Иордания пошла по пути ледокола // Амман хочет купить у «Росатома» малые реакторы

Дата: 28 мая 2018 в 04:18 Категория: Новости экономики

По сообщению сайта Коммерсантъ

Иордания из-за собственных технических и финансовых сложностей отказалась заказывать у «Росатома» большую АЭС и намерена получить атомную энергетику на базе малых модульных реакторов (ММР). По данным «Ъ», в «Росатоме» намерены создать такой проект на базе реакторов «Ритм-200», которые сейчас ставят на новые атомные ледоколы. Амману могут предложить либо модернизированную плавучую АЭС (пилотный образец с менее мощными реакторами построен для Чукотки), либо наземный ММР. По оценке экспертов, наземный референтный образец может появиться в середине 2020-х годов.

Иордания намерена договориться с «Росатомом» о сооружении в стране малого модульного реактора (ММР), сообщила 27 мая «Русатом Международная сеть» (РМС, структура госкорпорации по зарубежному маркетингу). Соглашение о развитии такого проекта (разработка ТЭО для оценки целесообразности поставки ММР) подписали президент «Русатом Оверсиз» Евгений Пакерманов и глава комиссии по атомной энергии Иордании Халед Тукан. По словам господина Тукана, «на данный момент сооружение АЭС малой мощности представляется актуальным, поэтому Иордания решила сосредоточиться на этом проекте». Днем ранее о намерении Аммана развивать атомную энергетику на базе реакторов малой мощности сообщила и The Jordan Times.

Выбор технологии ММР фактически означает, что Амман отказался от проекта строительства большой АЭС, о котором предварительно договорился с «Росатомом» еще в 2013 году. Предполагалось, что страна будет строить по российскому проекту два гигаваттных блока ориентировочной стоимостью $10 млрд (иорданская оценка, российская сторона стоимость станции не подтверждала). Но проект так и не дошел до стадии контракта: иорданцы в последние годы заметно охладели к проекту, а источники «Ъ» в отрасли неоднократно говорили о различных сложностях в переговорах: по их словам, с одной стороны, Амман не мог предоставить под АЭС пригодную для строительства площадку, с другой — иорданская сторона не могла найти средства на проект. Так, в 2015 году Халед Тукан уверял, что в качестве инвесторов в проект могут войти китайская атомная госкорпорация CNNC и банк ICBC, а в 2017 году рассматривалась возможность замены госфинансирования со стороны РФ на коммерческие кредиты. Но Амман настаивал на российском госкредите, который, по данным «Ъ», в итоге согласовать не удалось. В «Росатоме» от дополнительных комментариев в воскресенье отказались.

При этом конкретного объяснения, что понимается под ММР, стороны не дают. РМС в сообщении упомянула о плавучей АЭС (ПАТЭС) «Академик Ломоносов», которая сейчас загружается топливом в Мурманске и в 2019 году должна заработать в Певеке (Чукотка). Собеседник «Ъ» в отрасли говорит, что для Иордании в перспективе рассматривается либо ПАТЭС, либо проект наземной АЭС малой мощности, причем не с реакторами КЛТ-40с (35 МВт), которыми оснащен «Академик Ломоносов», а с «Ритмом-200» (55 МВт). «Ритм-200» сейчас ставят на строящиеся атомные ледоколы ЛК-60. В перспективе, как говорили источники «Ъ», такими реакторами могут оснащать модернизированный проект ПАТЭС, в том числе для экспорта (эту информацию 15 мая кратко подтвердил глава «Росатома» Алексей Лихачев). Но, по данным «Ъ», проект ПАТЭС с «Ритмом-200» — в стадии проектирования, и до референтного образца такой станции как минимум несколько лет. О близких к реализации наземных проектах ММР «Росатома» публично ничего не известно.

Глава независимого портала Atominfo.ru Александр Уваров отмечает, что помимо финансирования основной проблемой иорданского проекта была площадка с наличием воды, которую в итоге так и не нашли. Эксперт замечает, что в материалах «Русатом Оверсиз» реакторы серии «Ритм» назывались базовой технологией ММР, но предполагает, что референтный наземный блок может появиться «в середине 2020-х годов». Говоря о стоимости проекта, господин Уваров напоминает об аналогичном американском ММР NuScale с мощностью одного модуля 50 МВт. Комплектация из 12 таких модулей оценивалась в $3 млрд.

Владимир Дзагуто