональд Трамп еще 11 июля обвинил Германию в зависимости от Москвы, а после и вовсе назвал «неприемлемым» накачивание российской экономики «трубопроводными долларами».

Одной из целей такой риторики можно назвать стремление США остановить строительство газопровода «Северный поток — 2», который мешает планам Вашингтона поставлять собственный сжиженный природный газ в Европу. У европейских партнеров США по НАТО свои аргументы — российский газ дешевле американского. Однако Трамп грозит санкциями компаниям, которые участвуют в строительстве газопровода.

Другой острой темой на саммите стало финансирование обороны в странах-членах альянса. В частности, Трамп жестко требовал от партнеров увеличить расходы на военные нужды до 2% от ВВП, а после и вовсе стал настаивать, что на оборону необходимо тратить все 4%. При этом на данный момент критерию в 2% соответствуют только пять государств из 29 участников альянса.

В этом контексте стремление НАТО к расширению несколько померкло, хотя и те немногие заявления о перспективах Грузии по вступлению в альянс обратили на себя внимание. При этом следует отметить, что конкретные сроки реализации данного замысла снова не названы.

В конце мая экс-премьер Грузии Георгий Квирикашвили, ушедший в отставку 13 июня текущего года, заявлял, что страна вступит в НАТО уже в 2021 году. Это, пожалуй, единственная конкретика по данному вопросу, когда-либо звучавшая на официальном уровне. Политик тогда же выражал надежду, что их североатлантические партнеры помогут актуализировать данный процесс с большей силой, так как со своей стороны Грузия выполнила все требования, выдвинутые НАТО, и провела соответствующие реформы.

Вместе с тем в Грузии также понимают, что НАТО не торопится предоставлять официальное членство Грузии и по причине ожидаемой негативной реакции со стороны Москвы.

Об этом, в частности, в эфире телеканала «Россия 24» заявила экс-спикер грузинского парламента, лидер оппозиционной партии «Демократическое движение» Нино Бурджанадзе.

«Для России все-таки неприемлемо вступление Грузии в НАТО. Я понимаю, что одной из причин того, почему некоторые западные государства воздерживаются от принятия Грузии в НАТО, является понятная для них негативная реакция со стороны России», — сказала политик.

Действительно, даже обозначение перспективы с неизвестными заранее сроками присоединения Тбилиси к альянсу вызвало некоторое раздражение в Москве.

«Мы говорили о том, что вступление в альянс тех стран, которые не являются его членами, не может не повлиять на целую картину и ситуацию с безопасностью на европейском континенте, и, конечно, будет иметь свои последствия. Это касается не только Грузии», — заявила официальный представитель МИД России Мария Захарова в ходе брифинга 12 июля.

Кроме того, российский дипломат подчеркнула, что, «когда происходят изменения с одной стороны, происходят последствия с другой стороны».

При этом в Грузии понимают, что на данном этапе о полноценном членстве в НАТО говорить пока рано, отмечает в беседе с «Газетой.Ru» политолог Георги Канашвили.

«Однако Грузия почти что член организации, но просто без официального статуса», — добавляет эксперт.

Сегодня Тбилиси является союзником США вне НАТО, а грузинские контингенты участвовали в операциях в Афганистане и в Ираке. В 2015 году на территории Грузии был открыт учебно-тренировочный центр НАТО, в задачи которого входит подготовка грузинских военных для участия в силах быстрого развертывания альянса. Грузия стала первой постсоветской страной вне НАТО, которую пригласили принять участие в подобном проекте.

Грузия является одним из наиболее успешных партнеров альянса вне военного блока. Страна предоставила около 900 солдат и офицеров для миссии НАТО в Афганистане — это самое большое количество кадровых военных, которые предоставили страны, не входящие в НАТО.

