Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Помочь нельзя отказать // Адресная помощь — основа помощи программной

Дата: 06 апреля 2018 в 04:48

Помочь нельзя отказать // Адресная помощь — основа помощи программной

На всероссийской конференции «Адресная помощь: перспективы и правила», организованной порталом «Милосердие.ru» в Москве, собрались 150 представителей фандрайзинговых, корпоративных и частных благотворительных фондов из 15 регионов страны. Общие сборы участников конференции составили в 2017 году около 5 млрд руб.

Финансовая составляющая в благотворительности граничит с этической, как, может быть, ни в какой другой сфере деятельности. Вот ситуация с Кемеровом: объявлять или не объявлять фондам немедленные сборы для пострадавших и семей погибших на пожаре в «Зимней вишне», когда миллионы людей действительно хотят помочь? В условиях крупной финансовой поддержки государства и отсутствия сформулированных потребностей потенциальных получателей благотворительной помощи— конечно, нет: надо подождать. Несмотря на то что естественным желанием сограждан откликнуться и поддержать кемеровчан уже воспользовались мошенники.

Это крайняя ситуация, но на вопрос, где поставить запятую в предложении «Помочь нельзя отказать», благотворительным фондам приходится отвечать ежедневно. Как решить, отказать или помочь просителю? Кому отказать нельзя? Что такое достаточная экспертиза документов в благотворительном фандрайзинге? Как добиться эффективного взаимодействия с региональными и федеральными чиновниками? В чем особенности программной (учреждению) и адресной (человеку) помощи? Какой может быть практика сотрудничества фондов в совместном ведении благополучателей? Каковы оптимальные критерии выбора клиник-партнеров? Как содействовать развитию высокотехнологичной медицины? Тем много, их и обсудили в дискуссиях конференции.

Вот неожиданная, возникшая в конце прошлого года тема: Минздрав РФ в открытую стал противодействовать благотворительным фондам, вплоть до банального давления на руководителей крупнейших клиник. Как деликатно отметила главный редактор портала «Милосердие.ru» Юлия Данилова, «в последнее время сектор столкнулся с критикой со стороны Минздрава». И вот уже клиники приостанавливают сотрудничество с фондами под нереализованные чиновничьи обещания поставок расходных материалов, госквот и препаратов. В результате в больницах выстраиваются драматические очереди из десятков больных детей, например, с врожденным пороком сердца, ожидающих эндоваскулярных операций,— это докторам не поставили в срок окклюдеры. И фонды не могут прийти на помощь: главврачи ее не принимают — боятся лишиться работы. Страдают дети, мучаются родители.

Общим стало мнение, что адресная помощь (человеку) и программная (развитие институтов) будут и впредь дополнять и развивать друг друга. При этом, как замечает Юлия Данилова, «адресная помощь — это критерий истины для программной деятельности».

Совет всем, кто хочет помочь: делайте это через благотворительные фонды. Выберите приглянувшийся, изучите отзывы о нем и его отчетность в интернете. Не отправляйте деньги на личные карты просителей: с большой долей вероятности это мошенники — одиночки или организованные в группы. Изучите список документов, которые требует от нуждающихся приглянувшийся вам фонд. Вот как эта процедура организована у нас, в Русфонде, который первым в стране еще два десятка лет назад сделал адресную помощь основой деятельности. Обычно мы ждем от родителей фотографии ребенка, а также семь документов: обращение по установленной форме, копию паспорта автора, справку о доходах либо заключение местной соцзащиты о материальном положении семьи, копии свидетельства о рождении ребенка и медицинского заключения, счет за лечение, копию отказа в помощи из органов соцзащиты или здравоохранения. Мы знаем на опыте, что экспертиза бывает настолько достаточной, насколько она убеждает жертвователя дать денег фонду.

Владислав Дорофеев, руководитель бюро Русфонда в Москве и Московской обдасти

По сообщению сайта Коммерсантъ