Наука будет молчать? Чем закончилось противостояние ученых в Казахстане

Дата: 12 апреля 2018 в 09:50 Категория: Новости науки

Наука будет молчать? Чем закончилось противостояние ученых в Казахстане

АСТАНА, 12 апр — Sputnik, Катерина Клеменкова. Почему в Казахстане не уважают ученых, как за пару дней распределяют миллиарды государственных денег и чем обернулось для молодых ученых противостояние с Национальным научным советом (ННС) — в интервью Sputnik Казахстан рассказала научный сотрудник National Laboratory Astana Назарбаев Университета Айымгуль Керимрай.

— Сегодня отмечают День работников казахстанской науки, как считаете, этот праздник важен для Казахстана?

— Безусловно, наука важна и нужна.

— В чем ценность казахстанской науки?

© Sputnik / Болат Шайхинов Что молодые ученые думают о науке в Казахстане— Сложно оценить ценность казахстанской науки в нынешнем ее проявлении. Поскольку я интересуюсь исследованиями в области экологии и энергетики, могу сказать, что, к сожалению, исследований в данной области очень мало и эффект их не осязаем. Поэтому вполне разумно, что общественность и политики, не видя особого результата от науки, не считают важным ее развитие, тем более за счет государственного бюджета.

Необходимо провести серьезные реформы для развития науки, чтобы в итоге ожидать осязаемые результаты. Вместе с тем, без искоренения лженауки, которая очень распространена в стране, пользы от науки вряд ли можно будет ожидать в ближайшее время.

— То есть пользы как таковой от казахстанской науки сейчас нет, а в идеале как должно быть?

— Если говорить о возможных приоритетах казахстанской науки, то, на мой взгляд, наука должна быть, в первую очередь, направлена на улучшение качества жизни населения, развитие экономики, развитие и адаптацию наиболее лучших практик и технологий для страны.

Наука должна служить основой для принятия взвешенных решений политиками на основе фактов. Работа ученого – предоставлять достоверные факты, соответственно, он должен обладать возможностью предоставлять независимую оценку о проблемах общества, помогать решать острые проблемы страны, открыто говорить о проблемах.

Но сейчас из-за низкой результативности науки Казахстана, уровень доверия к казахстанским ученым низкий.

© Sputnik / Владимир АстапковичМОН: у казахстанских ученых нет повода для страха — Ученых в Казахстане не уважают?

— Из-за большого количества лжеученых, нет доверия и ко всем ученым в стране. По данным Центра научных исследований Алматы Менеджмент Университета, ежегодно треть статей казахстанских ученых публикуется в псевдонаучных журналах или изданиях, не имеющих авторитета в научных кругах. С большой вероятностью в таких публикациях нет научной значимости и новизны.

Получается, что если комитет науки финансирует исследования, публикуемые в псевдонаучных изданиях (без научной значимости), то можно предположить, что государственные средства тратятся впустую. Для ученого, который сделал действительно вклад в развитие науки, не составляет больших трудностей опубликовать статью в научном журнале в своей области исследований и доказать свое открытие международному научному сообществу.

Отсутствие доверия к ученым, в том числе и от курирующего госоргана, привело также к бюрократии и чрезмерно завышенным требованиям по выполнению проектов. От этого в конечном итоге страдают все ученые.

В области экологии, на мой взгляд, в Казахстане много псевдонаучных исследований, не имеющих практической ценности. Иначе как можно объяснить то, что на экологические исследования государством выделяются средства, однако качественных исследований по острым экологическим проблемам практически нет.

CC0 / CongerdesignScopus очистился от «мусорных» журналов со статьями казахстанских ученых — Казахстанская наука деградирует от года к году, если судить по количеству «научных» публикаций в лженаучных журналах. Ученые оправдывают себя и коллег требованиями Минобразования о публикациях. А как вы оцениваете госполитику в области науки?

— Если говорить о позитивных изменениях, то международная экспертиза научных проектов – это лучшее, что было сделано для создания справедливой конкуренции в науке. Рецензенты подбираются по теме проекта, у них h-index (индекс Хирша, показатель цитируемости, — прим.) не менее 5. Есть четкие критерии оценки проекта по бальной системе на основе четырех критериев. Статус заявки отслеживается онлайн на сайте НЦГНТЭ. По результатам международной экспертизы и к работе НЦГНТЭ нареканий нет.

— В видеообращении к президенту, которое вы зачитали от имени всех «обиженных» ученых, из-за которого потом разгорелся скандал, дошедший до уголовного дела, вы возмущались распределением денег на проекты, которое ведет ННС.

— Несмотря на прозрачную и понятную международную экспертизу проектов, в конечном итоге система распределения средств на науку оставляет желать лучшего. Национальные научные советы, формируемые комитетом науки, могут проигнорировать баллы международной экспертизы, и без каких-либо разъяснений распределять финансирование по проектам на основе тайного голосования.

Основной проблемой является то, что нет четких правил отбора проектов ННС-ом, а должны быть. Отбор проектов должен проводится строго по баллам, то есть функции ННС должны быть минимизированы. В ННС должны участвовать только лучшие ученые страны, однако по последнему составу совета можно сказать, что это далеко не так.

