Бирлик Ережепов, глава Палаты экспертных организаций: «Больших доходов в экспертной работе нет»

Дата: 29 марта 2018 в 14:03 Категория: Новости экономики

Бирлик Ережепов, глава Палаты экспертных организаций: «Больших доходов в экспертной работе нет»

На сегодняшний день тема строительства в Казахстане является одной из самых актуальных. Яркое тому подтверждение – большое количество резонансных дел, касающихся проблемных объектов, а работа над ветхим и аварийным жильем ведется каждый год. Председатель правления Палаты экспертных организаций Бирлик Ережепов рассказал редакции «Къ» о современных трендах на строительном рынке, а также о передаче экспертной деятельности в конкурентную среду.

– На международных рынках строителям квалификационный допуск на рынок предоставляют профессиональные объединения, так называемые Палаты: Палаты инженеров, архитекторов, экспертные палаты. Бирлик Бекмурзаевич, расскажите, с какими трудностями сталкивается Палата экспертных организаций Казахстана?

– Трудности, конечно, были и есть.  Сфера новая, в экспертную среду пришли разные люди. Многие даже не понимали, что такое экспертиза проектов строительства. Думали, что это новая возможность для бизнеса и, если успеть первыми, можно получить хорошую прибыль. До сих пор порой приходиться объяснять, как должны работать экспертные организации. Ведь их работа напрямую связана с безопасностью зданий и сооружений, и это больше профессиональная, нежели коммерческая деятельность.

Казахстан занял 4-ое место в рейтинге мировой рекламы

– То есть большой прибыли у экспертных организаций нет?

– Больших доходов в экспертной работе нет. Мы проводим экспертизу строительных проектов, даем оценку их соответствию нормативным требованиям и техническим регламентам по вопросам устойчивости, безопасности зданий, санитарным нормам, по вопросам пожарной безопасности и экологическим требованиям.

Казахстан занял 4-ое место в рейтинге мировой рекламы

Chocofamily запускает мобильное приложение «Рахмет» с возможностью получать кэшбек до 20%

В парламенте обеспокоены возможной сделкой Казахтелекома по покупке Kcell

Зачем Казахтелеком купил Chocomart?

Twitter запретила рекламу криптовалют

– А если после введения в эксплуатацию здания обнаружились дефекты? Либо с объектом что-то случилось?

– Эксперт несет за свою работу административную и уголовную ответственность, а экспертное заключение служит столько, сколько будет стоять построенное здание. И если что-то непредвиденное с ним произойдет, то в первую очередь специалисты будут смотреть на экспертное заключение.

– Какие планы работы у Палаты экспертных организаций? Есть ли пробелы в законодательстве, касающиеся экспертной деятельности?

– Следующий этап развития Палаты – это совершенствование экспертной деятельности, повышение качества методической работы и переход к саморегулированию профессиональной деятельности, как во многих передовых странах. В нашем законодательстве есть разночтения, немало коллизий. В этом году мы планируем отработать некоторые вопросы, снять их и создать в отрасли настоящую профессиональную среду.

Chocofamily запускает мобильное приложение «Рахмет» с возможностью получать кэшбек до 20%

– Где же взять столько экспертов? Наверное, как и во многих сферах, здесь тоже дефицит?

– По количеству экспертов хватает, дефицит профессионалов своего дела. Тестирование на получение аттестата эксперта проводится формально и механически. Ответил на компьютере на 70 вопросов из 100 – можешь рассчитывать на получение аттестата.  А какие именно у специалиста профессиональные пробелы – поскольку это основополагающие моменты для работы – в это никто, увы, сегодня не вникает.

 

– А разве переаттестация не может обнаружить методические пробелы?

– В нашей стране установлена практика выдачи экспертам бессрочных аттестатов. Это тоже нонсенс. Эксперт должен идти в ногу со временем, с технологиями, которые развиваются быстрыми темпами. Аттестат эксперта должен действовать, скажем, 5 лет, по истечении которых специалист должен подтвердить свою квалификацию. Тогда он будет стремиться обучаться, повышать свой профессиональный уровень.

– Насколько вообще новым экспертным организациям сложно конкурировать с уже опытными коллегами?

В парламенте обеспокоены возможной сделкой Казахтелекома по покупке Kcell

– Стабильные компании, которые имеют экспертов с опытом работы более 30 лет и фирмы-однодневки сегодня работают на равных условиях. При этом некоторые специалисты считают себя экспертами, практически не имея опыта в строительной сфере. Окончил строительный институт, создал свою фирму, получил сертификат и участвует в государственных закупках по проведению экспертизы. И выигрывает их со значительным демпингом на рынке.

