Знать виновных. Почему Россия возмущена расширением полномочий ОЗХО

Дата: 30 июня 2018 в 20:12

По сообщению сайта Радио Свобода

Организация по запрещению химического оружия (ОЗХО) получила право называть виновных в химических атаках. Такое решение было принято в среду, 27 июня, на специальной сессии ОЗХО в Гааге. За него проголосовали 82 страны, против – 24, включая Россию, Сирию и Иран. В ответ российские официальные лица обрушились на ОЗХО с критикой: министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что теперь «дни ОЗХО сочтены», а спикер ведомства Мария Захарова напрямую обвинила Великобританию, инициировавшую голосование по вопросу о расширении функций организации, в подкупе ее членов.

Эксперты ОЗХО уже получали право называть ответственных за атаки с применением химического оружия в рамках специального мандата Совета безопасности ООН, но после того, как организация назвала режим Башара Асада ответственным за атаку в Хан-Шейхуне, Россия заблокировала продление мандата. Сейчас ОЗХО может лишь устанавливать сам факт применения химического оружия.

Ожидается, что новые полномочия ОЗХО сможет реализовывать с ноября, после того как вступит в должность ее новое руководство. К этому времени будет определена процедура для установления виновных в химических атаках. Пока неясно, успеет ли новый формат работы экспертов ОЗХО сказаться на ожидаемых в скором времени отчетах организации, в первую очередь – об атаке в сирийском городе Дума, в которой, как считают США и их союзники, Асад применил хлор против мирных жителей. Россия утверждает, что события в Думе были инсценировкой, организованной вооруженной сирийской оппозицией. Не исключено, что эксперты ОЗХО в конце этого года назовут не только виновных в атаке в Сирийской Думе, но и ответственных за отравление Сергея и Юлии Скрипаль в Солсбери: именно этот инцидент и стал поводом для Великобритании инициировать расширение полномочий организации.

Британские полицейские и эксперты в Солсбери, на месте, где были найдены без сознания Сергей и Юлия Скрипаль

Выводы ОЗХО о виновниках химических атак будут иметь рекомендательный характер, они будут передаваться в Совет безопасности ООН, где любую резолюцию может заблокировать своим вето Россия. Несмотря на это, расширение полномочий ОЗХО является важным шагом на пути к прекращению использования химического оружия, считает химик Вил Мирзаянов, бывший сотрудник НИИОХТ, Научно-исследовательского института органической химии и технологии, один из разработчиков семейства отравляющих веществ «Новичок». Одним из «новичков», как считают британские следователи, были отравлены Сергей и Юлия Скрипаль. В интервью Радио Свобода Вил Мирзаянов рассказал о возможных последствиях решения ОЗХО, о том, почему Сергей и Юлия Скрипаль смогли выжить после отравления, и о том, можно ли с помощью современных научных методов выявить происхождение боевых отравляющих химических веществ – будь то «Новичок» или хлор и зарин, неоднократно использовавшиеся за время войны в Сирии.

SoundCloud

– Как вы восприняли новость о том, что Организация по запрещению химического оружия получит право называть виновных в химических атаках?

– Я считаю, что это очень важный положительный шаг в правильном направлении. Антидопинговые комиссии, например, имеют такое же право. Теперь его приобретает исполнительный орган Конвенции по запрещению химического оружия. Это правильно.

– К каким юридическим последствиям может привести это решение наделить ОЗХО атрибутивными функциями?

– Юридические санкции могут быть определены законом. Этот шаг не говорит о том, что ОЗХО будет заменять суд, который имеет право приговаривать к сроку, к штрафу или к каким-то санкциям. Последствия могут быть приблизительно такими: ОЗХО может порекомендовать ввести санкции.

– Как вы думаете, почему Россия с таким ожесточением бросилась критиковать это решение ОЗХО?

– Тут может быть несколько причин. Первая: Россия скрыла от мировой общественности новые поколения отравляющих веществ серии «Новичок». Сделала это преднамеренно, с тем, чтобы использовать это оружие, когда ей нужно. К сожалению, США, Англия, Франция закрыли глаза на это дело. Сколько я ни предупреждал общественность об этом, меня игнорировали. США тогда, когда президентом был Клинтон, затем Обама, они все ведь были заинтересованы в умиротворении России. Это первая причина того, что Россия успешно скрыла с помощью западных держав [«Новичок«] для того, чтобы применять это оружие, когда надо. Они предвидели, что раз химическое оружие запрещено, то, конечно, никто не будет его использовать. Но сами, скрыв это, начали использовать такое оружие в террористических целях. Вот и все! Ведь никто о «Новичках» не знал, никто их формул не знал – ни антидотов, ничего! Никто не был готов к этому злонамеренному шагу.

