Врачебную тайну приоткроют родителям // В Госдуме идет экспертиза законопроекта о доступе к медицинским документам несовершеннолетних старше 15 лет

Дата: 06 июня 2018 в 04:18 Категория: Здоровье

По сообщению сайта Коммерсантъ

Как стало известно «Ъ», во время осенней сессии депутаты Госдумы намерены рассмотреть законопроект, разрешающий родителям доступ к медицинской документации несовершеннолетних старше 15 лет, что сейчас составляет врачебную тайну. Соответствующий законопроект внесли депутаты Самарской губернской думы, которые считают, что их инициатива позволит родителям узнавать о подростковых беременностях, болезнях, передаваемых половым путем, курении табака, употреблении алкоголя и наркотиков.

По закону «Об основах охраны здоровья» родители и законные представители могут беспрепятственно получить информацию о состоянии здоровья несовершеннолетних только до достижения ими 15 лет, далее эти сведения составляют врачебную тайну и получить их можно только на условиях добровольного согласия подростка. В мае 2018 года депутаты Самарской губернской думы уже во второй раз внесли в Госдуму законопроект, который устанавливает право родителей или законных представителей несовершеннолетних на получение информации о состоянии их здоровья до достижения ими возраста 18 лет. Сами несовершеннолетние пациенты по-прежнему смогут получать данную информацию без присутствия законных представителей. Аналогичный законопроект был разработан еще в марте 2017 года, но 1 июня 2017 года комиссия по вопросам социальной политики Совета законодателей РФ при Федеральном собрании рекомендовала Самарской думе не вносить его в Госдуму. Комиссия отметила, что по действующему закону родители имеют право на доступ к информации о состоянии здоровья подростков «при их согласии», и не нашла в пояснительной записке данных о взаимосвязи между «показателями здоровья несовершеннолетних 15–17 лет и действующей нормой, предлагаемой к изменению».

В правовом управлении Госдумы тогда сочли «проектируемую норму излишней», напомнив, что информация о состоянии несовершеннолетнего может быть предоставлена его близким в случае неблагоприятного прогноза развития заболевания. Аналогичные доводы содержались и в заключении комитета Совета федерации по соцполитике, который также не поддержал проект.

В пояснительной записке к внесенному в мае 2018 года законопроекту самарские депутаты отмечают, что «дети старшего подросткового возраста зачастую не склонны сообщать родителям, усыновителям и попечителям о проблемах переходного периода (ранняя беременность, болезни, передаваемые половым путем, увечья, получаемые во время конфликтов с ровесниками, пристрастие к употреблению алкогольных напитков, курение табачных изделий, токсикомания, наркомания)». Авторы записки ссылаются на статистические и социологические данные разных лет. Так, согласно опросу учащихся 7, 9 и 11-х классов, проведенному Центром социологии образования Института управления образованием РАО, 22% школьников ведут половую жизнь (среди одиннадцатиклассников опыт сексуальных отношений имеют почти 38%). По данным Всемирной организации здравоохранения, опирающейся на всемирное исследование 2013–2014 годов среди несовершеннолетних, в РФ 3% 11-летних, 7% 13-летних и 12% 15-летних мальчиков употребляют алкогольные напитки не менее раза в неделю. Один из инициаторов проекта депутат Самарской губернской думы Николай Сомов считает, что поправки имеют практическое значение для сохранения здоровья нации: «Не имея информации от родителей о проблемных детях, соответствующие службы не могут принять своевременных мер по спасению подростков. В результате происходит социальная деградация. Это вопрос благополучия огромного числа подростков».

«Мы занимаемся экспертизой законопроекта,— рассказал «Ъ» председатель комитета Госдумы по охране здоровья Дмитрий Морозов.— В том графике, в котором мы сейчас работаем, он должен быть рассмотрен в осеннюю сессию». Господин Морозов отметил, что инициативу поддерживают не все члены комитета: «Многие коллеги, с которыми мы ее обсуждали, говорят, что теоретически мы можем предположить такую проблему, но в реальной жизни ее нет. За 30 лет в медицине я не встречал случая, когда в семье, где есть мама, папа и ребенок, возникает ситуация, что ребенок якобы сохраняет врачебную тайну и родители не знают о его проблемах со здоровьем. Могу предположить, что такие ситуации могут возникать, но это скорее какие-то исключения». По его мнению, «было бы неразумным делать целый законопроект, например, всего для трех случаев».

Адвокат Павел Астахов в разговоре с «Ъ» заявил, что с правовой точки зрения опекун, попечитель, родитель «содержит, обеспечивает, отвечает за ребенка, который находится на его полном иждивении, и по этим причинам должен иметь право узнать о том, что происходит со здоровьем ребенка, чтобы первым помочь ему». При этом он отметил, что в сложившейся ситуации «много вопросов» и к родителям: «Ссылаться на врачебную тайну, которая не позволяет вовремя узнать диагноз и помочь ребенку,— это бить по хвостам: первопричина всех проблем с подростком не в этом».

Директор работающей с воспитанниками социальных и медицинских учреждений общественной организации «Домик детства» Антон Рубин убежден, что проект самарских депутатов ограничивает права подростков на врачебную тайну и частную жизнь: «15 лет — это возраст, когда многие уже начинают жить половой жизнью. С их стороны вполне возможно обращение к венерологам и гинекологам. Если дети обращаются к врачам сами, без участия родителей, скорее всего, они не хотят, чтобы папа или мама знали о результатах обследования. То, что родители будут наделены правом знать обо всем, что происходит с подростком до 18 лет,— шаг назад в решении проблем, на которое нацелен закон». По мнению господина Рубина, предоставление права родителям получать информацию об обследовании детей до 18 лет не решит проблему наркомании и алкоголизма среди несовершеннолетних, а многие из них в таком случае «перестанут делать выбор в пользу здорового образа жизни»: «Боюсь, что вся мотивация к самостоятельному лечению молодого человека в таком случае будет напрочь отбита ремнем. Я бы делал упор на доверительные отношения между родителями и детьми. Никакие кандалы, запреты и меры принудительного характера никогда не приведут ни к чему хорошему».

«Законопроект в целом может быть взят за основу в части, которая предоставляет родителям право знать о здоровье своего несовершеннолетнего ребенка,— заявила «Ъ» уполномоченный по правам ребенка в РФ Анна Кузнецова.— Авторы закона справедливо отметили, что законные представители не имеют возможности полноценно реализовать право и обязанность заботиться о здоровье своих детей. Однако проект требует своей доработки в части системного подхода. В апреле на координационном совете детских омбудсменов с участием представителей профильных министерств и ведомств мы представили свой план мероприятий по профилактике чрезвычайных происшествий в общеобразовательных организациях. В частности, мы предлагаем обеспечить право родителей принимать решение по вопросам тестирования несовершеннолетнего на наркотики и оказывать ему соответствующее лечение».

«Указанный законопроект не поступал в Минздрав России»,— сообщили «Ъ» в ведомстве, отметив, что «необходимо обсуждение инициативы с привлечением представителей экспертного сообщества». Минздрав, по словам его представителей, готов участвовать в таком обсуждении.

Евгения Просина, Валерия Мишина, Георгий Портнов, Самара