Однако эксперты полагают, что проблемой для Грузии на пути в НАТО может стать не только реакция Москвы, но и ситуация вокруг Украины. Об этом накануне саммита писала газета «Резонанси». Аналитик Института политики Грузии в комментарии для издания пояснил, что в НАТО могут рассматривать вариант вступления Грузии в альянс совместно с Украиной, а этому, в свою очередь, может помешать позиция Венгрии. Будапешт ранее вообще планировал заблокировать проведение консультаций Киева с альянсом из-за украинского закона «Об образовании», который предусматривает переход обучения в стране на украинский язык. Венгрия считает, что документ ущемляет права этнических венгров, проживающих в Закарпатье.

Что касается Украины, то евроатлантические стремления этой страны и вовсе еще более туманны, чем у Грузии, хотя в НАТО перспективы — пусть и еще более отдаленные, чем у Тбилиси — не отрицают.

«В свете вновь подтвержденных устремлений Украины к членству в НАТО альянс подтверждает свои решения, принятые на Бухарестском саммите и на последующих саммитах», — говорится в заявлении, принятом 12 июля по итогам заседания Комиссии НАТО — Украина на высшем уровне.

В то же время в документе отмечается, что «союзники по НАТО призвали Украину наилучшим образом использовать инструменты, имеющиеся в распоряжении комиссии НАТО — Украина».

«[Комиссия] приветствовала значительный прогресс в проведении реформ, в частности, недавнее принятие закона о высшем антикоррупционном суде и закона о национальной безопасности. Последний закон является долгожданным и важным шагом вперед в приближении украинского сектора безопасности и обороны к евроатлантическим стандартам и практике», — цитирует РИА «Новости» текст документа.

Ранее «Газета.Ru» писала, что украинский закон «О нацбезопасности» подвергся критике на Украине. В частности, указывалось, что инициатива обозначает стремление Украины присоединиться к альянсу, однако никаких гарантий вступления в блок этот «фактически принятый по указке НАТО» документ не дает.

В то же время Украина может использовать НАТО для продвижения собственной повестки в евроатлантическом пространстве. Например,

«главным» достижением завершившегося 12 июля саммита украинский президент Петр Порошенко назвал единство членов организации по вопросу признания России «агрессором».

«Самое главное в том, что мы назвали агрессором Россию», — сказал Порошенко, выступая в ходе экспертной дискуссии на полях саммита.

В то же время Порошенко обсудил с НАТО и возможность введения миротворческого контингента в Донбасс под эгидой ООН. Вместе с тем следует учитывать и тот факт, что согласие на размещение миротворческой миссии в регионе должны дать самопровозглашенные Донецкая и Луганская народные республики, которые, к слову, высказались против проекта, предложенного Киевом (разместить контингент на всей территории Донбасса вплоть до границ с Россией).

При этом нужно отметить, что НАТО, не давая Киеву четких гарантий вступления, все же стимулирует лояльность к альянсу. Например, в марте Украина получила статус страны-аспиранта. «Это очень важно. НАТО признало статус страны-аспиранта для Украины! Шаг за шагом мы приближаемся к полноценному членству в Альянсе», — написала тогда вице-спикер Верховной рады Ирина Геращенко.

Ранее Порошенко даже заявлял о готовности провести на Украине референдум о вступлении страны в НАТО. Однако и такая мера может оказаться недостаточной, поскольку в уставе Североатлантического альянса есть достаточно жесткие критерии для государств-кандидатов. Кстати, эти же критерии могут затормозить и вступление Грузии.

«Страны, которые пребывают в состоянии межэтнических или внешних территориальных споров, обязаны урегулировать эти споры мирным путем в соответствии с принципами ОБСЕ», — говорится в уставе.

В целом, это положение — определяющее при принятии решения о начале процедуры вхождения страны в альянс.

Для Украины в этом вопросе камнем преткновения являются Донбасс (где уже более четырех лет Киев ведет войну) и Крым (переход под юрисдикцию России которого Киев отказывается признавать). Для Грузии — Южная Осетия и Абхазия.

Заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа Александр Храмчихин ранее в беседе с «Газетой.Ru» напоминал, что Грузия еще в 2007 году провела референдум о вступлении в НАТО, на котором «за» проголосовали 75% жителей страны. «И никакого влияния на решение НАТО этот референдум [тогда] не оказал», — отметил он.