Никто не был готов к этому злонамеренному шагу

Другая причина, конечно, на международной арене, в Сирии и везде. Всем же известно, что Россия снабжала в свое время Иран, а потом и Сирию отравляющими веществами. Более того, создала в Сирии Центр под смешным названием «Центр по защите природы», но на самом деле это был центр по разработке и выпуску отравляющих веществ. Конечно, там [у химического оружия, применяемого в Сирии] русское происхождение, сомнений нет.

– Выздоровление Юлии и Сергея Скрипалей привело к тому, что российские эксперты с удвоенной силой стали отрицать причастность Москвы к их отравлению. «Данный факт свидетельствует о том, что, скорее всего, для отравления Юлии Скрипаль было применено не вещество, А-234 «Новичок», – сказал, например, бывший член комиссии по биологическому оружию ООН Игорь Никулин. О чем, по вашему мнению, может говорить тот факт, что Юлия и Сергей Скрипаль оправились после отравления?

– Никулин, конечно, не такой неграмотный ученый, он эксперт. Он знает, что говорить о том, каким веществом был отравлен тот или иной человек, можно только на основе достоверных экспертных данных, то есть лабораторных данных, полученных на хромато-масс-спектрометре. Эти данные никто не может опровергнуть, потому что они основаны на физических данных. От этого никуда не уйдешь. Он знает, что это. Но надо же каким-то образом огрызаться, отрицать. А-234, конечно, был использован. Они были уверены, что никто не знает о том, что это за экзотика. Ни у одной страны, ни у одной лаборатории за рубежом нет таких веществ типа А-234. Но это экзотика только для западных стран и других стран, а в России мы это разрабатывали, исследовали, испытывали. Это плод 15-20-летнего труда тысяч химиков. Так что, Никулин, конечно, может говорить, но он сам-то знает, что не прав.

– И все-таки, как же так получилось, что Юрия и Сергей Скрипаль выздоровели, при том, что даже малейшая доза «Новичка» якобы является смертельной?

– С тех пор, когда последний раз был отравлен Андрей Железняков (сотрудник НИИОХТ, который лично подвергся воздействию «Новичка», подробнее читайте здесь, — прим. РС), который впоследствии все-таки умер, хотя его вроде бы вылечили, прошло много времени. Уже научились лечить людей, отравленных химическими отравляющими веществами нервнопаралитического действия, общего нервнопаралитического действия. Это первое. Второе: после того, как я опубликовал в своей книге формулы и все прочее о серии «новичков», любая страна, ответственные эксперты этой страны, ответственные люди позаботились о том, чтобы посмотреть, что это за вещество и на всякий случай изучить его свойства с тем, чтобы разработать методы лечения. Это [выздоровление Скрипалей] показывает, что англичане в этой области продвинулись далеко. Я был удивлен, когда дочь Скрипаля сказала, что для ее лечения даже был использован инвазивный метод, то есть лечение со вскрытием, а не только с помощью лекарств. Значит, англичане в этом отношении неплохо поработали. Поэтому они спасли их.

Кадр из видеообращения Юлии Скрипаль после выписки из больницы

– 12 апреля Организация по запрещению химического оружия подтвердила, что в Солсбери был использован «Новичок», но в задачу организации, как было сказано в официальном заявлении, не входило выяснение страны его происхождения. Если в соответствии с новыми полномочиями ОЗХО захочет ответить на вопрос, откуда же все-таки взялось вещество, которым были отравлены Скрипали, смогут ли эксперты это сделать? Не упущено ли еще время?

– Нет, не упущено, потому что пробы наверняка сохранили. В этом я больше, чем уверен. Это во-первых. Во-вторых, я говорил это раньше и утверждаю сейчас, на хромато-масс-спектрометре можно видеть спектр не только конечного вещества, но и сопутствующие микропримеси. Они, конечно, не играют особой роли в свойствах вещества, однако, по ним можно судить о стране происхождения. В-третьих, конечно, это прямая улика этого отравляющего вещества. «Новички» были созданы и испытаны в течение 15-20 лет только в России, только в Советском Союзе! Никто этим так не занимался. Поверьте мне, это не дело любителей или даже профессионалов, но в течение одного-двух лет работы. Так можно получить несколько граммов для того, чтобы разрабатывать антидоты или методы лечения. Однако для того, чтобы на основе 2-3 граммов превращать это в оружие, требуется очень много времени. 15-20 лет потребовалось для того, чтобы синтезировать, изучать и превращать в оружие отравляющие вещества серии «Новичок» в СССР, при большом вливании средств и при большом участии многотысячного коллектива.

