По принципу состязательности и равноправия

Дата: 22 мая 2018 в 12:49 Категория: Новости политики

По сообщению сайта Zakon.kz

По принципу состязательности и равноправия

 

Линара Сактаганова

 

Обвинительный уклон уголовного процесса искажает истинную суть отправления правосудия и вступает в противоречие с назначениями и принципами уголовного судопроизводства. О новых подходах к снижению обвинительного уклона казахстанского уголовного процесса шла речь в ходе «круглого стола» на тему: «Актуальные вопросы совершенствования качества уголовного правосудия в Казахстане».

Мероприятие организовано Верховным Судом РК при поддержке Европейского Союза и Совета Европы в рамках работы по совершенствованию судебной системы «Семь камней правосудия».

В работе заседания приняли участие председатель судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Абай Рахметулин, заместитель Генерального прокурора Ерлик Кененбаев, заместитель министра внутренних дел Рашид Жакупов, а также представители Администрации Президента, судебных и правоохранительных органов, члены адвокатского и научно-экспертного сообществ.

Открывая работу заседания, А. Рахметулин особо отметил, что проводимая в рамках Плана нации модернизация судебной системы предусматривает не только совершенствование законодательства, но и изменение структуры судов, дальнейшую их специализацию, применение новых информационных технологий.

В этой связи отмечена важность выработки новых подходов по устранению противоречий, возникающих в ходе уголовного процесса.

— До сих пор не изжит до конца обвинительный уклон правосудия по принципу: есть уголовное дело, значит виновен. Статистика показывает, что на местах еще допускаются факты необоснованного привлечения к уголовной ответственности. Так, в 2017 г. оправданы всего 865 человек, из которых судами первой апелляционной и кассационной инстанций по делам публичного обвинения оправданы 130 лиц, — сообщил глава судебной коллегии Верховного Суда.

При этом он констатировал, что такие дела доходят и до Верховного Суда.

— За четыре месяца текущего года за отсутствием состава правонарушения Верховным Судом прекращены уголовные дела в отношении семи лиц. При этом допускаются случаи, когда необоснованно вовлеченные в орбиту уголовного преследования люди длительное время находятся в статусе осужденного, — подчеркнул А. Рахметулин.

Говоря о предпосылках обвинительного уклона в уголовном судебном процессе, он выделил пять причин. Во-первых, отмечена практика направления в суд уголовного дела.

— Согласно национальному законодательству прокурор направляет уголовное дело, которое поступает на изучение судье. Изучив полностью дело, есть вероятность, что судья проникнется обвинительным духом. Если не будет осуществлен принцип реальной состязательности сторон, где сторона защиты сумеет опровергнуть обвинение, то судебное следствие будет этапом для осуждения человека. В Эстонии, например, прокурор направляет в суд только обвинительный акт без уголовного дела, а адвокат — акт защиты. И судом в процессе рассмотрения дела обеспечивается реальная состязательность сторон — на каждый довод обвинения приводится контрдовод защиты, каждой стороной предоставляются соответствующие доказательства, — подчеркнул А. Рахметулин.

На его взгляд, назрела необходимость внедрения в отечественный уголовный процесс подобного международного опыта. На начальном этапе такой подход предлагается применять при рассмотрении преступлений небольшой и средней тяжести.

Вторым аспектом выступает судебный контроль в ходе досудебного производства. По данным Верховного Суда, одна третья часть поданных участниками процесса жалоб признаются обоснованными, но все еще есть факты, когда нарушения органов досудебного производства остаются без принципиальной оценки следственных судей.

Как подчеркнул спикер, еще на стадии следствия и дознания следственные судьи должны принимать

решение по устранению нарушений законности, четко обеспечивать процессуальные права защитников по предоставлению доказательств о невиновности подозреваемого лица.

— Защита прав и свобод человека должна осуществляться уже с момента вовлечения его в уголовную орбиту. Краеугольной фигурой в этом плане является следственный судья, обязанностью которого является устранение нарушений закона на стадии дознания и следствия. На сегодняшний день расширены полномочия следственных судей, одной из которых является рассмотрение жалоб на действия и решения дознавателя, следователя, прокурора. Все указанные нарушения законности в ходе досудебного производства должны быть тщательно проверены и при подтверждении признаны незаконными.

Третья причина затрагивает вопросы дальнейшего расширения подсудности суда присяжных заседателей. В целях усиления принципа состязательности сторон между обвинением и защитой Верховным Судом в настоящее время инициируется ее дальнейшее расширение по некоторым делам из категории особо тяжких преступлений.

Четвертая причина — факты непроцессуального контакта судьи со стороной обвинения.