Аргумент, что международные рецензенты якобы не понимают интересы страны, это всего лишь повод, чтобы не учитывать оценки международных экспертов.

На самом деле, международная экспертиза помогает отобрать лучшие проекты, так как обеспечивает объективную и независимую оценку, особенно в условиях недостатка финансирования. Удивляют призывы Национальной академии наук и некоторых ученых вовсе отменить международную экспертизу. Учитывая тот факт, что ученых в стране мало (тем более с высоким h-индексом), и они являются узкими специалистами в своей области, рецензирование научных проектов казахстанскими учеными может привести к необъективным оценкам, к лоббированию интересов и понятию «уважаемости» ученого, а не научной ценности конкретных проектов.

В системе распределения средств, в которой 20-25 человек (Национальный Научный Совет) за пару дней могут рассмотреть до тысячи заявок и распределить миллиардные госсредства на свое усмотрение, созданы все условия для предварительного сговора и ущемления прав тех ученых, которые в эти научные советы не входят. Согласно решениям ННС, финансирование получили откровенно слабые проекты с низкими баллами экспертизы.

© Sputnik / Григорий СысоевКоррупция погубила науку в Казахстане? Чем закончится скандал с грантамиОбеспечение справедливой конкуренции, на мой взгляд, должна быть основной задачей комитета науки. Без справедливой конкуренции у нас никогда не будет научных прорывов.

Финансировать фундаментальную науку также важно. Однако в условиях ограниченности ресурсов, по моему мнению, необходимо проводить жесткий отбор и поддерживать только лучшие проекты из лучших. Вместе с тем, требовать сотрудничество с международными партнерами, поскольку исследования в наукоемких отраслях больше дают результат при объединении усилий.

Бюрократические процедуры, сжатые сроки, отчетности – все это отнимает у ученого время, которое он мог бы потратить на свои исследования. Ценить время ученого и минимизировать все процедуры от подачи заявки до сдачи отчетов – это одна из необходимых условий для повышения результативности науки.

В настоящее время отчеты и заявки на научные исследования принимаются в бумажной форме, на нескольких языках. В условиях цифровизации экономики, для экономии времени и сил ученых, необходимо все отчеты и заявки принимать только в электронном виде и только на одном — английском языке. Давно уже является общепризнанным фактом то, что английский язык — язык науки.

— Вы смелая, не побоялись разместить в интернете видеообращение к Нурсултану Назарбаеву и попросили его вмешаться. Сейчас, спустя месяцы, не жалеете об этом поступке? Если вернуть время назад, поступили бы точно также?

— Нет, не жалею, поступила бы также.

© Sputnik / Игорь ОнучинНаука, которой нет в Казахстане: кто ответит, если «Нурлы жол» провалится — Что сейчас думаете про скандал с ННС и возбужденное уголовное дело? Как считаете, весь этот негатив может привести к лучшему или ученые станут еще больше запуганными и будут молчать по любому поводу?

— Тот факт, что у ученого, подписавшего открытое обращение президенту, без юридических оснований пытались провести обыск (следователи также обвиняли в подделке подписей), дает основание предполагать, что следователи или комитет науки преследовали цель запугать ученых.

И только после публикаций в СМИ, председатель комитета по науке Минобразования Болатбек Абдрасилов разъяснил, что к ученым, которые открыто обращались по спорным вопросам, нет никаких претензий. Однако тут же говориться, что якобы в комитет науки ученые обратились с информацией о подделке их подписей под распространяемым обращением к главе государства. Подделки подписей не было, многие ученые подтвердили свои подписи. На вопрос, кто же именно обратился с заявлением о подделке подписей, ответ Абдрасилов не предоставил.

— События, которые сейчас разворачиваются в казахстанском научном мире, мягко говоря, не красят ученых.

— Все эти действия комитета науки, конечно, разочаровывают и не оставляют надежды на то, что когда-нибудь ученые могут открыто говорить о своих проблемах без последствий.

Заявления комитета науки о планируемых изменениях в нормативные правовые акты (НПА) и закон о науке настораживают, поскольку выявленные нами в НПА нарушения могут просто узаконить. Послабления в части требований к ученым, состоящим в ННС, отмена международной экспертизы проектов может еще больше усугубить ситуацию с распределением финансирования и поставить крест на здоровой конкуренции в отечественной науке.

CC0Ученые Казахстана публикуют свои научные исследования в фальшивых журналахПо нашему обращению к президенту ответ пришел от Минобрнауки, которое, естественно, не признало ни одно из нарушений. Независимая проверка конкурса, о которой мы просили в обращении, не была проведена.

Такое ощущение, что комитет науки пытается завуалировать факт нарушения разного рода отговорками.

— Если вернуть время на несколько лет назад, выбрали бы снова путь ученого? Не думаете, что лучше бы было заняться политикой или финансами?

— Пробовала себя в других областях и с точностью могу сказать, что мне было неинтересно. Хотя… в свете последних событий, не исключаю, что придется оставить любимое дело.

— Давайте переместимся на 20 лет в будущее… Какой видите науку в Казахстане? Наука хоть какая-нибудь в Казахстане останется?

— Если оставить все как есть сейчас, прорывов в науке и технологиях с большой вероятностью не будет.

По сообщению сайта Sputnik