Деньги из возраста // Рост продолжительности жизни заставил правительство увеличить сроки выхода на пенсию и НДС

Дата: 15 июня 2018 в 04:18 Категория: Новости политики

По сообщению сайта Коммерсантъ

Правительство приняло пакет решений, определяющий общую экономическую картину на ближайшие шесть лет. Увеличение пенсионного возраста, повышение НДС с 18% до 20% с 2019 года, фиксация ставки страховых взносов с 2020 года и рост бюджетных инвестиций на 0,5% ВВП оставят основные экономические параметры — инфляцию, безработицу, стоимость денег и динамику ВВП — в ближайшие годы практически неизменными. Главная задача, которую Белый дом намерен решить,— ликвидировать последствия инвестиционной паузы 2012–2017 годов и обеспечить более высокий базовый уровень роста ВВП в середине 2020-х годов. Гражданам предлагается подождать с экономическим бумом и выходить на пенсию позже, зато в несколько более развитой стране.

Новое правительство приняло в четверг пакет решений, которые Белый дом в том или ином виде обсуждал с 2011–2012 годов, но не мог принять по самым разным причинам. Речь идет именно о пакете, который более рационально было бы принимать в 2012 или 2014 году, одновременно со сменой денежно-кредитной политики ЦБ и программой сокращения Минфином федеральных расходов: фактически все изменения, которые действуют или до 2024 года, или условно-бессрочно, дополняют два этих решения четырехлетней давности, а также действующее с 2017 года «бюджетное правило».

Наиболее социально чувствительно решение о достаточно быстром, хотя и не единовременном повышении пенсионного возраста до 65 лет для мужчин и 63 лет для женщин — оно коснется в том числе льготных категорий и, по всей видимости, затронет в будущем военных и МВД. Повышение для них пенсионного возраста не затрагивает Пенсионный фонд России (ПФР), а относится к вопросу бюджетного финансирования Минобороны и полицейского ведомства — он будет решаться летом 2018 года при разработке федерального бюджета на 2019–2021 годы или годом позже.

Практический результат для правительства от этой меры — сокращение дополнительной потребности средств на трансферты ПФР примерно на 100 млрд руб. в 2019 году и до 0,9 трлн руб. в 2028 году (это диктовалось бы демографическими изменениями) и принудительное сохранение на рынке труда в 2019–2028 годах 3–4 млн занятых. При сохранении пенсионного возраста экономически активное население РФ сократилось бы до 70–71 млн человек, при повышении оно как минимум не будет сокращаться, а может и вырасти до 72–73 млн человек. Белый дом также получит возможность увеличивать темпы индексации уже назначенных пенсий. Без решения по возрасту это было бы, видимо, невозможно без отказа от общей конструкции бюджета — решение обсуждалось как минимум с 2011 года.

При этом пока об экономии средств на трансферт ПФР речи не идет: Белый дом отказывается от увеличения стандартного тарифа на пенсионное страхование в 26%, которое должно было произойти с 2021 года, сохраняя действующую «льготную» ставку 22% бессрочно. Это решение, видимо, полностью закрывает вопрос о действии старой схемы принудительных пенсионных накоплений, замороженной с 2012 года. По данным «Ъ», осенью 2018 года ЦБ и Минфин предложат в дополнение к ней согласованный вариант добровольных, но гарантированных государством пенсионных накоплений с передачей права собственности на них будущим пенсионерам. Последнее, напомним, старая система отвергала, обсуждение «индивидуального пенсионного капитала» велось с 2015 года.

Повышение налога на добавленную стоимость (НДС) до 20% является де-факто альтернативой идеи «фискального маневра», предложенного Минэкономики в 2017 году (повышения НДС до 22% со снижением ставки соцсборов до 22%). Сохранение НДС на уровне 18% было возможно только при ликвидации льготного 10-процентного НДС, но идея была отвергнута из-за высоких инфляционных рисков и сильного влияния такого шага на малый бизнес.