— Продолжают иметь место непроцессуальные контакты судьи со следователями, прокурорами и другими работниками органов досудебного производства. Чтобы добиться содержания под стражей, обвинительного приговора и не допустить оправдания, указанные представители всеми способами пытаются воздействовать на судью в период рассмотрения дела, чтобы он принял нужное решение. Судья разъясняет обоснованность доказательства вины и характеризует подозреваемого, а если сомневается в результате по делу, то до вынесения судебного акта некоторые органы досудебного производства обращаются в вышестоящие инстанции, что судья намеревается вынести необоснованный оправдательный приговор. Это является недопустимым. Необходимо добиться полного исключения фактов непроцессуального контакта судьи со стороной обвинения по делам до вынесения окончательного судебного акта, — считает председатель судебной коллегии Верховного Суда.

Не меньшую обеспокоенность вызывает манипулирование общественным мнением со стороны средств массовой информации. Речь идет о разжигании ажиотажа вокруг какого-то события, основанного на недостоверной информации.

— В основном мнение общественности формируется из информации, подготовленной представителями масс-медиа, то есть от того, как она будет преподнесена, таким и будет мнение общества, хотя фактически по делу установлены совсем иные обстоятельства. Нельзя исключать возможность манипулирования общественным мнением с целью оказания давления на суд. Нет необходимости через СМИ показывать все оперативные мероприятия, формируя мнение в обществе о виновности задержанных лиц. Судьи не должны реагировать на такие факты, а должны руководствоваться только судом, и наше общество должно понять, что правосудие осуществляется не через Facebook, социальные сети, СМИ, а в суде. Только суд определяет, виновен или невиновен человек в совершении преступления, — считает А. Рахметулин.

В целом спикер сделал акцент на важности вынесения справедливого судебного акта.

— Венцом правосудия является судебный акт. Он подводит итог взаимоотношений целого ряда лиц, определенного уголовным законом. Его ожидают с надеждой и волнением, ведь за каждым приговором стоит судьба конкретного человека, его семьи, окружения. И от того, насколько справедливым будет суд, насколько будет законным и обоснованным судебный акт, всецело зависит оценка обществом работы суда. Люди, придя в суд, должны быть уверены в защите своих прав, свобод и законных интересов. По критерию справедливости общество оценивает качество правосудия, — добавил он.

Свою позицию о причинах низкого уровня оправдательных приговоров и реабилитации на досудебной стадии представили международные эксперты Европейского университета, которые провели эмпирическое исследование правоохранительной и судебной систем Казахстана. Исследование посвящено анализу причин низкого уровня оправданий на судебной стадии и низкого уровня реабилитации на досудебной стадии в системе уголовного правосудия Республики Казахстан.

Ведущий научный сотрудник Института проблем правоприменения при Европейском университете Санкт-Петербурга К. Титаев проинформировал, что доля оправданных и реабилитированных граждан по уголовным делам в Казахстане составляет 0,12 процента на досудебной стадии и 0,05 процента в суде (один человек на две тысячи). В то время как в европейских странах данные показатели составляют от 2,7 до 5,6 процента от всех дел. К примеру, количество уголовных

дел, рассмотренных судами на 100 тысяч жителей, в Казахстане почти в пять раз меньше, чем в Германии.

— Существующее законодательство Казахстана устроено таким образом, что прекращается огромное количество досудебных производств, по которым лица не установлены. Это не имеет отношения к реабилитации и оправданию. Для обеспечения баланса в Казахстане наблюдается широкое использование механизмов примирения на досудебной стадии. Это достаточно мягкая политика выбора наказаний судьями, — отметил К. Титаев.

Спикер привел тезис из мировой практики о том, что низкое количество оправданий является маркером дисфункции правоохранительной системы. Так, одной из ключевых причин, обозначенных в исследовании, является сохранение формальной отчетности, по

которой фактически оценивается деятельность правоохранительных органов. Как показал анализ, система отчетности, особенно негативные показатели, связанные с оправданиями и реабилитацией, заставляет сотрудников на ранних этапах максимально откладывать привлечение лица к ответственности, а на втором добиваться не-реабилитирующего исхода любой ценой.

Если в среднем правоохранительные органы направляют в суд 120 дел в день, то в последний рабочий день месяца количество переданных дел достигает почти 700.

Существует также комплекс проблем, связанный с ростом прокурорской и судейской дискреции в прекращении дел по нереабилитирующим основаниям. По этим основаниям прекращаются на досудебной стадии дела в отношении 62 процентов лиц, привлеченных к уголовной ответственности, и на судебной — в отношении 27 процентов обвиняемых по делам публичного обвинения.

Еще одним значимым фактором отмечена слабость адвокатуры и ее привязка к правоохранительным органам. К. Титаев пояснил стремление адвокатов выйти на «непроблемные» для правоохранительных органов исходы — осуждение к небольшому сроку, более мягкое наказание, не связанное с лишением свободы.

Наряду с этим эксперты указывают на сохранение в Казахстане пережитков советской системы следствия, которое стоит между полицией и прокуратурой и создает лишний слой ответственности.

