Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Новый космический корабль НАСА не обещает астронавтам комфорта

Дата: 06 мая 2018 в 23:07 Категория: Новости науки

Теснота, спертый воздух да еще и, возможно, морская болезнь — звучит не очень вдохновляюще, но именно такая перспектива открывается перед теми смельчаками, которым предстоит полететь на новом космическом корабле НАСА «Орион».

В 1959 году, когда члены самого первого отряда астронавтов НАСА увидели, в какой крошечной капсуле корабля «Меркурий» одному из них предстоит отправиться в космос, они были, мягко говоря, разочарованы.

Ни одного иллюминатора и почти без возможности управления — для лучших из лучших летчиков-испытателей страны это выглядело чуть ли не оскорблением. Они пожаловались, что астронавт во время полета будет чем-то вроде тушенки в банке.

Этот конфликт — между желанием астронавтов управлять звездолетом и практичными планами инженеров запустить человека на орбиту и благополучно вернуть его оттуда на Землю — был изображен в фильме 1983 года «Парни что надо» (The Right Stuff).

Героически выглядящий в своем серебристом скафандре Джон Гленн угрожал рассказать все, что он думает об устройстве «Меркурия» журналистам, толпящимся у ворот ангара, и проектировщики уступили — предусмотрели иллюминаторы и органы управления.

Почти 60 лет спустя похожий сценарий разыгрывается в Хьюстоне — только не так конфликтно. Астронавты обсуждают с инженерами-конструкторами, как будет выглядеть изнутри четырехместный корабль «Орион» и как он будет управляться.

В 2014 году уже был осуществлен его первый беспилотный испытательный полет. Пилотируемый полет должен состояться в ближайшие пять лет.

Сегодня роль Джона Гленна возложена на бывшего командира атомной подводной лодки и ветерана трех миссий шаттла (семь выходов в открытый космос) Стива Боуэна.

Я попросил его поделиться впечатлениями от «Ориона». «Все очень тесно, — сказал он. — Особенно для четырех человек. Два члена экипажа, сидящие сзади, будут упираться взглядом в сиденья пилота и командира».

На первый взгляд, «Орион» выглядит очень похоже на «Аполлон», доставивший в свое время трех астронавтов на Луну — и конической формой, и тепловым экраном в нижней цилиндрической части.

Новый космический корабль, конечно, больше, но не слишком, поскольку он все равно должен уместиться на верхушке ракеты-носителя.

Миссии «Аполлона» длились лишь несколько дней, причем с «перерывом» на прогулку по Луне. Полеты «Ориона» планируются как минимум на три недели, и без возможности для членов экипажа выйти и размяться.

«Не знаю, смогут ли все четверо в одно и то же время комфортно для себя вытянуть свои конечности внутри кабины, — говорит Боуэн, имеющий большой опыт работы и жизни в ограниченных пространствах. — Но так уже бывало не раз, и не думаю, что это как-то осложнит нам задачу — главное, вы должны быть привычны к работе в таких условиях».

Помимо экипажа и органов управления, инженерам предстоит разместить внутри капсулы кухню, туалет и зону отдыха.

«Кое-что мы можем усовершенствовать — например, поменять расположение кресел экипажа. После того, как мы найдем оптимальное решение, нам будет проще понять, как лучше распорядиться оставшимся пространством и как мы будем жить и работать в его рамках», — рассказывает Боуэн.

Для долгих космических путешествий — скажем, для полета на Марс — «Орион» почти наверняка будет дополнен жилым модулем. Но во время первых полетов 9 кубических метров — это всё, что будет у четырех астронавтов, в этом пространстве им предстоит работать, спать, выполнять упражнения для поддержания физической формы и отдыхать.

Представьте, что вам придется провести несколько недель запертым с тремя коллегами по работе в маленькой комнатушке с туалетом. И вокруг — космос.

