Формируя справедливое законодательство (Адам Акбаров)

Дата: 04 апреля 2018 в 16:39

По сообщению сайта Zakon.kz

Формируя справедливое законодательство

 

Адам Акбаров

 

Известно немало фактов, когда монополизация рынков крупными корпорациями серьезно осложняла процесс развития предпринимательских слоев малого и среднего бизнеса. История показала, что такая ситуация сильно тормозит развитие рыночной экономики страны. В связи с этим в п. 4 ст. 26 Конституции РК были утверждены правовые основы, регулирующие развитие конкуренции, где каждый имеет право на свободу предпринимательства, а монополистическая деятельность регулируется и ограничивается законом.

Защита прав потребителей от недобросовестной конкуренции и монополизма, а также формирование справедливой предпринимательской среды стали главным принципом совершенствования законодательной и нормативно-правовой базы РК. О том, насколько успешно функционирует отечественное антимонопольное законодательство и что принесет появление новой административной юстиции, нам рассказал судья Верховного Суда Республики Казахстан Денис ШИПП.

— Денис Алексеевич, каково, на ваш взгляд, качество антимонопольного законодательства в Казахстане?

— Законодательство у нас достаточно хорошее. Конечно, определенные нарекания все же имеются. Если говорить об антимонопольном законодательстве, хотелось бы обратить внимание на проблемы, касающиеся оспаривания действий антимонопольного органа в рамках различных судопроизводств. Это может быть как в гражданском производстве, так и в экономических судах. Когда обжалуются акты проверки антимонопольного органа, выявившего определенные нарушения, то процесс рассматривается в рамках административных правонарушений. Здесь имеется своего рода «вилка», заложенная законодателем. Есть положение Закона «Об административных процедурах», указывающее на то, что если какой-либо правовой акт был исполнен полностью, то он прекращает свое действие и дальше уже обжаловаться не может. Это означает, что в данной ситуации вы не можете обжаловать акт проверки в гражданском порядке, вы можете доказывать свою невиновность только в рамках дел об административных правонарушениях. К чему это приводит? Разные способы судопроизводства имеют разные способы доказывания и разные сроки. К примеру, если вы будете обжаловать выводы какого-либо акта проверки в гражданском судопроизводстве, то у вас будет минимум десять, максимум один месяц на подготовку судебного заседания и еще один месяц на рассмотрение самого спора. В административном производстве все еще более сжато, там нет возможности глубоко вникать в дела, потому что на рассмотрение дела об административном правонарушении дается 15 дней. Если вы не согласны с постановлением, тогда пишите апелляционную жалобу.

Конечно, для унификации хотелось бы, чтобы законодатель более четко изложил в Предпринимательском кодексе, что обжалование действий госорганов следует производить в рамках гражданского судопроизводства, поскольку это обеспечивает более всестороннее и полное изучение, чем в рамках административного производства.

Есть четыре различных состава, касающиеся монополистической деятельности, все они предусмотрены в ст. 159 КоАП. Из них судами наиболее часто рассматриваются моменты антиконкурентных согласованных действий субъектов рынка и злоупотребления монопольным либо доминирующим положением на рынке. Если ст. 159 КоАП для каждой из своих частей предусматривает в качестве санкций штраф в размере трех процентов от всего дохода выручки, он также предусматривает и конфискацию монопольного дохода. В отличие от КоАП Предпринимательский кодекс рассматривает эту проблему по-другому. Согласно Предпринимательскому кодексу монопольный доход определяется в трех различных случаях, которые как раз и подходят под определение антиконкурентного соглашения и антиконкурентных действий, а вот под злоупотребление доминирующим положением Предпринимательский кодекс не предусматривает никаких определений. Получается, что вроде бы КоАП предписывает производить конфискацию монопольного дохода, а Предпринимательский кодекс указывает на то, что эта проблема не подлежит определению.

— Что можно было бы сделать во избежание подобных разночтений? Может, нужно создать отдельный антимонопольный кодекс?

— Думаю, не стоит. Потому что у нас уже есть Предпринимательский кодекс, который включает в себя многие сферы регулирования предпринимательской деятельности различных субъектов. На мой взгляд, нужно просто более тщательно изучать данное законодательство. В большинстве случаев тот же Кодекс об административных нарушениях является бланкетным. Это когда он не содержит в себе определенную норму, а содержит ссылку на другой закон. Например, говорится «конфискация монопольного дохода», но КоАП не содержит самого определения монопольного дохода и не говорит, что под ним подразумевается. И вот здесь мы как раз таки переходим по ссылке к Предпринимательскому кодексу за данным определением, который содержит все эти положения и указывает нам, в каких случаях монопольный доход определяется, а в каких нет. Нужно проводить определенную работу, чтобы обеспечить состыкованность положений различных законов и усовершенствовать их в дальнейшем.

