Правозащитники назвали районы России, где практикуется женское обрезание

Дата: 07 июня 2018 в 23:53

По сообщению сайта Радио "Азаттык"

Юрист и правозащитник фонда «Правовая инициатива» Юлия Антонова и исследователь Кавказа Саида Сиражудинова выпустили вторую часть доклада о практиках женского обрезания в Дагестане и соседних регионах.

Исследование опубликовано на сайте организации Stitching Justice Initiative. Его первая часть вышла осенью 2016 года и вызвала бурную реакцию в кавказских республиках. После публикации доклада муфтий Северного Кавказа в частности выступил «за обрезание всех женщин в мире», чтобы таким образом, по его словам, справиться с проблемой «разврата».

No media source currently available

Сотрудники прокуратуры Дагестана после публикации доклада провели проверку в Дагестане, но заявили, что по ее итогам «не нашли подтверждения этой информации».

Правозащитники утверждают, что иных результатов проверяющие получить и не могли: женское обрезание – это «приватная операция», подчеркивают они. «В условиях интимности и табуированности женского обрезания логично было предположить, что никто из пострадавших не стал бы сообщать сотрудникам прокуратуры, что подвергся обрезанию в детстве, или что такие операции до сих пор проводятся в их селении. Также нельзя было ожидать, что кто-то из пострадавших смог бы назвать властям имена людей, которые делают такие операции. Это означало бы свидетельство перед прокуратурой против своих односельчан и даже ближайших родственников».

По данным исследований, наиболее распространена практика женского обрезания в Дагестане, особенно в его высокогорных юго-западных районах.

«В селах Ботлихского и Цунтинского районов практика калечащих операций затрагивает 90-100% девочек и женщин, в селах Тляратинского района практика таких операций осуществляется в отношении 50% девочек и женщин, в Цумадинском и Кизлярском районах есть некоторые практикующие села, – перечисляют они «очаги» женского обрезания в Дагестане. – В последних двух районах 25% девочек и женщин подверглись калечащим операциям или рискуют попасть под них».

В Кизилюртовском и Тарумовском районах, по их данным, практика женского обрезания встречается в отдельных селах среди переселенцев.

Зато в Гунибском районе Дагестана операции сейчас фактически не осуществляются; Унцукульский район полностью отказался от них; в Гумбетовском районе о случаях женского обрезания вспоминают только женщины старшего поколения, а маленьких девочек не подвергают таким операциям, – пишут авторы доклада со ссылкой на личные беседы с местными жителями.

Что касается тех, кто практикуют такие операции – это в основном аварцы и приписанные к аварцам андоцезские народы, которые также живут и среди других этносов (табасаранцы). Именно поэтому случаи женского обрезания на Кавказе были зафиксированы не только на территории России, но и в соседней Грузии, подчеркивается в докладе.

Правозащитники считают, что сегодня «приблизительное и самое минимальное число девочек, которых подвергают женскому обрезанию, в Дагестане, составляет 1240 человек в год». Всего в республике на начало 2018 года жили более 3 млн человек.

Авторы доклада также отмечают, что сегодня мужчины на Кавказе в основном не рассматривают калечащие операции как проблему, на которую нужно обращать внимание или заниматься ею и прямо говорят, что скорее всего им даже не скажут, что такая операция была сделана их дочерям или женам.

«Именно женщины стоят за сохранение и воспроизводство практики калечащих операций в отношении девочек», – подчеркивают авторы исследования:

No media source currently available

Но правозащитники считают, что начинать искоренять практику женского обрезания надо именно с изменения взглядов мужчин на эту тему. Ведь «в глубоко патриархальном обществе, строго регламентирующем поведение женщин, инициаторами изменений являются мужчины», – подчеркивают они.

«В тех районах, где от практики калечащих операций отказались, именно мужчины стали замечать проблему, задавать вопросы, искать ответы, – замечают Антонова и Сиражудинова. – А имамы перестали призывать к совершению таких операций и стали говорить об отсутствии необходимости их делать, когда их об этом спрашивали».

«Их ответы передавались по цепочке, и в итоге численность практикующих значительно сократилась», – подчеркивается в докладе.

Также авторы исследования настаивают на том, чтобы светские и религиозные лидеры открыто делали публичные заявления, призывающие отказаться от женского обрезания и осуждающие эти практики.