Большой оригинал

Дата: 06 июня 2018 в 20:19

По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"

Большой оригинал
В нашей стране всё новое — это чужое старое

В 80-х Арнольд ШВАРЦЕНЕГГЕР снимался за огромные деньги в глупых японских рекламных роликах на условиях, что в США этого никто не увидит. И никто не видел. В те же годы Андрон КОНЧАЛОВСКИЙ в Америке собирал коллекцию фильмов, чтобы, вернувшись в СССР, показывать их студентам — другого способа получить доступ к лентам у советских учащихся не было.
Сейчас это кажется странным и бессмысленным, потому что все изменил Интернет. Любые данные из любой точки мира распространяются по всей планете. Правда, кажется, не до всех еще дошла эта удивительная новость: за прошедшие пару недель у нас случилось несколько интересных событий, которые явно должны были произойти в доинтернетовскую эпоху.
Во-первых, пользователи Сети обнаружили сильное сходство эмб­лемы программы «Рухани жангыру» в виде цветного мозаичного орла с почти идентичным логотипом французской компании L`aigle de Patmos. Оба лого представляют собой изображения парящих птиц, составленные из множества цветных многоугольников. Министр информации и коммуникаций Даурен АБАЕВ по этому поводу заметил, что «сходство достаточно серьезное», и пообещал разобраться.
Во-вторых, те же въедливые интернет-юзеры обратили внимание на то, что фотографии заповедника «Алтын-Эмель» в учебнике гео­графии за 5-й класс показывают вовсе не «Алтын-Эмель», а что-то другое. В частности, Колорадо. То есть авторы и составители пособия просто взяли из Интернета фото с натурой, более-менее похожей на степной ландшафт, и ими проиллюстрировали родные края. Ну или, может, они хотели сказать, что Казахстан ничем не уступает Америке. Замечательная находка — так можно и телесюжеты в США снимать, утверждая, что это Каскелен.
В-третьих, молодые музыканты Раим и Артур, как выяснили опять же сетевые завсегдатаи, сплагиатили песню «Самая вышка» у зарубежного музыканта Майкла САНЧЕСА. После серии разоблачений ребята признались, что позаимствовали бит у Санчеса, но в целом высказались в том духе, что ничего экстраординарного не случилось.
В известном смысле так оно и есть. Переделанная и не очень узнаваемая попсовая мелодия — это же не сдутые казахстанские док­торские диссертации, разоблачение которых происходит каждый год. И не заимствованная случайно у швейцарского фотографа чайка, внезапно оказавшаяся на банкноте Нацбанка РК. В конце концов, никто ведь не пострадал от этого (кроме Санчеса, понятное дело).
Пару лет назад меня пригласили выступить на одном молодежном событии. Название его я уже точно не помню, но посвящено оно было современному казахстанскому патриотизму и спонсировалось властными органами. С выступлением не задалось после того, как я увидел баннер собрания, на котором была изображена веселая молодежь, но при этом явно какого-то новозеландского вида. Организаторы, не заморачиваясь, взяли фото с западного фотобанка и прикрутили к нему слоганы на казахском и русском языках. После моего удивленного вопроса, зачем так делать, организаторы попросили не шуметь сильно и простить их за эту оплошность, ведь дело-то в целом хорошее: патриотизм, молодежь.
Очевидно, что авторы всех случаев, приведенных выше, тоже замечательные люди и руководствовались лучшими интересами. Составители учебников не смогли устоять перед соблазном высокопрофессиональных, потрясающе красивых фото Колорадо и выдали их за «Алтын-Эмель». Раим и Артур хотели написать интересную, легкую песню, которая бы хорошо пошла в народ. И им это удалось — у клипа свыше 20 миллионов просмотров. Авторы логотипа «Рухани жангыру», возможно, увидели французское лого и не смогли устоять перед его очарованием. Давно же все говорили, что нужно брать пример с лучших мировых достижений — и вот наконец у нас стало получаться.
В средние века живописцев учили, заставляя делать копии шедевров. Только пройдя эту школу, ученик мог на что-то рассчитывать. Мы сейчас находимся в том же положении. Разница только в том, что в случае с художниками всем было понятно, что это копирование, а у нас копию пытаются выдать за оригинал. Получая при этом гонорары как за подлинник. По местным, разумеется, расценкам.
Это тяжелое наследие прошлого, от которого нужно избавляться. И как только мы освободимся от оков стеснения перед другими за то, что пользуемся плодами их трудов, все станет гораздо проще и понятнее. Тем более что примеры уже есть: один местный известный блогер, полностью сделавший себе имя на воровстве чужих текстов, заявил, что это его дело и он волен «инкорпорировать» в свои опусы какие угодно мысли и целые абзацы каких угодно людей.
И в следующий раз, когда кто-то заметит, что мы опять что-нибудь своровали, надо просто сделать милую мину и ответить: «Да, этот логотип мы полностью срисовали со стирального порошка «Ариэль». Не правда ли, у нас замечательный вкус?»

Тулеген БАЙТУКЕНОВ, рисунок Владимира КАДЫРБАЕВА, Алматы