Тенденции инвестиционной активности (Досжан Нургалиев)

Дата: 18 апреля 2018 в 15:29 Категория: Новости экономики

Тенденции инвестиционной активности

 

Досжан Нургалиев

 

В условиях ужесточения конкуренции между странами и регионами за мировые капиталы и технологии новая политика Казахстана, проводимая в соответствии с Планом нации «100 конкретных шагов», позволила за последние годы обеспечить устойчивый приток технологоемких и «умных» инвестиций в экономику страны. О содержании этой работы, приоритетах и вопросах текущего периода рассказал в интервью «Казахстанской правде» председатель Комитета по инвестициям МИР РК Ерлан Хаиров.

 

— Ерлан Картаевич, каковы динамика и тенденции инвестиционных процессов в нашей стране с учетом приоритетов экономики?

 

— Если мы говорим, что за последние 12 лет Казахстан привлек порядка 260 миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций, львиная доля которых преимущественно фокусировалась на сферу добычи минеральных ресурсов, то сегодня в этом плане наметился существенный перелом в сторону несырьевого сектора.

Инвестиции сейчас идут в реальную экономику, в обрабатывающий сектор и другие сферы промышленности. Если до реализации госпрограммы индустриализации доля вложений в обрабатывающий сектор не превышала 8%, то сегодня этот уровень составляет порядка 24%. При этом русло инвестиционных процессов стало более технологичным. Это говорит о том, что к нам идут компании, обладающие новыми технологиями переработки и производства продукции.

 

— Какие меры способствуют этим изменениям?

— Во-первых, это индустриальная политика, реализация которой не только продолжается, но и набирает темпы. Как вы знаете, программа индустриализации имеет четкий фокус на развитие обрабатывающего сектора и наращивание несырьевого экспорта. При этом вся государственная поддержка инвестиционных проектов первой пятилетки индустриализации распространялась именно на данный сектор.

Вторая индустриальная пятилетка еще больше усиливает внимание на несырьевом секторе, только теперь это должны быть высокотехнологичные предприятия, способные выпускать на экспорт конкурентоспособные товары. Предварительные результаты за 9 месяцев прошлого года показывают рост инвестиций в обрабатывающую отрасль на уровне 5,3%. Ежегодно Казахстан привлекает в экономику порядка 20 миллиардов прямых иностранных инвестиций.

В принятой новой инвестиционной стратегии РК особое внимание уделено развитию инноваций, трансферту передовых технологий, содействию цифровизации промышленности и стандартизации. В ней четко прописаны задачи: куда и сколько мы должны привлечь инвесторов. При этом важно, что сегодня все нормативно-правовые акты, регулирующие инвестиционную деятельность в нашей стране, переводятся на английский язык. Это существенно облегчает работу с инвесторами, которые имеют более полное представление об инвестклимате Казахстана и тех преимуществах, которые здесь имеются.

Они знают, что в Казахстане оказывается мощная поддержка несырьевого экспорта, особенно продукции высокотехнологичных производств, легкого и тяжелого машиностроения, пищевой и другой промышленности. Все это в целом создает стимулы для повышения инвестиционной привлекательности нашей страны на глобальном рынке.

 

— Интересно было бы взглянуть на вашу «кухню». Как вы привлекаете инвесторов и какая система в этом плане наработана?

— Структура нашей работы с инвесторами сегодня базируется на трехуровневой системе — внешней, центральной и региональной. На внешнем уровне мы тесно взаимодействуем с МИДом, посольствами Казахстана в зарубежных странах. В приоритетных государствах — в США, Великобритании, Германии, Франции, Италии, Японии, КНР, Иране, Турции и других — активно работают наши представители и спецсоветники. То есть сопровождение потенциальных инвесторов осуществляется на системной основе, начиная с первых шагов знакомства с перспективами работы в нашей стране до реального прихода в Казахстан.

Национальная компания Kazakh Invest рекомендует, где и как следует реализовать проект с участием того или иного инвестора. Затем на региональном уровне, где при акиматах есть конкретные ответственные лица, специальные заместители акимов, которые непосредственно отвечают за инвестиции и советы на местах, решаются вопросы осуществления инвестиционных проектов.

При этом понятно, что не все идеи доходят до точки реального воплощения, поскольку экономика не стоит на месте, меняются приоритеты, тенденции и требования по технологическим и другим аспектам. Тем не менее наша задача состоит в том, чтобы ни одна бизнес-инициатива зарубежных партнеров не была брошена на ветер.

