Инициатором закрытия полигона в Семее был не Сулейменов, а Бозтаев

Дата: 13 апреля 2018 в 13:34

По сообщению сайта NewTimes

Инициатором закрытия полигона в Семее был не Сулейменов, а Бозтаев

«Самые горькие страницы в истории казахского народа, находившегося около трех веков под гнетом царской России, пришлись на послевоенные годы, когда в течение 40 лет на Семипалатинском полигоне советская Россия испытывала ядерное оружие. Стоит отметить, что подобные испытания на протяжении 40 лет проводились и в других регионах Казахстана. Но внимание народа привлек только один полигон, а про остальные люди остались в неведении. Семипалатинский полигон был одним из самых опасных. Прошло 20 лет с момента последнего взрыва. И сегодня мы не видим и не слышим никого, кто призывал бы напоминать нынешнему и будущему поколениям об этом. Вместо этого идет подготовка к 20-летию Астаны», — отмечает Мырзан Кенжебай.

Народный поэт Кенжебай утверждает, что до сих пор живы аксакалы, которые в те времена клеймили людей, поднимавших вопрос о закрытии полигона.
«Они их называли «подстрекателями, разрушающими единство народа», «возбудителями розни». Сегодня эти аксакалы «переобулись» и запели по-другому», — заметил он.

Мырзан Кенжебай свидетельствует, что первым среди «подстрекателей», открыто заговорившим о закрытии полигона в Семее, был первый секретарь обкома КПСС Кеширим Бозтаев.

Фото: qazaquni.kz

«Он хорошо понимал, что его голова полетит с плеч, как только он поднимет эту проблему», — подчеркивает Мырзан Кенжебай.

«Хронику закрытия Семипалатинского полигона обычно отсчитывают, начиная с 28 февраля 1989 года, когда было создано движение «Невада-Семипалатинск», и его возглавил Олжас Сулейменов. Мы не умаляем значения выступлений Олжаса Сулейменова перед публикой, мероприятий (современном языком говоря, шоу), которые он устраивал.

Фото: olzhas-sulejmenov.ru

Фото: nur.kz

Тем не менее публикация в «Казахстанской правде» от 9 июля 2010 года под авторством В.Пигаваева «Под грифом «Совершенно секретно»» открывает завесу над событиями тех лет, и напоминает о роли Бозтаева в начале великого дела», — пишет Кенжебай.

И далее приводит отрывок из статьи Владимира Пигаваева:

«Вот уже прошло более 20 лет с тех пор, как первый секретарь обкома партии Семипалатинской области Кеширим Бозтаев написал письмо в Москву, в котором выступал против ядерных испытаний на Семипалатинском ядерном полигоне», — начинает свой рассказ журналист и отмечает, что этот поступок потребовал недюжинного мужества у автора письма.

Приводим текст этого секретного сообщения:

«Совершенно секретно, экз. №1
Москва, Кремль
Генеральному секретарю ЦК КПСС
т. Горбачеву М.С.

Семипалатинский обком Компартии Казахстана информирует ЦК КПСС о том, что с 1949 года на полигоне вблизи города Семипалатинска с населением 340 тыс человек проводятся ядерные испытания. Первое время — в атмосфере, а с 1963 года — подземные.

Сейчас, через 40 лет, окружающие полигон условия изменились, численность населения возросла в три раза, многократно увеличилось поголовье животных. Полигон оказался в густонаселенной местности. Однако в работе полигона это не учитывается, ежегодно производится до 14-18 ядерных взрывов, которые сопровождаются сейсмическим воздействием на здания и инженерные сети, выводят из строя сотни колодцев, снабжающих водой жилые поселки и животноводство. Город строился без учета сейсмики. Кроме того, на территории полигона в течение 25 лет подземных взрывов деформировалась земная кора, в каждом третьем случае происходит истечение радиоактивных газов на поверхность, исключить которое практически невозможно. В 1987 году через Семипалатинск прошла струя газов, радиоактивностью в 350-400 микрорентген в час, а при испытаниях 12 февраля текущего года за пределами полигона был зафиксирован уровень радиоактивности до 3000 микрорентген в час, и только в результате изменения направления ветра эти газы не достигли областного центра.