– Рассчитываете ли вы на то, что «Новичок» в ближайшем или не очень ближайшем будущем может быть признан ОЗХО запрещенным веществом? Может ли ОЗХО принять такое решение вопреки желанию России, как это произошло с наделением организации правом называть виновных в химических атаках?

– Я очень хотел бы этого. Когда я давал интервью английской прессе, меня спрашивали: «Какая у вас имеется просьба к премьер-министру Англии [Терезе] Мэй?» Я говорил, что единственная просьба – выйти с инициативой включить отравляющие вещества серии «Новичок» в список запрещенных веществ в Конвенцию о запрещении химического оружия. К сожалению, пока что об этом речи никто не ведет. И похоже, они опять хотят положить это дело под сукно. Видимо, это политика умиротворения Путина и России. Я думаю, что возможно из-за этого вопрос не поднят. Я очень разочарован.

– Давайте немного поговорим о другой сфере применения химического оружия, военной. ОЗХО лишь недолгое время могла называть виновных в применении химического оружия в Сирии в рамках специального мандата Совета безопасности ООН. После того, как виновным в нескольких атаках был назван режим Башара Асада, Москва заблокировала продление мандата этой миссии. Теперь организация снова может возлагать ответственность за организацию химических атак на ту или иную сторону конфликта, хотя Россия уже заранее пообещала не признавать ее выводов. Почему, как вы думаете, Кремль занял такую позицию, учитывая, что ранее эксперты ОЗХО говорили не только о причастности режима Башара Асада к таким атакам, но и обвиняли в них, например, «Исламское государство», или воздерживались от однозначных выводов?

Сирийские офицеры обучались в Академии химзащиты в Москве. Теперь они генералы, наверху сидят

– Я уже объяснил, что все химическое оружие, даже сама идея применения химического оружия с самого начала была инициативой Советского Союза. Сирийские офицеры обучались в Академии химзащиты в Москве. Теперь они генералы, наверху сидят. Был создан центр по созданию отравляющих веществ, для испытаний их в местных условиях. Была доставлена инфраструктура, потому что химическое оружие требует специальных установок для выстрела. Рядовые орудия, рядовые минометы для этого не годятся, нужны специальные. Все это было доставлено в Сирию. Поэтому, конечно, Россия заинтересована как можно долго скрывать и противодействовать всем, чтобы держать Асада с помощью всех возможных способов, включая химическое оружие. Только этим объясняю.

– Независимые эксперты расследовательской группы Bellingcat, изучив материалы миссии по установлению фактов ОЗХО касательно атаки в сирийском Саракебе 4 февраля 2018 года, изучили в том числе симптомы пострадавших и пришли к выводу, что в этой атаке, возможно, была использована некая смесь хлора и зарина. Возможно, предполагают в Bellingcat, к баллонам с хлором, который сбрасывается на контролируемые оппозицией районы, могут быть прикреплены контейнеры с небольшим количеством зарина. Возможно ли технически создание таких «гибридных бомб»? Имеет ли оно смысл с точки зрения увеличения их поражающего действия?

– Нет, поражающее действие, конечно, это не увеличит, но, возможно, это сделано из-за недостатка дихлорангидрида метилфосфоновой кислоты, прекурсора для получения зарина. Я многократно читал, что сирийские химики просто смешивают дихлорангидрид метилфосфоновой кислоты с изопропиловым спиртом. Это своего рода аналог зарина. Это вещество, конечно, во много раз, может быть, в десятки раз менее токсично, чем зарин, но последствия, все прочие признаки отравления будут такими же.

Для отравления незащищенного населения много ведь не надо

Конечно, эта смесь крайне неустойчива. После получения ее нужно сразу использовать. Вот так они и делают на ходу: смешивают и сбрасывают. Но для отравления незащищенного населения много ведь не надо. Ну и что, что его действие в 10 раз менее токсично, чем действие зарина — все равно убойная сила достаточна для того, чтобы их убивать. Этим они и занимаются. Для получения зарина нужно использовать дихлорангидрид метилфосфоновой кислоты, а у Сирии таких мощностей не было. Они приобретали его на Западе и, конечно, их снабжал СССР, а потом Россия. Теперь они нашли для того, чтобы убивать свое население, более дешевый способ.