 

— А у нас что, в самом деле все так быстро меняется? Вот, российский аграрный сектор в условиях торговой «напряженки» между КНР и США намерен заместить по некоторым позициям экспорт США на китайском рынке. Как реагируют на такие изменения инвестиционные «радары» нашей страны?

— В экономическом плане мы все-таки находимся в русле глобальных изменений. Например, кто бы еще лет десять назад сказал, что компания Nokia выйдет в мировые лидеры по производству сотовых телефонов, или, скажем, майнить ту же криптовалюту будет доходным занятием. Сегодня нефтяные компании уже начинают уступать лидерство по уровню капиталоемкости и доходности инновационным компаниям, сосредоточенным в регионах нашей республики.

То есть мировой экономический ландшафт быстро меняется, и это не может не влиять на приоритеты и тенденции нашей экономики и ту работу, которую мы проводим в сфере инвестиций. О результатах нашей деятельности можно судить по тому, как существенно меняется русло производственной и экспортной активности реальных секторов экономики.

В последние годы наблюдается рост экспорта казахстанской продукции по многим приоритетным направлениям, в том числе в страны Центральной Азии, где объемы поставок выросли на 30%. По итогам минувшего года суммарный экспорт в эти страны составил 1,5 миллиарда долларов.

Поставки отечественных производителей фармацевтической продукции выросли на 34%. Помимо основных рынков сбыта, фармацевтические препараты и медицинские изделия были впервые экспортированы в Монголию и Вьетнам. Расширяется рынок сбыта металлургической и химической продукции. Сегодня эта продукция поставляется в США и страны Европы.

Что касается пищевой промышленности и АПК, то эта продукция пользуется большим спросом за рубежом. Суммарный объем экспорта здесь составляет порядка 1,6 миллиарда долларов. И это далеко не предел, если учесть, что многие зарубежные компании, которые уже пришли в эти сектора и реализуют инвестиционные проекты, в ближайшее время вольются в общий производительный процесс.

Безусловно, это существенно увеличит объемы поставок нашей продукции на емкие рынки стран-партнеров. В настоящее время начались поставки мясной и птицеводческой продукции в Афганистан, ОАЭ и Иран, растительного масла и меда — в Китай.

На этом рынке у нас большие возможности для сбыта продукции, и если «Казахэкспорт» ведет активную работу с китайскими партнерами не только по наращиванию, но и расширению линейки экспортной продукции, то мы прилагаем усилия по созданию конкретной инвестиционной основы для соответствующих процессов.

 

— В Плане нации «100 конкретных шагов» Глава государства дал конкретные поручения ведомству по трансферту новых технологий. Как реализуются эти задачи?

— На сегодня у нас находится в работе 145 проектов с участием иностранных инвесторов из числа крупных международных компаний, обладающих высокими технологиями. Из них значительная часть уже приступает к строительно-монтажным работам в рамках проектов, а часть находится на стадии подготовки ТЭО и проработки вопросов.

Среди этих компаний немало известных европейских брендов из Германии, Англии, Франции, десятки проектов турецких и иранских компаний. Таким образом, те задачи, которые мы призваны решить в рамках Плана нации, успешно реализуются. При этом мы продолжаем аккумулировать и отрабатывать все инициативы зарубежного бизнеса, озвученные в ходе встреч Президента Нурсултана Назарбаева в рамках зарубежных поездок.

Со многими из них ведутся предварительные переговоры. Например, есть компании США, которые проявляют большой интерес к возможности развертывания в нашей стране инновационного производства катализаторов для нефтегазового сектора. Есть компании, в том числе иранские, заинтересованные в инвестировании в переработку сельхозпродукции. А вот одну из крупных германских компаний привлекает казахстанский сектор машиностроения с учетом емкости евразийского рынка и рынка Центральной Азии.

В сфере реинвестиций ситуация также не стоит на месте. Так, французская компания Vicat Group, которая построила новый цементный завод в Жамбылской области, вложив в производство более 200 миллионов евро, сегодня строит новый объект в Астане. Компания Coca-Cоlа, размещенная в Алматы, поставила новый завод в столице. А финская компания по производству лакокрасочных материалов Tikkurila уже реинвестировала средства не в одно производство в Казахстане с твердым намерением укрепить свои позиции и стать ведущим поставщиком красок во всех ценовых сегментах.

