Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Судьба Веры

Дата: 15 мая 2018 в 10:59

Глядя на Веру Захаровну Абросимову, трудно поверить, что ей исполнился 91 год. Бодрая, подвижная, живет на несколько городов — Тараз, Алматы, Оренбург: там ее родные люди, о которых она постоянно думает, переживает и может говорить часами. Причем путешествует в поездах самостоятельно, категорически отказываясь от сопровождения. Вот и 20 мая наметила выехать в Оренбург, где живет сестра Галина. 

О встрече мы договорились заранее. К нашей беседе Вера Захаровна приготовилась основательно. Показала газету «Вечерний Оренбург»: «Я ничего рассказывать о себе не буду. Тут все есть. Моя внучка написала обо мне». Но потом мы проговорили больше часа.

Вера была старшей дочерью Захара и Татьяны Носаевых и всегда заботилась о младших Гале и Зое. Маму девочки почти не видели, так как она, чтобы прокормить семью, бралась за любую работу. Отец был мелким служащим областного отдела НКВД. Карьера его не заладилась, начал выпивать, а вскоре и вовсе был разжалован в извозчики.

— После этого случая отец стал пить еще сильнее, уходил из дома, бродяжничал, — вспоминает Вера Захаровна. — 30 декабря 1937 года его не стало. Шел по городу, почувствовал себя плохо, присел на деревянные ступеньки и умер. Как потом сказали врачи, у него был порок сердца, а жизненные неурядицы лишь осложнили недуг.

Через год после смерти отца в психбольницу отвезли маму. Стало совсем худо, так как самостоятельно девочки, старшей из которых было 11 лет, а младшей три года, жить научились не сразу. Когда к ним при-шли представители из отдела народного образования, чтобы забрать в детдом, Вера категорически отказалась ехать, заявив, что с ними уже живет бабушка.

— Дальше мы не жили, а выживали. Чтобы не замерзнуть от холода, мы в ближайшую рощу ходили за хворостом и сухими листьями. Набью я полотняный мешок ветками и тащу на себе, как муравей. Топили печку-голландку, она до сих пор в старом доме стоит, — рассказывает Вера Захаровна. — С едой было труднее. Приходилось побираться по казачьему поселку. Там люди хорошо жили. Кто булочку даст, кто ватрушку. Хватало не только самим поесть, но и маме в больницу что-то принести. Так и жили полтора года, пока ее не выписали.

О том, что началась война, Вера узнала в детском санатории, куда ее из-за слабого здоровья отправили от школы. В 1943 году девочке исполнилось 16 лет, и ее определили в ремесленное училище при военном заводе, где изготавливали снаряды и патроны. Вера осваивала профессию слесаря-автоматчика. Ей выдали рабочую одежду и сначала поставили за токарный станок.

— Я выточила первую гильзу, а сил, чтобы поднять ее и положить в ящик, у меня не оказалось, — вспоминает Вера Захаровна. — Пришлось просить ребят, чтобы помогли. Тогда меня перевели делать пули.

На всю жизнь она запомнила холод, который в то время стоял в цехе. За смену нужно было выполнить норму — три ящика пуль. Если не выполнишь, то не получишь талон на обед. На каждого курсанта училища полагались тарелка супа, две ложки каши и 300 граммов хлеба. Первое и второе Вера съедала сама, а хлеб относила сестренкам и больной маме.

Уставали страшно, особенно тяжело было работать в ночную смену. Однажды Вера уснула за станком и повредила мизинец на левой руке. Мастер заметил травму, забинтовал палец и отправил девочку домой. Но она не ушла, опять приступив к работе.

— Ты что делаешь? — удивился мастер.

— Так я норму не выполню, талон на обед не получу, — ответила Вера, которой во что бы то ни стало надо было домой хлеб принести. А мизинец не разгибается по сей день.

Утром 9 мая 1945 года Вера проснулась оттого, что кто-то плакал и кричал во дворе. А в воинской части, расположенной напротив их дома, играла музыка, было слышно, как радовались солдаты. Сразу включила радио и убедилась — победа! Отовсюду звучало: «Война кончилась! Ура!»

— Радость была огромная, но и горе, потому что в каждой семье кто-то с фронта не вернулся, — говорит Вера Захаровна. — Мы настоящий хлеб стали есть, сколько хотелось, только в 1946 году. Он назывался коммерческим и стоил дороже, чем тот, который получали по карточкам. Но это была мирная жизнь, и она постепенно налаживалась.

Дальнейшая судьба Веры Захаровны мало чем отличается от судеб большинства представителей ее поколения. Окончила училище, вышла замуж за хорошего парня Сергея Абросимова. Приехала в Джамбул, где 24 года проработала воспитателем в детском саду кожкомбината. Родила четверых детей, вырастила их достойными людьми. И сама являет собой яркий образец оптимизма. Потому что хорошо помнит и знает, что такое война.

Людмила МЕЛЬНИК

По сообщению сайта Знамя труда