Босния: исламизация или развитие страны?

Дата: 26 апреля 2018 в 20:44

По сообщению сайта Euronews

Государство Босния и Герцеговина в его нынешнем, независимом виде существует всего два десятка лет, но его культурное и религиозное разнообразие сформировалось намного раньше, в далёком пятнадцатом веке, когда почти вся территория нынешних Балкан оказалась под властью Османской Империи. Именно тогда в регионе и начал формироваться уникальный сплав ислама и славянской культуры, который в разные исторические периоды грозил превратиться в линию раскола. По разным данным, доля мусульманского населения в сегодняшней Боснии и Герцеговине составляет от 42 до 51%. Именно эта часть общества, отмечают наблюдатели, находится под пристальным вниманием и даже патронатом богатых мусульманских государств. Похоже, часть жителей Боснии и Герцеговины всерьез мечтает о восстановлении «золотой эпохи» Османской Империи.

Турецкое влияние

Хор имени Султана Фатиха, названный в честь известного правителя 15 века, открыто выступает за плюрализм — и политический, и культурный. Участники хора поют на разных языках, включая турецкий. И тем не менее, хор властям Турции не по нраву. Настолько, что президент Эрдоган распорядился о дипломатическом вмешательстве.

«Поступил запрос на то, чтобы мы НЕ участвовали в большом концерте, приуроченном к окончанию рамадана в исламской коммуне Боснии и Герцеговины. Более того, Турция пыталась вообще запретить наш хор, меня хотели оттеснить от управления. Кто-то донес, сказали, что я якобы работаю на движение Гюлена. Да, у меня среди этих людей есть друзья, и ни президент Турции, ни президент Боснии и Герцеговины не могут заставить меня отказаться от общения с ними, переписки в соцсетях, будь эти люди в Турции, Греции, Германии или еще где-то. Никто не может запретить мне дружить и с теми, кто, напротив, поддерживает Эрдогана. Все они — мои братья», — заявил дирижер хора Мехмед Баджрактаревич.

Турецкое влияние на Боснию идет через СМИ, культурные проекты и систему образования. Когда Эрдоган объявил охоту на сторонников движения Гюлена, в боснийских учебных заведениях, где работали турецкие педагоги, прокатилась волна увольнений.

Журналист «Евроньюс» Ханс фон дер Брели:

«Вы чувствуете прямое давление, вы лично, ваши коллеги?»

«Да, безусловно. Во-первых, нас теперь толком не пускают в турецкое посольство, не выдают никаких бумаг. Я знаю людей, чьи паспорта в посольстве вообще изъяли. И да, мы боимся, постоянно боимся, даже ступить на порог турецкого консульства страшно», — анонимно заявлет этот турецкий педагог.

Нередко появляются чисто пропагандистские клипы, в которых представлены боснийцы, которые выражают поддержку действиям турецкой армии в Сирии

«Два президента, Реджеп Тайип Эрдоган и Алия Изетбегович, близкие друзья», — рассказывает боснийский дипломат Златко Диждаревич. Он называет действия Турции в отношении Боснии и Герцеговины «угрозой», опасаясь, что атака извне ослабит и без того хрупкое равновесие в этом многонациональном обществе.

«Влияние Турции базируется на идеях мусульманского братства. Мы живем в очень странной реальности: большинство босняков-мусульман, похоже, ориентируются по координатам Османской империи. Вы знаете, в день, когда Эрдоган выиграл турецкие выборы, Изетбегович выступил с такой речью. Он сказал: «Господин Эрдоган, вы не только президент Турции, вы и наш президент тоже», — рассказывает бывший дипломат.

Влияние стран Персидского залива

Босния и Герцеговина интересует, похоже, не только Анкару: мягко, но упорно маленькое государство окружают вниманием государства Персидского залива. Так, инвесторы из Саудовской Аравии вложили 50 миллионов евро в строительство крупнейшего в Сараеве торгового центра. И обещают стране новые дорогостоящие проекты.

После войны в бывшей Югославии образовавшимся самостоятельным государствам остро не хватало средств. Сегодня их приток становится увереннее. Однако все больше местных политиков задаются вопросом, а какова реальная цена вопроса? Не идет ли речь о том, что богатые исламские страны попросту подминают под себя маленькую Боснию?

Арабизация Боснии и Герцеговины

Дино Хаджич трудится в небольшом муниципалитете Илиджа близ Сараева. В городке массово приобрели недвижимость богатые арабские семьи. Сегодня Дино борется с насаждением ими арабского языка.

Журналист «Евроньюс»:

«В чем суть вашей инициативы? И почему вы вообще с ней выступаете?»

«Я выступаю с предложением об ограничении арабского языка, потому что сегодня вижу его везде: вывески, указатели, надписи, реклама — все на арабском. Местные жители этот язык просто не понимают. Официальный язык в стране — боснийский; у нас два алфавита -латиница и кириллица. Так вот, я настаиваю на том, чтобы надписи дублировались, чтобы писали и на боснийском, и на арабском. Разумеется, мы приветствуем любые иностранные инвестиции. Наша промышленность была разрушена войной, затем кое-как проведенной приватизацией. Я вовсе не против приезжающих к нам арабских гостей, мы рады им. Но не надо забывать, что Босния и Герцеговина — самостоятельная страна и должна сохранить самосознание», — заявляет Хаджич.

