Напасти без границ // Выставка Unlimited на ярмарке в Базеле

Дата: 15 июня 2018 в 04:48

По сообщению сайта Коммерсантъ

До воскресенья в Базеле проходит крупнейшая ярмарка современного искусства «Арт-Базель», долгосрочным партнером которой выступает BMW group: 291 галерея из разных стран, исключая Россию, с беспрецедентным выбором, от Пикассо и Леже до работ, созданных в этом году, а то и на самой ярмарке. Рассказывает Игорь Гребельников.

После трех дней работы ярмарки, когда по стендам могли пройтись лишь крупные коллекционеры и музейщики (со вчерашнего дня она открыта для всех), галеристы рапортуют о крупных продажах. В семи-, а то и восьмизначных суммах, выложенных за работы Луиз Буржуа, Агнес Мартин, Карла Андре, Энди Уорхола, Джоан Митчелл и других признанных классиков, ничего удивительного нет: все они наперечет. Им в спину дышат произведения художников нынешнего поколения, особенно отметившихся на важных выставках.

Среди таких выставок в этом году раздел «Арт-Базеля» Unlimited, традиционно представляющий крупномасштабные работы. Отбором экспонатов для него занимается Джанни Йетцер (ныне старший куратор вашингтонского Музея Хиршхорна и сада скульптур), и на этот раз ему удалось достичь компромисса между интересами галеристов (все работы продаются) и цельностью экспозиции, привлекательной не только для коллекционеров, но и для широкой публики.

Unlimited выглядит полноценной выставкой, и хотя ее тема не заявлена, она проявляется в выборе экспонатов: их добрая половина рассказывает о напастях нашего времени, от войн, социального неравенства, проблемы беженцев до пагубного влияния цифровых технологий.

Искусство Unlimited подхватывает зрителя с первых шагов: ступени эскалатора, ведущего к выставочному залу, покрыты зелеными полосками французского концептуалиста Даниеля Бюрена. Путь в зал преграждает гигантская стена, собранная художником из Ганы Ибрахимом Махамой из сотен, если не тысяч старых деревянных подставок и ящиков. Это реквизит чистильщиков обуви (щели заткнуты щетками, набойками, тряпками) и впечатляющий монумент исчезающей под натиском автоматов для чистки обуви профессии.

Судьбе угнетенных посвящена работа южноафриканской художницы Кэндис Брейц: героями ее видеоинсталляции стали работники секс-индустрии из Кейптауна. На стену зала проецируется видео, где в роли защитника девяти немолодых африканок и одного африканца выступает 12-летний белый мальчик. С неподдельным изумлением он рассуждает о человеческих правах и чувствах, ему вторят стоящие позади подзащитные, разыгрывающие сцены протеста против условий труда и безразличия к их бедам.

Бесплодным усилиям что-то изменить и всеобщей растерянности посвящена девятиметровая картина китаянки Йи Хонг, написанная в академической манере: группа людей пытается сдвинуть с места гору, на вершине которой одни увлечены гаджетами, другие — сексом, а кто-то просто спит. Об одиночестве и донкихотском отчаянии — пронзительное 40-минутное видео бельгийца Франсиса Алиса «Торнадо». На основе многолетних съемок смерчей в мексиканской пустыне он смонтировал фильм, герой которого восторженно преследует завихрения песка, а затем бросается в самую гущу торнадо, чтобы в ней раствориться.

Одна из самых зрелищных и тактильно осязаемых работ — анимационный фильм канадца Джона Рафмана «Dream Journal». Его герои — типичный миллениал и его подружка — оказываются в подобии дантовского ада, но на современный манер: их окружают монструозные персонажи компьютерных игр и фильмов аниме. Путешествие парочки проходит под звуки электронной музыки, в такт которым вибрируют и резиновые лежаки для зрителей.

Соавтором художника может стать и зритель, как это, например, предлагает одна из ранних, 1966 года, работ Йоко Оно: за столом, усыпанном грудой разбитых чайных чашек, можно заняться их склеиванием, причем чем причудливее выйдет результат, тем лучше. А перформанс американца Пола Рамиреса Джонаса «Альтернативные факты» состоит в том, что художник общается за столом с любым желающим, добиваясь от своих героев разных признательных сентенций, которые тут же наносятся на холст, обрамляются и вешаются на стену. Предварительно со зрителем заключается контракт на использование его слов, выплачивается символический гонорар в одну «золотую» монету, и в итоге картины (как и склеенные чашки) оказываются готовы к продаже. Кстати, многие из работ, представленных в разделе Unlimited (всего их 71), уже куплены, и это — достойные вложения, способные привести публику в музей или прославить коллекционера.