На повышении НДС правительство выиграет в доходах. НДС — главный налог для федерального бюджета, дающий треть всех его поступлений. Согласно обновляемой сейчас редакции закона о бюджете-2018, сборы «внутреннего» НДС (по операциям внутри страны) в этом году составят 3,398 трлн руб. Еще 2,392 трлн даст «импортный» НДС по ввозимым в страну товарам. Итого — 5,790 трлн (34%) из 17 трлн руб. всех доходов казны. Повышение НДС увеличит сборы на 600 млрд руб. в год — это сопоставимо с суммой, которую Белый дом зарезервировал на расходы Фонда развития (см. «Ъ» от 13 июня). Напомним, в той или иной форме вопрос об инфраструктурных инвестициях примерно на эти суммы также обсуждался в правительстве с 2012–2013 годов, но де-факто решен только сейчас.

Вложения Фонда развития, которые, как признал в четверг фактический идеолог этой схемы первый вице-премьер Антон Силуанов, оформлены как отступление от «бюджетного правила» в размере до 0,5% ВВП в год, будут, как предполагается, сопровождаться частными инвестициями в связанные проекты с мультипликатором 2–3 руб. на 1 руб. инвестиций фонда. Фактически Белый дом таким образом намерен частично компенсировать снижение нормы инвестиций в 2014–2017 годах, которая ограничивала будущий рост ВВП. Главная же цель пакета — снять часть ограничений, в первую очередь на рынке труда, на будущий экономический рост. Коротко смысл реформ июня 2018 года можно сформулировать так: 14 млн будущих пенсионеров в «переходный период» до 2030 года предлагается выходить на пенсию позже, но в стране с несколько более высоким уровнем экономического развития.

В ближайшие годы прямые последствия этого будут для правительства только негативными в сравнении с нынешней ситуацией. Повышение НДС приведет к краткосрочному слабому росту инфляции, впрочем, мнения о величине этого всплеска расходятся (см. «Ъ-Онлайн»). Однако при инфляции 2,2% при таргете 4% отказа от текущей ДКП ЦБ не потребуется (впрочем, резко увеличилась вероятность паузы ЦБ в снижении ключевой ставки — совет директоров по ней пройдет как раз сегодня), рост же числа занятых в экономике в среднесрочном периоде может даже несколько снижать стоимость денег. Кроме того, рост перераспределения через НДС с 2019 года с большой вероятностью сократит возможные темпы экономического роста — примерно на ту же величину, на которую они росли бы в силу роста предложения на рынке труда и смягчения проблемы дефицита кадров, по-прежнему главной для российских компаний. Наконец, ситуация с безработицей вряд ли изменится — таким образом, все три ключевых макропоказателя останутся в ближайшие годы такими же, как и без реформ.

Все, что выигрывает правительство от безусловно непопулярных реформ — повышения налогов и пенсионного возраста, станет актуально лишь после 2021–2022 года. Это более высокие базовые темпы экономического роста, более развитая инфраструктура и финансовая возможность реализовывать национальные проекты в здравоохранении и образования без отказа от «бюджетного правила». Оно остается краеугольным камнем бюджетной конструкции: правительство по-прежнему будет создавать в Фонде национального благосостояния резерв на случай падения цен на нефть, гарантируя, что в кризис Белому дому не придется прибегать к непопулярным мерам.

Издержки происходящего — социальное недовольство. Однако предлагаемая населению схема «размена» более или менее выгодна: НДС по-прежнему невелик, а блага от изменения схемы перераспределения большинство граждан получит даже ранее выхода на пенсию при старых цифрах пенсионного возраста. Впрочем, всеобщая краткосрочность горизонтов планирования в России, мешающая Белому дому оперировать этими аргументами,— также во многом следствие реализуемой экономической, социальной и внутренней политики 2012–2017 годов. Отметим, в правительственных ведомствах некоторое недовольство принятыми решениями довольно высоко: решения июня 2018 года в основном считаются там компромиссными и «половинчатыми», в частности критикуются отказ от отмены льгот по НДС и досрочным пенсиям, неснижение ставок соцсборов, невключение в пакет решений обложения самозанятых и ИПК. Впрочем, для одного месяца работы нового правительства и принятые решения, которые, напомним, предстоит утвердить Госдуме, июньские реформы — это запредельно высокая скорость принятия решений в сравнении с любым правительством с 1996 года.

Дмитрий Бутрин, Вадим Вислогузов, Алексей Шаповалов, Олег Сапожков