Ядерные испытания, естественно, вызывают у общественности разное толкование, создают напряженную морально-психологическую атмосферу среди населе
ния, и не без основания они связываются с состоянием здоровья и возможными разрушениями.

Партийные комитеты области проводят большую разъяснительную работу среди населения. Обком партии, озабоченный сложившейся ситуацией, просит ЦК КПСС поручить соответствующим министерствам и ведомствам временно приостановить или резко сократить частоту и мощность взрывов, а в дальнейшем перенести ядерные испытания в другое, более приемлемое место.

20 февраля 1989г.

Первый секретарь Семипалатинского обкома Компартии Казахстана
Бозтаев К.Б.».

Мырзан Кенжебай благодарит Владимира Пигаваева за то, что он опубликовал в газете историю этого письма.

Пигаваев привел в статье свои воспоминания о тех событиях:

«По роду своей деятельности с 1978 года я работал в тесной связи с отделом агитации и пропаганды обкома. Сегодня мы не можем скрывать, что в те годы не без гордости говорили — здесь куется стальной щит ядерной безопасности страны. Пресекали разговоры, что здесь проводятся ядерные испытания и что разные болезни — последствия ядерных взрывов, называя их «подстрекателями» и «возмутителями спокойствия».

Стыдно теперь вспоминать. Но делать нечего, что случилось — уже история.

Шила в мешке не утаишь. Жители находящихся рядом с полигоном населенных пунктов и даже Семипалатинска стали страдать ранее неизвестными болезнями. Увеличилась смертность среди населения региона, особенно детская и материнская.

Хотя с тех пор утекло немало воды, до сих пор продолжаются споры — кто же стоял у истоков инициативы закрытия полигона.

Автор статьи предполагает, что к написанию письма Кеширима Бозтаева подтолкнуло письмо-протест учителей региона, приехавших на курсы повышения квалификации.

В своем обращении педагоги требовали огласить уровень радиации в области, возмущались, что на прилавках магазинов редко можно увидеть мясо, молоко, овощи и фрукты.

Тогда первый секретарь обкома Кеширим Бозтаев вызвал к себе в кабинет В.Пигаваева, секретаря по идеологии Григория Мищенко и, сказав, что дальше терпеть нельзя, поручил срочно подготовить письмо (шифровку) на имя Михаила Горбачева.

«Была не была, письмо подпишу сам», — заявил К. Бозтаев.

В тот же день письмо легло на стол генсека.

Вскоре в Семипалатинск прибыла правительственная комиссия, которую возглавил заместитель председателя Кабинета министров СССР, председатель военно-промышленной комиссии И.С.Белоусов».

Такова история начала закрытия Семипалатинского ядерного полигона, пишет Владимир Пигаваев.

«Осталось только добавить, что в ходе переговоров с президентом США Рональдом Рейганом о сокращении ядерного вооружения Михаил Горбачев достиг договоренности о закрытии ядерной площадки в штате Невада и Семипалатинского ядерного полигона в Казахстане.

В результате этих договоренностей комиссия, созданная со стороны СССР, должна была проследить за закрытием полигона в Неваде, а американская комиссия — за закрытием полигона в Семипалатинске. Именно в этот период и было создано антиядерное движение «Невада-Семипалатинск».

Движение получило поддержку как со стороны государства, так и со стороны народа. На созданный счет движения стали поступать миллионные средства», — пишет Кенжебай.

Фото: e-history.kz

«В народе принято говорить, что «рано или поздно, правда всегда всплывает наружу». Однако некоторые мыслители считают, что и правда, и справедливость — нежные уязвимые вещи, которые всегда нуждаются в защите, поддержке. Зачастую имена людей, которые первыми боролись за правду и справедливость, остаются в безвестности. Но только от нас самих зависит, останутся ли их имена в благодарной памяти потомков», — заключил он.

Мырзан Кенжебай, акын

Самые интересные новости в нашем Telegram-канале