Мы же хотим создать профессиональную палату экспертов по передовому мировому стандарту и предлагаем ввести практику разделять экспертов по категориям, с учетом их опыта работы в отрасли. Ситуация, когда эксперты, которые имеют 5 лет и 30 лет стажа, работают на равных условиях, неправильная. Уравниловки среди экспертов не должно быть. Параллельно мы начали проводить рейтинговую оценку деятельности экспертных организаций – участников Палаты. Начиная с 2016 года, от имени Палаты мы публикуем рейтинг по итогам каждого полугодия. Это создает определенную соревновательную среду. Таким образом будет повышаться качество работы и конкурентоспособность.

– Как же вы контролируете качество работы экспертных организаций? 

– Постоянно проводим мониторинг и анализ качества экспертных заключений. Это вынужденная мера, потому что в сферу экспертизы проектов пришло много малоквалифицированных организаций и экспертов. И сейчас одна из основных задач Палаты – повышение качества экспертных заключений. Если эксперт провел некачественно свою работу, мы его предупреждаем, если нарушения выявляются повторно – ставится вопрос о рассмотрении на заседании дисциплинарного совета ПЭО. Таким образом мы проводим исправление допущенных ошибок и замечаний в процессе экспертизы проектов. Крайняя мера – исключение за систематические нарушения нормативных требований из членов Палаты, так в прошлом году, например, были исключены три организации.

– Каковы вообще результаты работы экспертных организаций за 2017 год?

– Как показал комплексный анализ качества экспертных заключений, проведенный аппаратом правления Палаты, в 2017 году в аккредитованные экспертные организации поступил 11 981 проект. Из них по 7682 проектам выданы заключения, 2196 – возвращены без рассмотрения, и по 664 проектам расторгнуты договора. Также одним из направлений деятельности Палаты в 2017 году было введение саморегулирования в сфере проведения экспертизы проектов. С этой целью изучался зарубежный опыт, проводился анализ законодательства РК. Палатой были подготовлены предложения по совершенствованию законодательства.

– Предполагается, что с каждым годом все больше проектов будет передаваться в конкурентную среду. Как вы полагаете, частные эксперты готовы к этому? 

 –  К началу 2018 года в конкурентную среду будет передано 63% от общего объема экспертизы строительных проектов. Остальными занимаются государственные эксперты. Но задача постепенно решается. К 2020 году планируется передать 90% проектов строительства в конкурентную среду. В монопольной среде останутся уникальные, крупные, секретные, потенциально опасные объекты, типовые проекты, а также объекты межгосударственного значения.

– Известно, что Палата принимает участие в разработке закона «О внесении изменений и дополнений в некоторые законодательные акты РК по вопросам совершенствования регулирования предпринимательской деятельности». Как продвигается работа в этом направлении?

– Работа все еще ведется. Дело в том, что была предложена норма, касающаяся исключения понятия «Палата – единая некоммерческая организация», взамен предлагается создание нескольких Палат. Изменение обосновывается созданием конкурентной среды в сфере экспертной деятельности. При этом не ясно, в чем заключается конкуренция между палатами, так как Палата является некоммерческой организацией, представляющей интересы своих членов. Конкуренция осуществляется между предпринимателями – экспертными организациями. К счастью, мажилис поддержал нашу инициативу, что Палата должна быть единой.

Добавлю, что в прошлом году также было проведено несколько совещаний с участием НПП «Атамекен», министерства национальной экономики и министерства по инвестициям и развитию, где подавляющее большинство также высказалось за сохранение единой Палаты.

– То есть, если Палата все же единая, то экспертные компании, не вступившие в Палату, имеют ли право работать в данной среде?

– У нас в Законе прописано, что Палата является единой. Но уполномоченный орган (Комитет по делам строительства и жилищно-коммунального хозяйства МИР РК) трактует по своему. Они говорят, что Палата едина, но это не запрещает сторонним экспертным организациям продолжать свою работу.

– А в чем же недостаток создания нескольких палат экспертных организаций?

– Создание нескольких палат повлияет на качество экспертизы проектов, так как все вновь созданные организации будут сосредоточены на увеличении количественного состава. Тогда могут снизиться требования к экспертным организациям, соответственно не будет проводиться должным образом мониторинг и анализ качества экспертных заключений. С повышением требований у отдельных аккредитованных экспертных организаций будут возможности переходить из одной палаты в другую. В конечном итоге это приведет к снижению качества экспертизы проектов строительства и появлению экспертных организаций, не имеющих системы качества, необходимый квалификационный состав экспертов. Все это в свою очередь может привести к рискам недостаточного обеспечения прочности, надежности и устойчивости зданий, сооружений на стадии экспертизы проектов строительства и недобросовестной конкуренции.

