Борьба между США и Ираном за контроль над Ираком

Дата: 24 мая 2018 в 10:53 Категория: Новости стран мира

Дмитрий МИНИН, fondsk.ru, 21 мая

Неожиданно закончившиеся парламентские выборы в Ираке, на которых победил дистанцирующийся и от Вашингтона, и от Тегерана шиитский проповедник Муктада ас-Садр, внесли дополнительную политическую интригу.
Развернулась подспудная острая борьба между иранцами и американцами за создание в стране такой правительственной коалиции, которая в наибольшей степени отвечала бы их интересам. США, в частности, пытаются переломить в свою пользу неблагоприятный для них исход выборов посредством тайных переговоров и переоценки своего отношения к некоторым ключевым фигурам иракской политической сцены. В Багдаде, например, безвылазно работает челноком между различными фракциями спецпредставитель президента США по Ближнему Востоку, известный за свое покровительство сирийским курдам как «прокуратор Рожавы», Бретт МакГурк.
Перед ним стоит непростая задача – склонить к «умеренности» имеющего 54 мандата из 328 в национальном парламенте последовательного противника США Муктаду ас-Садра. Последний дважды поднимал вооруженные восстания и организовывал массовые манифестации против присутствия войск США в Ираке. Со временем он стал отдаляться и от Тегерана, руководствуясь принципами иракского национализма, и даже сближаться с Саудовской Аравией, которую посетил около полугода назад и где встречался с наследным принцем Мухаммедом.
Вот на этой довольно шаткой основе американцы и пытаются сколотить коалицию из «садристов», которых еще недавно объявляли воплощением зла, и сторонников своего фаворита, пришедшего лишь третьим (42 места в парламенте), премьер-министра Хейдара аль-Абади. Получивший образование на Западе и проведший там много лет аль-Абади, занимая пост премьера, хоть и поддерживал тесные отношения с Тегераном, но одновременно умудрялся быть лояльным Вашингтону.
Для формирования правительственного большинства к ним предполагается добавить курдских и суннитских паламентариев. Муктаде ас-Садру прощено даже то, что значительную часть его движения составляют иракские коммунисты: на что только не пойдешь ради нефти и геополитики. Удивительно, что даже в священном для шиитов месте Неджефе, где находится мавзолей-мечеть имама Али, победила женщина – член компартии Сухад аль-Хатиб.
Это все равно, как если бы коммунистки победили на выборах в Мекке или Ватикане, что само по себе говорит о том, до какой степени социального отчаяния дошли жители Ирака за годы «благоденственного присутствия» армии США. Не мешают коммунисты и саудитам, уже выразившим открытую поддержку ас-Садру и пообещавшим ему любую помощь, лишь бы он не шел на сближение с Ираном.
А с другой стороны МакГурку противостоит еще одна «звезда» ближневосточного закулисья – командующий силами Аль-Кудс КСИР иранский генерал Касем Сулеймани. Он также находится в зеленой зоне Багдада, где передвигается, возможно, по пересекающимся с американцами маршрутам.
Его задачи прямо противоположные – способствовать формированию в Ираке дружественной Тегерану и враждебной Вашингтону правительственной коалиции. В прессе порою встречаются утверждения, что ответственные чиновники в Иране уже якобы заявляли, что не допустят прихода к власти в соседней стране «садристов» и коммунистов. На самом деле верна только вторая часть, поскольку там говорили о «либералах и коммунистах». Назвать ас-Садра либералом язык не повернется. Иранцы, судя по всему, настроены не на противостояние с мятежным клириком, который сам в парламент не баллотировался и премьером стать не может, а на раскол его эклектичной и причудливой коалиции. Тогда первая роль достанется группировке Фатах, возглавляемой самым надежным ставленником Ирана Хади аль-Амири (второй результат на выборах и 47 мест в парламенте), командовавшего шиитским ополчением во время борьбы с «Исламским государством» [организация запрещена в РФ].
В целом в Тегеране считают исход иракских парламентских выборов благоприятным. Главное, на что там обращают внимание, это укрепившиеся позиции шиитских партий, которые заняли пять первых мест в национальном избирательном списке и набрали устойчивое большинство в парламенте. Иранцы убеждены, что, несмотря на имеющиеся между ними разногласия и расхождения во взглядах, логика регионального противостояния будет подталкивать их к сплочению и ориентации на Тегеран. Надо только запастись терпением и дипломатическим искусством. И то и другое есть, например, у генерала Сулеймани.
Стоит вспомнить причины охлаждения к Ирану Муктады ас-Садра: он воспринял как личную обиду то, что иранские руководители предпочитали иметь дело с другими шиитскими лидерами Ирака, сочтя его самого непредсказуемым экстремистом. Они, в частности, не поддержали ас-Садра во время вооруженных восстаний против американцев и заставляли идти на союз с Нури аль-Малики, который помогал армии США расправляться с «садристами». Да и в целом победа «Ас-Саирун» на выборах во многом определена тем, что избиратели воспринимали ас-Садра как наиболее антиамериканскую силу. Многие эксперты полагают, что, если бы Белый дом подождал с выходом из ядерной сделки и новыми санкциями против Ирана, он бы мог рассчитывать на победу своего фаворита аль-Абади. Избирательная база ас-Садра никогда не позволит ему сблизиться с Вашингтоном. По взглядам же Муктада ас-Садр – плоть от плоти иранской теократии. Именно в Иране, в священном городе Кум он получил (довольно поздно по местным понятиям, в 2007-2009 гг.) духовное образование и титул великого аятоллы. Ас-Садр уже заявлял, что «испытывает уважение» к Ирану и готов «считаться с его интересами». И если американцы меняют свою позицию по отношению к ас-Садру, то почему бы не сделать того же и иранцам, у которых оснований для этого больше?
Процесс консультаций по формированию новой правительственной коалиции и Кабинета министров начался. Первым победитель на выборах Муктада ас-Садр встретился с главой действующего правительства аль-Абади. Вероятность того, что они объединятся, довольно высока. Нынешний премьер может даже вновь возглавить кабинет. Однако обольщаться Вашингтону и его «уполномоченному на месте» МакГурку не стоит. В связке с ас-Садром аль-Абади все равно окажется ведомым, и поступаться ему придется, скорее всего, отношениями с американцами.
Кроме того, этим политикам еще предстоит заручиться недостающими им для большинства голосами. В тот же день ас-Садр встретился с «проиранским» аль-Амири. Судя по сообщениям, их разговор был столь же дружественным, а из штаба ас-Садра подтвердили его намерение видеть в будущем «инклюзивном» кабинете представителей всех ведущих фракций. И вектор в такой комбинации указывает не в сторону Белого дома.
Таким образом, повторяется возникший сначала в Ливане эффект домино – приход к власти посредством демократической избирательной процедуры недружественных Америке политических сил. Что-то, видно, не так в той модели демократии, которую США, давшие в 2011 году толчок «арабской весне», пытаются насадить на всем Ближнем Востоке.

По сообщению сайта Nomad.su