«Да, все должно быть только на боснийском. Когда к нам приезжают иностранцы, они и должны адаптироваться к местным обычаям. А если возникает необходимость общения на иностранном языке, то давайте прибегать к английскому, его у нас лучше понимают, чем арабский» — заявляет местная жительница.

«Честное слово, никто не понимает, что там понаписано. Арабскую вязь способны читать только выходцы из арабских стран, а еще, может быть, студенты языковых факультетов. И мне эта новая мода не нравится, так как никто из местных не понимает их надписей», — возмущен другой житель Илиджи.

«Пусть надписи будут на двух языках: указатели, вывески в общественных местах должны быть понятны местным жителям. Я не против арабского, но только вместе с боснийским , — добавила другая местная жительница.

Инвестиционная политика

Сегодня едва ли не самый обсуждаемый в стране — проект «Буродж — Озон». В девственно чистых горах недалеко от Сараево дубайский инвестор планирует построить.... ни много ни мало, целый город. И обещает превратить его в крупнейший в юго-восточной Европе туристический курорт.

Свидетелями стройки века станут леса и камни, восходящие к средневековью — часть природного наследия Боснии и Герцеговины и Европы в целом.

Размах проекта поражает воображение: 130 гектаров гористой местности превратятся в курорт стоимостью 2 миллиарда евро. Состоятельные покупатели со всего мира, по расчетам инвесторов, приобретут тут недвижимость — 2000 частных вилл, 75 роскошных гостиниц, две клиники, торговые центры и мечеть. Президент ассоциации по защите окружающей среды ЭкоТИМ Риджад Тиквеса обеспокоен.

Журналист «Евроньюс»:

«Город с 40-тысячным населением, звучит неплохо. Это и работа, и деньги. Почему вы обеспокоены?»

«Инвесторы так и не получили экологических сертификатов, мы не видели их исследований о влиянии строительства на местную экостистему. Замечу, что вот на этой территории — огромные запасы грунтовых вод, которые питают город Сараево», — заявляет Риджад Тиквеса.

Журналист «Евроньюс»:

»... а дополнительные 40 тысяч жителей — это дополнительный расход воды?»

«Людям не только вода понадобится, они ведь и отходы будут производить. 40 тысяч человек, ежедневно пользующихся канализацией.... все это мы хотели бы увидеть в отчете о влиянии стройки на окружающую среду. А его нет», — отвечает президент ассоциации.

Министерство экологии и Боснии и Герцеговины подтверждает: никаких исследований со стороны будущего застройщика они не получили. Тем временем представители инвестора говорят, что вся документация в порядке. И предлагают взглянуть на проект под другим углом.

«Думаю, в новом городе появится 10-20 тысяч новых рабочих мест. Никто не верил, что нечто подобное возможно здесь, в этой части Европы, что здесь будет реализован проект такого масштаба, что в беднейшем регионе континента появятся поющие фонтаны. Когда я впервые приехал в Сараево, я увидел на стенах следы от пуль. Я подумал тогда, что война продолжается. Но с течением времени город меняется, уже сегодня здесь нет разрушенных зданий, все перестраивается. Думаю, что и инвестиционные перспективы здесь изменятся очень быстро: лет через 10-15 вы увидите, как здесь все подорожает», — говорит глава инвестиционной группы «Будж» Исмаил Ахмад.

Уроки арабского

Экономическая экспансия, реклама перспектив идут в регионе рука об руку с культурно-образовательный диверсификацией. Инвесторы из стран Персидского залива не только привносят деньги и технологии, но и берут на себя расходы по обучению населения арабскому языку. Курсы бесплатные. Мы захотим в один такой языковой центр в Сараеве. Группы здесь смешанные, дресс-код необязателен, хотя некоторые студентки приходят с покрытой головой. Для чего им арабский язык?

«К нам в страну приезжает очень много туристов из арабских стран. Иногда они обращаются за информацией, и мне неловко, что я не могу ответить им на их языке. Объяснить дорогу, к примеру», — говорит эта студентка.

«Когда я читаю Коран, мне трудно. Арабский — сложный язык, и получается, что я просто читаю или заучиваю наизусть, не понимания смысла. А мне бы хотелось понимать...», — объясняет другой студент.

«Я — мусульманка, и наша главная книга — на арабском языке. Еще я изучаю турецкий язык, и, знаете, нахожу сходство с арабским. Это — одна причина. Вторая — экономическая: вы знаете, что к нам сейчас приезжает много туристов, причем большинство — из арабских стран», — говорит другая студентка.

Директор учебного центра напоминает: и его заведение, и другие языковые курсы находятся под управлением боснийских властей, никаких указаний из-за рубежа они не получают. Что касается финансовых потоков из Саудовской Аравии, то и они, по мнению нашего собеседника, тщательно проверяются.

