Терпите, люди! Может быть и хуже

Дата: 18 мая 2018 в 20:39


Терпите, люди!  Может быть и хуже

Почему Алматы, власти которого жаждут видеть город в элите мировых мегаполисов,  буквально заливает после каждого ливня, газете «Время» попытался объяснить главный специалист отдела благоустройства управления природных ресурсов и регулирования природопользования Александр СЕРГЕЕВ (на снимке). Очередной потоп южная столица пережила в минувший понедельник, но в мае осадки, по прогнозам синоптиков, будут выше нормы. Так что — и в этом почти нет сомнений! — еще поплаваем.

— Два года назад мы вместе с районными акиматами провели инвентаризацию и определили, что в городе нужно построить и реконструировать 448 км арычных сетей, — начинает нашу беседу с планов акимата Александр Викторович. — К июню мы должны закончить эти работы на 43 с половиной км (это 42 улицы), одновременно завершаем проектирование еще 44 км — их мы планируем уложить до первой половины 2019 года. Останется реконструировать и построить еще более 400 км арыков — мы будем стараться сделать это максимум за пять лет. Сейчас у нас очень много проблем в присоединенных районах, особенно в Наурызбайском...
— У нас и в центре города много проблем...
— Давайте я тогда зайду с другого. Наша арычная сеть многофункциональна по своему значению: в основном она делалась для полива, но служит и для отвода природных вод. Ливневой канализации в Алматы, который расположен под уклоном, никогда не было. Нет ничего проще, как отвести воду из такого города — она сама течет, только направляй ее.
— Тем более удивительно, что город постоянно топит!
— Подождите, я объясню. В какой период мы упустили момент? Раньше по трубам вода уходила в лога ниже проспектов Райымбека и Рыскулова. В Алматы всегда был хороший дренаж (даже после сильного ливня луж практически нет уже через час). Но в 90-е годы появилось много самостроев, люди стали возводить дома, и если они даже были недостроены, по закону их уже не имели права снести — только через суд. Этим и пользовались. В итоге все лога самовольно застроили, а чиновников, чтобы это контролировать, не хватало.
— Не хватало или с ними просто договаривались? Пришел с денежкой в конверте — и все нормально...
— Такого нет. Я же говорю, дом все равно можно было узаконить. Какой смысл договариваться?
— Но ведь дома строили не только в логах в нижней части Алматы.
— Но для отвода арычных вод важны именно лога.
— И все-таки: город после дождей топило и 20, и 30 лет назад, но не так, как сейчас — вода скапливалась в основном в нижней его части, но не на Толе би и уж тем более не на проспекте Аль-Фараби.
— Я вам и говорю о причинах. Первая — лога, бум строительства в них. Вот вокруг городского акимата ничего не топит, и не потому что у нас тут хорошая арычная сеть — возле нашего здания сквер, вода дренирует. А в целом в Алматы становится все меньше открытых, не заасфальтированных участков, впитывающих воду. Например, есть районы, где раньше были частные дома, дачи, возле них огородики, земля дренировала. А сейчас их нет. Город строится — это естественный процесс, но арычная сеть за ним не успевает. Да, раньше на холмах выше Аль-Фараби не было ни одного дома, а сейчас они есть. Этот проспект никогда не затапливало, сейчас при большом объеме дождя и он оказывается под водой, потому что все сверху заасфальтировано.