«На каком-то этапе мы придем к оптимальному варианту внутреннего устройства капсулы, и нам будет более или менее ясно, в каких условиях будут проходить недели полета, — говорит Боуэн. — Не думаю, что здесь будет просторно, но я ни разу не слышал, чтобы кто-то жаловался на условия».

Астронавты, кроме того, участвуют в испытаниях запуска и приземления. Космический челнок в свое время критиковали за то, что в нем не было предусмотрено возможности спасения астронавтов в случае аварии ракеты-носителя на старте (в 1986 году шаттл «Челленджер» разрушился вскоре после взлета, его топливный бак взорвался, все семь членов экипажа погибли).

На орбиту «Орионы» будут выводиться новой сверхтяжелой ракетой-носителем SLS (Space Launch System, Система космических запусков). Как и «Аполлон», «Орион» будет оборудован маленьким ракетным двигателем, который в случае аварии поможет убрать капсулу с экипажем от носителя.

«Испытания системы аварийного прерывания запуска нам предстоят в ближайшие несколько месяцев, — рассказывает Боуэн. — Ждем этого с нетерпением — как и проигрывания ситуаций, когда что-то случается во время полета. У экипажа будет возможность проверить себя».

Если говорить о возвращении «Ориона» на Землю, то тут опыт Боуэна-подводника будет как нельзя кстати. Потенциально приводнение — один из самых рискованных элементов любой миссии.

Шаттлы приземлялись на взлетно-посадочную полосу, «Орион» же будет приводняться в океан после того, как войдет в атмосферу планеты на скорости примерно 11 км в секунду и применит парашюты для торможения и спуска.

Не так давно Боуэн наблюдал за испытаниями приводнения капсулы, которые успешно прошли у берегов Калифорнии.

«У него [«Ориона«] нет киля, нет собственного двигателя, он просто будет болтаться в волнах — даже при спокойном море это не самое приятное испытание для экипажа, — рассказывает он. — Мой опыт говорит, что даже самых подготовленных в таких ситуациях настигает жестокая морская болезнь».

Поскольку «Орион» очень тяжелый, невозможно применить вертолеты для того, чтобы поднять его на борт судна.

И хотя после недель — а может быть, месяцев, а то и лет — космического полета экипаж будет стремиться покинуть капсулу как можно скорей, разумнее будет подождать и не рисковать выбираться наружу, когда вокруг океан.

«Этот корабль — для длительных путешествий в космосе. Если астронавты будут возвращаться, предположим, с Марса, то их физическое состояние будет очень сильно отличаться от того, в котором они сейчас возвращаются на Землю», — подчеркивает Боуэн.

«Так что это важный вопрос — когда именно извлекать экипаж из капсулы: когда она плавает в океане или позже, после того, как ее втащат на борт судна».

«Орион» был задуман более 10 лет назад, но только сейчас, после того как было решено, что очередная цель НАСА — возвращение на Луну, программа наконец стала обретать конкретные очертания.

Над гигантской ракетой-носителем SLS тоже кипит работа, и вполне резонно предположить, что первый пилотируемый полет «Ориона» состоится до 2025 года.

«На прошлой неделе начались сварочные работы на первом космическом корабле, который будет запущен с экипажем за пределы низкой околоземной орбиты — впервые за последние 50 лет [для НАСА], — рассказывает Боуэн. — Они начали его строить, настоящий, не макет, и это очень волнующе».

Несмотря на не очень комфортные условия, на все возможные опасности и непредсказуемый исход приводнения в океан, 54-летний Боуэн очень хотел бы слетать на «Орионе» — космическом корабле, который он помогает разрабатывать и совершенствовать. Есть ли шансы?

«Кто знает, — дипломатично отвечает он. — Я в команде астронавтов, я участвую во всей этой работе… Да, я здесь уже довольно давно, но я по-прежнему чувствую себя отлично!»

Прочитать оригинал этой статьи на английском языке можно на сайте BBC Future.

По сообщению сайта BBC Russian