– Российские власти потратили немало усилий, пытаясь доказать, что химическая атака в сирийском городе Дума была инсценирована самими повстанцами. В качестве одного из доказательств приводятся слова врачей местной больницы и маленького мальчика, якобы участника инсценировки, о том, что никаких симптомов отравления хлором или, тем более, зарином у доставленных в больницу пациентов не было. Их просто привели и зачем-то стали обливать водой. Вы наверняка смотрели видео из сирийской Думы. Вам не кажется странным то, что происходит на этих видеозаписях? У вас появлялись сомнения в их достоверности?

– Трудно сказать по записям с уверенностью, что это так или не так. Однако, если люди погибали, то естественно, что чем-то их отравили. Речь же не идет о том, что они погибли от осколков мин, или от снарядов, или от пуль. Поэтому у меня нет сомнений, что там было использовано химическое оружие, самодельное, чисто сирийское. Только им могла прийти в голову такая мысль, конечно, с помощью русских. Я уверен, что это не было инсценировкой. Они используют любые химические отравляющие вещества, а Россия их прикрывает.

– Имеет ли вообще смысл такая процедура, как обливание водой, в случае применения того же хлора, если у человека не наблюдается ярко выраженных симптомов? Например, в качестве профилактической меры?

– Если хлор, то конечно, надо водой. Если нет никаких средств других, остается только вода. Если был использован хлор или фосген, в первую очередь надо обливать водой, конечно. Вода растворяет их и сразу частично нейтрализует. А если они использовали этот самодельный аналог зарина, то он тем более разлагается при воздействии воды.

– Сотрудники миссии ОЗХО по установлению фактов исследуют в Сирии целый спектр свидетельств — от показаний очевидцев до образцов почвы. Если говорить исключительно о химических анализах, можно ли установить происхождение хлора, зарина и других отравляющих веществ, используемых в таких атаках?

– Конечно, можно. Если брать пробы почвы, экстрагировать и анализировать, то можно, конечно, дойти и до этого.

Образцы почвы, взятые экспертами ОЗХО на месте химической атаки в сирийском городе Саракеб

– Сейчас представители ОЗХО утверждают, что сирийское правительство не избавилось, как обещало, от всего химического оружия, хотя в 2014 году говорили обратное. Российские власти с удовольствием указывают на это противоречие, как только речь заходит о достоверности выводов организации касательно случаев применения химического оружия в Сирии. Как вы думаете, с чем может быть связано это противоречие? Могла ли Сирия, например, получить откуда-либо новое химическое оружие, например, из Ирана? Или, все-таки, тогда эксперты ОЗХО погорячились с выводами?

– Конечно, погорячились с выводами. Когда ведешь переговоры, надо быть осторожным. Конечно, они приберегли. Территория большая, пустыня. Много сил не надо, чтобы их скрывать. Это во-первых. Во-вторых, никто так и не опубликовал данные о том, какие именно химические отравляющие вещества были вывезены, какого происхождения они были. Никто нас не информировал. Получается, что между США и Россией тогда произошел сговор. Почему скрыли? Какого происхождения был зарин? Этого не было сказано, чтобы скрыть российское происхождение и не разозлить Путина. Я тогда давал интервью французскому и швейцарскому телевидению и подчеркивал, что это потом еще скажется! Нельзя этого было делать. Нужно всегда перечислять, сколько было вывезено оружия, какого именно, какого происхождения. Но никто мировую общественность не информировал. Вот и результат.

– Какую ответственность, по вашему мнению, должны понести российские власти в том случае, если ОЗХО объявит о причастности Москвы, например, к отравлению Скрипалей или об ответственности поддерживаемого Россией режима Башара Асада за химические атаки в Сирии?

– Не знаю. Санкции. Только санкции! Персонально они должны быть направлены в адрес самого Путина. Все остальное не так действенно. Санкции по отношению к Путину, заморозить его средства за границей. Все. Тогда он будет знать. В России раньше говорили – «бить рублем». Вот и надо бить рублем.

Russian Echo Widget

Реклама вертикальная

Видеоблогеры Свободы Сибирь.Реалии Миры  Горенштейна