— Принимая решение о реабилитации, прокурор создает негативные стимулы не только для себя, но и для следственных органов. Он убежден, что наличие системы

отдельного следствия это важное препятствие на пути к повышению уровня справедливости системы, -считает К. Титаев.

В целом, на его взгляд, успешное развитие правоохранительной сферы предполагает высокопрофессиональную полицию, которая готова противодействовать современным криминальным угрозам. Как отмечалось в ходе дискуссии, основная мысль исследования заключается в том, что количество оправдательных приговоров не может рассматриваться как качественный показатель работы судов, а показывает качество работы всей системы правоохранительных органов.

Что касается непосредственно судов, львиную долю оправданных лиц составляют дела частного обвинения. Такие данные озвучил судья Верховного Суда Е. Рахимбе-ков, представляя системный анализ аспектов вынесения оправдательного приговора, проведенный Верховным Судом в рамках реализации проекта «Эдт процесс». По его информации, динамика первого квартала трех последних лет показывает практически одинаковый уровень оправданных лиц.

— Стоит отметить, что по оправдательным приговорам как таковым мониторинг не ведется, предусмотрена ведомственная графа по количеству оправданных лиц. Небольшое увеличение наблюдается в 2017 году по сравнению с 2016 и 2018 годами — на 0,3 процента, -сообщил Е. Рахимбеков.

Судья Верховного Суда в своем выступлении отметил целесообразность внедрения практики статистического учета частичного оправдания. Он также выразил мнение о необходимости повышения требований к работе следственных судей.

Немало вопросов, по его словам, вызывают положения ст. 24 Уголовно-процессуального кодекса, содержащие взаимоисключающие требования. В частности, как пояснил Е. Рахимбеков, указанная норма одновременно обязывает судью принимать все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств, необходимых и достаточных для правильного разрешения дела, и в то же время запрещает в суде по собственной инициативе собирать доказательства в целях устранения неполноты досудебного расследования. Для развития у судей навыков составления приговоров предлагается на базе учебных центров областных судов, а также Академии правосудия организовать проведение тренингов с участием психологов и филологов.

— На первый план перед судейским сообществом выходят задачи по изменению подходов к применению действующего законодательства, изменению психологии не только судей, но и всех участников процесса, — добавил Е. Рахимбеков.

Между тем начальник Следственного департамента МВД РК М. Амиров полагает, что рассматриваемые проблемы не связаны с выводами о наличии обвинительного уклона в работе следователей.

— За последние годы мы наблюдаем тенденцию роста оправданий лиц и прекращений уголовных дел судом по реабилитирующим основаниям.

Так, в 2015 году оправдано 40 лиц, в 2016 — 50, в 2017 — 72, в текущем году — 40. Анализ этих решений показывает, что в основном оправдывают не за то, что невиновное лицо привлечено к уголовной ответственности, а в связи с допущенными следователями нарушениями норм уголовно-процессуального законодательства, -подчеркнул Мухаран Амиров.

В данном случае речь идет о нарушении норм УПК при изъятии наркотических средств, производства обыска и выемки, ненадлежащем оформлении вещественных доказательств и требований ст. 24 УПК о принятии всех мер для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств.

По словам М. Амирова, вопросы государственной системы досудебного производства требуют комплексного решения.

— МВД поддерживает предложение о необходимости передачи права прекращения уголовных дел по нере-абилитирующим основаниям исключительно судом. В соответствии со ст. 77 Конституции РК «лицо считается невиновным в совершении преступления, пока его виновность не будет признана вступившим в законную силу приговором суда». Передача права прекращения уголовных дел позволит исключить нормы, создающие условия для коррупции, обеспечить гласность, непосредственность, состязательность и объективность процесса. Кроме того, это позволяет усилить судебный контроль, расширить его пределы, что в целом будет способствовать укреплению судебной власти в соответствии с Конституцией и общепринятыми международными нормами, — считает М. Амиров.

Вместе с тем спикер выразил тревогу по поводу увеличения нагрузки как на следователей, в связи с необходимостью производства полного расследования, так и на судей — по производству судебных разбирательств. Уже сегодня, по данным МВД, на одного следователя приходится 91 дело в год, при положенных по нормативу 42 дел, на дознавателя — 248, вместо положенных 59.

— Новым Уголовно-процессуальным кодексом и с введением Единого реестра досудебных расследований органы внутренних дел обязаны расследовать в рамках досудебного производства практически каждое заявление и обращение. Требования норм УПК привели к увеличению нагрузки на следователей и дознавателей, — пояснил глава департамента.

При такой нагрузке, по его словам, невозможно обеспечить полноту и качество расследования уголовного дела.

В ходе мероприятия между представителями всех заинтересованных структур состоялся конструктивный обмен мнениями, по итогам которого выработаны соответствующие практические рекомендации.