– Понятно. Скажите, а какие тренды вы бы отметили на строительном рынке?

– В первую очередь – это активное внедрение ведущими строительными компаниями энергоэффективных, экологичных материалов и оборудования, цифровых технологий в проектировании и организации строительного производства. Большое значение они стали придавать подготовке профессиональных кадров и их обучению современным технологиям и методам работ, в это вкладываются значительные средства.

В сегменте внедрения новых технологий хотелось бы отметить внедрение BIM-технологий (Building Information Modeling – «информационная модель здания»), которые позволяют создать полную информационную и графическую модель строящегося объекта. Анализ применения данных технологий в развитых странах показывает, что стоимость строительства при использовании BIM-технологий сокращается на 30-40%.

– Считаете ли вы цены на недвижимость приемлемыми? Какие меры стоит предпринять для их снижения? По вашему мнению, будут ли они увеличиваться в будущем?

– На стоимость недвижимости значительно влияют цены на строительные материалы, изделия, инженерное оборудование. Если обеспеченность цементом, бетоном, железобетонными изделиями, известью, гипсом, гипсокартоном, кирпичом, по данным Комитета по статистике МНЭ РК, составляет от 60 до 100%, то основная доля отделочных материалов, строительного стекла, электротехнических изделий, оборудования – импортные. И они оказывают влияние на себестоимость жилья. Принятая программа по увеличению казахстанского содержания в строительстве должна повлиять на цены недвижимости.

– Сильно ли строительные материалы отечественного производства отличаются от иностранных аналогов?

– По качеству казахстанские стройматериалы на одном уровне с зарубежными. Точнее – некоторые отдельные виды материалов. К ним можно отнести гипсокартон, сухие строительные смеси, строительную арматуру, пластмассовые трубы, силовые трансформаторы и ряд других. Также у нас в Казахстане активно используют иностранные технологии.

– А насколько активно ведется сейчас работа по увеличению казсодержания?

– Вот сейчас, например, строится в Кызылординской области большой завод по производству листового стекла. На данный момент у нас в Казахстане такого производства нет. Листовое стекло завозится из России, Кыргызстана.

– Откуда завозятся в Казахстан стройматериалы? Кто является основным импортером?

– В основном это Европа и Китай. У нас в Казахстане сегодня мало выпускается отделочных материалов. Стекло, керамические изделия, электротехнические изделия. Осветительных приборов у нас практически нет в производстве. Поэтому все это приходится закупать в других странах.

– Как вы считаете, как нужно работать с проблемным жильем? Есть ли примеры, когда строительство не завершено по вине экспертной организации?

– Проблемных жилых домов, не завершенных по вине аккредитованных экспертных организаций, аккредитованных в Палате, по нашим данным нет. Основные вопросы здесь связаны с недобросовестными заказчиками-застройщиками, проблемами в организации и финансировании строительства жилых домов. Конечно, немалую роль играет и юридическая некомпетентность покупателей жилья, которые детально не знакомятся с договорами застройщиков и попадаются на различные уловки о дешевизне.

–  Как вы считаете, что нужно сегодня делать с аварийным жильем? Какова ваша оценка проблемы аварийного жилья в Казахстане?

– В 40–60 годы прошлого столетия для решения жилищных проблем строилось много жилья из недолговечных материалов – шлакоблоков, фиброплит, камышита, щитосборных домов, срок эксплуатации которых давно истек. Вместе с тем в них проживает значительное количество населения. Государство взялось за решение данных вопросов, и в городах Астане и Алматы начаты пилотные проекты по сносу аварийного жилья. Только по первому этапу в Астане запланирован снос более 200 аварийных жилых домов. Решаются социальные проблемы, жильцы получают новые квартиры, а освободившиеся территории планируется использовать для строительства скверов, парков, расширения городских дорог.

– Хотелось бы узнать, как обстоят дела с кадрами в строительной сфере? Могут ли застройщики справляться силами отечественных специалистов или же приходится привлекать зарубежных?

– Крупные компании уже поняли, что основа их бизнеса и доходов – это именно кадровый потенциал. Поэтому они создают у себя различные учебные центры. Те же BI Group и Базис создали уже учебные центры, куда привлекают специалистов из других стран для обучения. А вообще сейчас казахстанские компании мало привлекают иностранных специалистов для работы. Даже иностранные строительные компании насчитывают 70–80% персонала именно отечественного. То есть сейчас все стараются привлекать в рабочий персонал, инженерно-технические должности казахстанцев.  Зарубежные специалисты в основном работают при строительстве технологически сложных объектов нефтегазового, энергетического секторов с использованием иностранных технологий.

— Спасибо Вам за интервью.

По сообщению сайта КУРСИВъ