При подготовке анализа различных предложений, поступающих от судей, я обратил внимание на одну вполне обоснованную, на мой взгляд, проблему, касающуюся выявлений нарушения антимонопольного законодательства в форме монополистической деятельности. Там имеется один из подвидов — антиконкурентные согласованные действия субъектов рынка. Элементарный пример, когда на всех заправках в городе начинают поднимать цены на бензин. Это уже согласованные действия, потому что такие компании в один период времени, якобы не сговариваясь, начинают стимулировать рост цен. Фактически суд работает с тем материалом, который составляют госорганы. А ведь существует риск того, что антимонопольный орган, составляя свой анализ в отношении пяти или десяти субъектов товарного рынка укажет, что у товарищества А. имеются согласованные действия с другими товариществами, например, Б., В., Г., но при этом в суд поступит материал только в отношении товарищества А. И мы не знаем, будет ли составлен материал в отношении других товариществ, которые в этом деле участвовали.

— Что касается административного законодательства, как оно развивается сегодня?

— Сегодня Верховный Суд и Министерство юстиции ведут совместную разработку Административного процедурно-процессуального кодекса (АПК). Это является предтечей для создания административной юстиции в нашей республике. Например, в Кыргызстане такой кодекс уже принят, в России — Кодекс административного судопроизводства (КАС), в Узбекистане уже принимается, в Туркменистане такой кодекс практически готов и находится на последней стадии обсуждения.

У нас данный кодекс начал разрабатываться еще в 2008 году, но по тем или иным причинам его все время откладывали. Теперь он включен в план проектных работ Парламента. Данный кодекс важен еще и потому, что споры граждан с госорганами или с должностными лицами рассматриваются в рамках единого Гражданско-процессуального кодекса в то время, когда правоотношения бывают разные. В любом случае законодательство призвано развивать конкуренцию и не давать никому из субъектов подминать под себя рынок.

— В одном из своих выступлений вы говорили о том, что появление АПК приведет к появлению нового вида судов. Не могли бы рассказать, каких именно?

— Это будут суды, которые начнут заниматься рассмотрением административных исков, в которых гражданин сможет обжаловать действия государственных органов. Допустим, если пенсионер захочет оспорить действия какого-либо госоргана, мы знаем, что он заведомо оказывается в неравном для себя положении. Например, когда вы судитесь с соседом, вы понимаете, что находитесь с ним на одной чаше весов. Совершенно другое дело, когда вы судитесь с госорганами, у которых в штате есть свои специалисты, способные проводить проверки, юристы, привыкшие ходить по судам и т. д. Здесь можно заметить, что уровень вашей подготовки и уровень подготовки госорганов говорит о том, что, скорее всего, вы проиграете свое дело. И в этом случае как раз создается административная юстиция, у которой в отличие от ныне действующих гражданских судов будет иной принцип доказывания. То есть судья будет обладать более активной ролью, он может помогать человеку, обратившемуся за защитой своих прав, помогать формулировать свои требования правильным образом. У госоргана, с которым судится простой гражданин, судья также может истребовать все доказательства, необходимые человеку для доказывания своих прав, а также запросить ту информацию, которую госорганы давать не заинтересованы. То есть роль суда будет активизироваться, и пока все это планируется создать на базе существующих специализированных административных судов.

— В последнее время цифровизация прочно входит в жизнь общества. Как вы считаете, смогут ли компьютеры заменить судей в судопроизводстве?

— Мы никуда не денемся от внедрения различных технологий. Сегодня становится понятным, что цифровизация прочно входит в нашу жизнь, потому что процесс технологических преобразований настолько быстро развивается, что человечество просто не успевает за ним. Сейчас бурное развитие получает система искусственного интеллекта, ведь благодаря сверхмощным процессорам люди смогут получать глубокий и быстрый анализ поступающей информации. Лет 15 назад я слышал, что в Бразилии пытались ввести систему искусственного интеллекта в порядке эксперимента на рассмотрение несложных дел по части административного правонарушения. Правда, тогда шла речь о ПДД. В этих делах редко возникают какие-либо сложные ситуации, потому что к вам просто приходит письмо, имеющее половинчатое решение, и вы можете согласиться с ним, а можете возразить. Я думаю, вполне возможно какую-то часть рассмотрения несложных дел передать искусственному интеллекту. В то же время, как и любой судья, я останусь консерватором. Конечно, компьютеры будут значительно разгружать судей и, тем не менее, я считаю, что судить людей должны все-таки люди.