— А разве разрешение на строительство всех этих зданий дает не акимат?
— Я не могу говорить о других управлениях. Вы поймите, строительство — это естественный процесс.
— Тогда таким же естественным, а главное — адекватным процессом должно стать развитие арычной сети.
— Мы этим и занимаемся — последовательно и системно. И не нужно забывать, что у арычной сети есть запланированная пропускная способность, она не может принять воды больше, чем изначально спроектировано.
— И теперь любой ливень в Алматы превращается чуть ли не в катастрофу. Разве это нормально?
— Нет, не нормально. Но среднегодовое количество осадков, выпадающих в апреле, составляет 105 миллиметров. В этом апреле их было 217 миллиметров. Это ведь тоже влияет на ситуацию. И в мае осадков, по прогнозам, будет выше нормы.
— После ливня в понедельник, 14 мая, был брифинг, на котором замначальника департамента по ЧС Алматы сказал, что основная причина подтоплений — засоры арыков бытовыми отходами.
— В этом году наши коммунальные службы за две недели вычистили все меридианные арыки, которые идут с юга на север. Впервые за столь короткое время была проведена такая работа!
— То есть арычные сети были чистыми?!
— Они и сейчас чистые! Но, вы поймите, когда идет ливень, поднимается ветер — падают ветки, вся вода с дорог и тротуаров стекает в арыки, вместе с ней в них попадает мусор, который кидают люди. Сразу забиваются арычные переходы под дорогой (их диаметр всего 50 сантиметров, больше делать трудно — будет еще сложнее чистить). Если бы был чистым город, вода бы намного лучше проходила.
— Но опять же, кто не чистит город? Коммунальные службы.
— Они убирают улицы два раза в сутки.
— Откуда тогда мусор?
— Кидают. Мусора нет там, где не сорят.
— Не понимаю: арычная сеть чистая, коммунальщики убирают мусор с улиц два раза в день, но во время ливня город все равно топит из-за засоров! А может, все же дело не только в этом, но и в самой арычной сети?
— Я же вам говорю: она может пропустить только то количество воды, на которое рассчитана. А если уровень осадков выше нормы, то и происходят подтопления.
— Давайте перейдем к конкретике. Вот перекресток — пересечение улицы Панфилова и проспекта Райымбека. В прошлом году здесь проводили ремонт теплотрассы, меняли асфальт и бордюры, а арычные лотки остались старыми. Мешки с песком как баррикады там лежат практически всю весну, лето и осень — перекресток все время топит. И это, замечу, далеко не окраина — оживленный участок. Где логика, согласованность действий? Почему сразу не привели все в порядок?
— Я прекрасно знаю этот перекресток, проблемы с ним возникли не сейчас, они были и 20, и 30 лет назад. Ниже Райымбека находятся вокзал Алматы-2 и железнодорожные пути, под ними есть ливневая канализация, но она при большом дожде не справляется с потоком воды. Поэтому вода и скапливается на Райымбека.
— Тогда, получается, сама арычная сеть изношена!
— Дело не в этом, она нормальная, в принципе, мы успеваем ее менять за счет текущего ремонта. Где-то в новых районах ее не хватает, где-то плохо дренируется — это проблема. Ведь когда нет ливня, все нормально, вода уходит. Мы ведь не можем поставить во время сильного дождя человека с багром на каждый перекресток (а их в городе больше двух тысяч!), чтобы они чистили арычные переходы под ними. И так в каждом районе во время ливня работает до восьми бригад и более 40 мотопомп.
Да, проблему надо решать, поэтому мы делаем перехваты воды. Никто не заметил, что мы в 2012 году сделали такой по улице Макатаева — и подтоплений в центре стало намного меньше. Сложностей много: например, в верхней части города идет самозахват территорий — в одном месте улица нормальная, в другом заужена. В прошлом году у нас была запланирована реконструкция 70 км арычных сетей, но специалисты смогли спроектировать только 44 — в остальных местах арыки негде размещать: то собственник стоящего дома часть улицы себе забрал, то коммуникации там разместил. Мы работаем, но проблемы все равно будут, так же, как и недовольные.
— Вы контролируете качество тех арыков, которые сдаются после реконструкции?
— Конечно, весь процесс контро­лируется. Есть проект, который проходит экспертизу. Компании, осуществляющие технический надзор за строительством. Когда укладывают арыки, соблюдается определенная технология.
— Но если все так хорошо, почему все так плохо? Может, тогда пойти по простому пути и закрывать все арыки решетками?
— Это тоже не решение проблемы. Во-первых, их будет тяжело чистить — ведь решетки нужно будет снимать. Во-вторых, все-таки арычная сеть формирует определенный микроклимат в жаркое время, влияет на температуру. Опять же — приятное журчание воды. Загнать все в решетки... Не знаю...
Вот сейчас в каждом районе есть свои фирмы, которые выигрывают конкурс и занимаются очисткой и ремонтом арыков. В этом году одни работают, в следующем — другие. Это плохо. Мы добиваемся того, чтобы в Алматы создали единый гидроучасток — компанию, которая будет отвечать за всю арычную систему.
Допустим, в мире есть специальные вакуумные машины, которые чистят арычные переходы. Они подъезжают к перекрестку и за несколько минут пробивают образовавшуюся пробку. Сейчас это делают люди, у которых нет никакой техники — только багры и лопаты. И частным компаниям, естественно, невыгодно покупать такие машины. Они дорого стоят. Но если это будет компания, подчиняющаяся городу, это можно будет сделать — и тогда часть проблем отпадет. Кроме того, фирму можно будет оснастить и другой специализированной техникой. В перспективе мы создадим базы этого гидроучастка по всем районам. И тогда проблем будет меньше. Просто на это нужно время...

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА и с сайта tengrinews.kz, Алматы

От редакции А как вы считаете, почему Алматы практически после каждого сильного дождя превращается в казахстанскую Венецию? Нам важно мнение и обычных горожан, и специалистов, работающих в сфере градостроительства. Один из железобетонных вариантов ответов мы знаем: виноваты люди, выбрасывающие свой мусор (включая бутылки, пакеты, бумагу и т. д.) в арычную сеть. Поэтому интересны другие суждения, а главное — предложения, как решить проблему потопов в самом крупном городе страны. Отправить письмо можно на электронную почту akulova@time.kz. Мы обязательно продолжим тему.

А тем временем

От потопа к митингу — один дождь

В Павлодаре проблемы с дренажной системой привели к несанкционированному митингу.
— Вчера (15 мая. — Ред.) был несанкционированный митинг — топит «Второй Павлодар» и «Зеленстрой». Мы в прошлом году выделяли деньги на проектирование дренажной системы. Проектная компания ASP не справилась, они ничего не сделали, хотя отдел строительства почему-то продлил с ними договор на следующий год. Жители просят, судя по их выступлениям, сделать им канализационную систему — это очень дорого. Проектировать ее никогда не было проблем, но водники говорят, что в связи с активным строительством города вот эти подземные воды, первого и второго уровня, ее просто зам­кнули… Перекопали, понастроили — получился замкнутый цикл, — сказал на внеочередной сессии городского маслихата аким Павлодара Нуржан АШИМБЕТОВ.
Единственный выход, по его словам, это качать воду, в том числе посредством бурения дренажных скважин.
— Стоимость одной такой скважины — 1,2 млн. тенге. Если она окажется эффективной, то их установят столько, сколько необходимо для полной откачки воды, — заверил завсектором по ремонту дорог отдела жилищно-коммунального хозяйства, пассажирского транспорта и автодорог Павлодара Николай КАЗАНИН.
По информации КазТАГ

Поделитесь новостью с друзьями