И таких примеров много, поскольку все видят, что регион привлекателен по всем направлениям инвестиционной деятельности. Да, у нас нет прямого выхода к морю, но зато есть два больших «океана» — рынки Евразийского экономического союза и Китая.

 

— Как идет работа по привлечению японских инвесторов в Казахстан?

— С этой страной у нас, как вы знаете, давно налажены тесные контакты. Японские компании осуществляют деятельность в ряде секторов нашей экономики, в том числе в автопроме и АПК, где применяются цифровые технологии. Например, в Алматы одна из японских компаний занимается выпуском селезащитной продукции, ограждений и другого оборудования. И они, как мы видим, с каждым годом наращивают инвестиции в производство.

Япония входит в круг приоритетных стран для привлечения инвестиций и ноу-хау в индустриальные проекты. Сегодня немало компаний этой страны интересуются переработкой промышленных отходов, инновационной деятельностью в сфере «зеленой» экономики и экологии.

Недавно мы проводили в Японии большое мероприятие с участием представителей крупного и среднего бизнеса, которые получили широкую информацию о возможностях инвестиционной деятельности в Казахстане. При этом были определены новые компании, желающие прийти к нам со своими технологиями.

Те инвесторы, которые уже работают здесь, на достигнутом не останавливаются. Например, японская компания, построившая ранее на юге страны логистический терминал, теперь реализует аналогичный проект в Астане. В этом году она планирует завершить строительство терминала и начать его эксплуатацию.

 

— А что вы скажете по поводу привлечения инвестиций в СЭЗ и что вообще сегодня происходит в этой сфере?

— На сегодня в целом в рамках СЭЗ реализовано порядка 165 инвестиционных проектов, в которые вложено более 700 миллиардов тенге инвестиций. При этом на 1 тенге бюджетных вложений привлечено 2,6 тенге частных инвестиций. До 2020 года во всех этих экономических зонах будет реализовано еще 100 инвестиционных проектов с созданием порядка 10 тысяч новых рабочих мест. На сегодня четверть всех компаний — участниц СЭЗ — это иностранные компании.

Для того чтобы в СЭЗ активнее приходили зарубежные компании и разворачивали свои производства, мы упрощаем существующее законодательство, регламентирующее деятельность в рамках специальных экономических зон. В результате инвесторам будет еще проще получить участки и все прочие документы на строительство объектов и ведение бизнеса. Им теперь не придется бегать по инстанциям, поскольку управляющая компания в СЭЗ сама будет наделена правом распределения и решения всех других вопросов, связанных с деятельностью инвесторов в этих индустриальных зонах.

 

— Очевидно, это мудрое решение, если учесть, что не все чиновники на местах способны профессионально и без всякой корысти подойти к решению проблем зарубежных инвесторов.

— Более того, зарубежные инвесторы теперь могут напрямую выходить на управляющие компании с конкретными проектными предложениями. Так работают аналогичные площадки многих ведущих стран мира, где прорывные идеи бизнеса быстро воплощаются в жизнь.

И в этом смысле Правительство делает все, чтобы СЭЗ стали островками средоточия технологоемких инвестиций новой волны. Кроме того, для инвесторов вне СЭЗ действует «одно окно». Это также инструмент, где можно получить все разрешительные документы в одном месте.

В прошлом году «одно окно» оказало для инвесторов свыше 8 000 государственных услуг, начиная с выдачи виз до внедрения инвестиционных проектов.

 

— Не остаются ли в стороне вопросы привлечения якорных инвесторов из числа зарубежных компаний в экономику моно — и малых городов нашей страны?

— Вопросы не только остаются в центре внимания, но и решаются. Мы ведем постоянный поиск и отбор инвесторов для моногородов. Например, французская компания Vicat Group построила новое предприятие по производству цемента ТОО «ПК Мынарал цемент инвест» на известковых залежах Мынарал в Жамбылской области. При этом созданы не только рабочие места, но и смежные отрасли для малого бизнеса, построены социальные объекты, школы, клубы, детские сады.

По сути, в том же Мынарале создан новый компактный городок европейского уровня. Таких примеров немало и по другим малым городам, где есть ресурсная база и перспективы экономической деятельности для инвесторов. И в этом направлении мы будем и далее вести конструктивный диалог с зарубежными партнерами.

 

По сообщению сайта Zakon.kz