«Сегодня все потенциальные источники финансирования терроризма находятся под пристальным контролем. Саудовская Аравия входит в число стран, которые очень тщательно контролируют все финансовые потоки. Мы проголосовали за жесткие правила на этот счет, в банковском секторе тоже. Принятые меры безопасности были сертифицированы международными организациями, а также Соединенными Штатами, Великобританией и другими странами. Так вот, они признали. что Саудовская Аравия в этом направлении проделала большую работу», — заявляет директор учебного центра Мохаммед Аль аш-Шейх.

Сегодня, утверждают представители арабского государства, Саудовская Аравия не хочет быть связанной с сомнительными группировками в Боснии и Герцеговине. Директор учебного центра показывает нам спорткомплекс, который планируется расширять. Наш собеседник несет личную ответственность за допуск в спортивные секции новичков. Его лозунг: нет — экстремизму и да — культурному разнообразию.

«Наша приоритетная задача — формировать учебные группы с разнообразным социокультурным составов. Мы приглашаем людей из разных уголков страны. Мы изначально делали ставку на максимальное культурное разнообразие, когда открывали центр в 2002 году», — добавил директор центра.

Радикальное влияние

В двух шагах от центра мы встречаемся с местными салафитами. Мы в общественном месте, однако они просили не снимать. Съемка продолжалась уже скрытой камерой. Мой собеседник, Кенан, предложил мне купить туалетную воду. Для мужчин. Женских духов у него нет. Почему?

«А вам что, нравится, когда на вашу женщину оглядываются на улице? Мы, например, ревновали бы. Мы своих женщин держим для себя. Вот дома, если хочет, пусть душится, а на улице не надо. Подобные штуки хороши для мужа, а не для посторонних. Вы любите свою жену? Вот и держите ее при себе», — говорит продавец.

Журналист и публицист Неджад Латич подвергся нападению и был избит после выхода в свет его книги «Сараевский Армагеддон», в которой, он, в частности, поднимает вопрос о возможных связях правящей боснийской исламской партии с семьей президента, радикальными идеологическими и криминальными группировками... Журналист шел домой, когда на него напал крепкий молодой человек.

«Он атаковал меня... я закрылся сумкой... мобильный мой сломался. Я увидел, что рука в крови... Мне показалось, что глаз не видит... Я вскрикнул от боли...», — рассказывает подробности нападения Латич.

Журналисту повезло, он поправился.

Журналист «Евроньюс»:

«А сегодня вы по-прежнему боитесь нападений?»

«Конечно. Очень боюсь.. ношу с собой спрей», — ответил писатель.

Наблюдатели говорят: в Боснии и Герцеговине, особенно в отдаленной провинции, открыто работают незаконные объединения салафитов. Они не связаны с официальными исламскими структурами государства.

Мы договорились о встрече с имамом города Дубница. Он охотно приглашает нас в мечеть. Рассказывает, что во время войны ее бомбили, а восстановить удалось благодаря пожертвованиям и усилиям населения.

«В нашем муниципалитете есть незаконные религиозные сообщества. После войны многие сербы покинули городок, они продавали дома боснийцам. Какое-то жилье отошло салафитам, которые приехали сюда из разных районов, кто-то из Центральной Боснии, а кто-то вообще из-за границы. Они нашли здесь благодатную почву в прямом смысле слова. У нас все хорошо растет, а вот в духовном плане их учения не прижились у местных. Духовного зерна им заронить не удалось», — рассказывает имам Мухарем Мезанович.

Местные власти говорят, что около 1000 радикальных мусульман перебрались из западных Балкан в Сирию и Ирак. Четверть этой маленькой армии — выходцы из Боснии и Герцеговины.

При въезде в поселение нас встречает огромная цитата из Корана. Женщины в мусульманских одеяниях, полностью закрыты. Мы вошли в неофициальный молельный дом. Попросили о коротком интервью. Но нам отказали.

Наши гиды по стране отмечают: власти, официальные мусульманские структуры знают о подобных заведениях и пристально следят за тем, что там происходит. Задача номер один — не допустить разжигания религиозного противостояния и радикализации.

В идеале, говорят местные религиозные лидеры «неформалов» от ислама следует вовлекать в жизнь официальной мусульманской общины. Реально ли это?

«Когда два года назад мы начали приглашать людей, не входивших в официальные структуры исламского сообщества, когда мы разъясняли им важность возвращения к традиционным принципам ислама, знаете, сколько мини-групп мы насчитали? 76! А в этом году — только 21», — говорит советник муфтия исламской общины Мухамед Джузич.

Сохранение самобытности, но без противостояния — идеальная формула для сложного и многоуровневого общества страны. Съемочная группа «Евроньюс» побывала на уникальной репетиции: католические монахи пели гимн Сараева вместе с мусульамнсикми детьми.

Страна не скрывает, что стремится вступить в ЕС. А для этого ей следует научиться принимать царящее в европейском доме многоголосье.