«Жила в подвале, ночевала на улице и не стыжусь этого!»: Сирота из Жезказгана рассказала о своей жизни

Дата: 06 апреля 2018 в 11:34

«Жила в подвале, ночевала на улице и не стыжусь этого!»: Сирота из Жезказгана рассказала о своей жизни

Девушка родилась в Жезказгане. Мать Карлыгаш умерла при родах, отец считается без вести пропавшим.

«Я родилась 26 сентября 1985 года рождения. До 5 лет жила в доме малютки, с первого класса — в детском доме. После девятого класса мы выпускаемся, и нас отправляют в училище. Там я получила среднее специальное образование, проучившись три года. У меня нет родных — ни братьев, ни сестер», — начала свой рассказ девушка.
Карлыгаш с теплотой отзывается о месте, где провела детство.

«Детскому дому, конечно, спасибо большое за то, что вырастили, воспитали. Я благодарна Всевышнему за все. Есть дети, которые растут в семьях, но в условиях намного худших. Я вижусь со своими воспитателями, мы ходим в гости друг к другу. Хотя уже 15 лет прошло, как я покинула детский дом. Пусть и без родительской любви, а в плохом направлении не ушла», — рассуждает она.

По словам собеседницы, не всем выпускникам повезло в жизни.

«Честно скажу, кто-то стал проституткой, кто-то в тюрьме сидит, кто-то умер давно», — сухо говорит Карлыгаш.

«Какое-то время я жила в подвале. Я не стыжусь этого. Я не сбегала из дома, я этого не хотела. Это обстоятельства. Жили мы вчетвером, другие девушки тоже детдомовские. У каждой — своя судьба. Одна стала проституткой в Алматы, другая вышла замуж, ей повезло, муж очень хороший у нее», — добавила девушка.
Сейчас Карлыгаш живет в общежитии и лелеет мечту о собственных квадратных метрах.

«В 2009 году я встала в очередь на жилье. Уже 9 лет прошло. Я постоянно хожу в городской акимат, меня уже все знают там. Каждый год, как положено, я сдаю документы на жилье. Каждый год бываю на приеме у акима нашего города. Он говорит, мол, все зависит от денег. Государство не выделяет деньги Жезказгану на строительство домов для сирот. В Казахстане в каждом городе разные законы? В Сатпаеве многие сироты уже давно получили жилье. 5 лет стояли в очереди, и акимат выдает квартиры, неважно, новые они или старые. В нашем городе с 90-х годов дети-сироты ни разу не получали жилье», — негодует Карлыгаш.

«Каждый год аким говорит одно и то же: дома не строятся, ничем не могу помочь. Не нравится — уходи из очереди. Мы не обязаны вам квартиры давать», — цитирует градоначальника собеседница.

Она говорит, что не складывается и личная жизнь. Хотя Карлыгаш сильно мечтает о семье, которой у нее самой никогда не было.

«Я не жалуюсь на жизнь. У меня есть руки, ноги. У меня есть глаза. Я работаю в швейном цехе. Акимат предоставил мне комнату в общежитии, потому что там видели, что я на улице жила. Мне просто обидно. Нам обещают, а мы этого не получаем. Хочется жить. Быть себе хозяйкой, жить в своем доме, создать семью и домашний уют», — делится мыслями собеседница.

«Я хочу, чтобы меня услышали. Мы не виноваты, что остались одни, что никому не нужны. Но нам дали жизнь, и мы хотим жить. Нормально. Честно. Самостоятельно. Только немного помогите нам! Было время, когда я жила на улице, ночевала возле акимата. Я не специально это делала, у меня не было другого выхода», — заключила Карлыгаш.

Самые интересные новости в нашем Telegram-канале

По сообщению сайта NewTimes