Криптосвобода по-белорусски. Создаст ли Лукашенко цифровую державу?

Дата: 29 марта 2018 в 09:57

По сообщению сайта BBC Russian

Криптосвобода по-белорусски. Создаст ли Лукашенко цифровую державу?

28 марта в Беларуси вступил в действие предновогодний декрет президента Лукашенко «О развитии цифровой экономики». Указ формально дает приходящим в Беларусь IT-компаниям дополнительную свободу, но эта свобода уже обрастает регламентами — необходимыми и порой несуразными.

Президент Лукашенко накануне согласился с созданием в стране министерства цифровой экономики, заметив при этом: «Или же нам какую-то реформу провести, и министерства, которые в перспективе вообще будут работать на цифру, как-то объединить, создать мощное министерство — министерство будущего, перспективное министерство?»

Язвительные интернет-комментаторы тут же посоветовали белорусскому президенту не мелочиться и сразу создать «министерство счастья».

Известный белорусский экономист Леонид Заико, руководитель фонда «Стратегия», посоветовал президенту купить чиновникам планшеты и запретить плодить циркуляры. Проект нового министерства, которое, как обещают, заработает уже в этом году, Заико назвал «ляпом» и «фуфлом».

«Некогда я написал концепцию административной реформы. Никакого министерства будущего не нужно. Технологически достаточно национального агентства экономической политики — это примерно человек 20, — объяснил Леонид Заико интернет-изданию «Солидарность». — Давно предлагаю закрыть нынешние министерства, купить сто домов на Канарах и отправить чиновников туда, чтобы они вообще здесь не появлялись. Первым можно было бы закрыть министерство экономики: и никто бы этого не заметил, кроме жен чиновников».

Правительство Беларуси за день до 28 марта напомнило о положениях декрета «О развитии цифровой экономики», которые еще до ввода этого документа в действие уже увеличили на четверть — до 238 — число компаний-резидентов в белорусском Парке высоких технологий (ПВТ). Некоторые из новопришедших — именитые разработчики.

Что такое «Декрет о развитии цифровой экономики»

22 декабря 2017 года президент Беларуси Александр Лукашенко заявил, что подписал декрет «О развитии цифровой экономики» в стране. Президент сказал, что ставит целью приход в Беларусь мировых IT-компаний.

Декрет вступил в силу 28 марта.

Текст документа еще на стадии одобренного правительством проекта назвали революционным.

Документ расширяет виды разрешенной деятельности резидентов белорусского Парка высоких технологий (ПВТ) — особой экономической зоны для IT-компаний, с налоговыми льготами и еще рядом привилегий.

В документе предусмотрено 38 видов деятельности для резидентов технопарка, включая майнинг, проведение киберспортивных турниров, работу биржи или обменника криптовалют.

В декрете также прописаны условия для внедрения в экономику Беларуси технологии блокчейн и использования токенов и криптовалют.

Декретом для фирм-резидентов ПВТ в качестве правового эксперимента вводятся элементы английского права.

«В современном мире страны могут конкурировать по большому счету только своим законодательством. Что наша страна — как стартап — может предложить всему миру? По большому счету, самое лучшее законодательство и регулирование в области цифровой экономики», — заявил на международной «Криптоконференции», прошедшей в Минске в конце февраля, Дмитрий Матвеев, один из разработчиков декрета и партнер юридической фирмы «Алейников и партнеры».

Юрист компании REVERA Дмитрий Архипенко, еще один участник «Криптоконференции», полагает, что Беларусь для криптобизнеса привлекательна еще и жестким контролем за «правилами игры», свойственным этой стране.

Но правила для многих конкретных ситуаций еще не очерчены, и ряд экспертов в Беларуси опасается, что выработка таких правил существующими в стране институтами окажется непродуктивной.

«В практике Беларуси, к сожалению, регулирование порой чрезмерно — отсюда скепсис по поводу высказывания президента о министерстве цифровой экономики, «министерстве будущего», — замечает Антон Болточко, эксперт по экономическим вопросам из Либерального клуба.

Лукашенко дал понять, что с идеей нового министерства выступили разработчики декрета о цифровой экономике, предпринимательское сообщество, готовое к тому же такое министерство финансировать.

«Они [представители цифрового сектора] пытаются создать параллельную бюрократическую систему. Но она не будет защищена от того старого бюрократического аппарата, который как раз не отличается высокой степенью доверия. Тех министерств, которые достаточно консервативны к новым веяниям. По сути, функции, которые предлагается поручить министерству цифровой экономики, во многом дублируются функциями действующих министерств экономики, связи, национального банка», — говорит Антон Болточко.

Эксперт предостерегает: чрезмерное увлечение льготированием и капитализацией одного сектора может вызвать дисбаланс в белорусской экономике.

Постановлением министерства финансов Республики Беларусь в начале марта утвержден Национальный стандарт бухгалтерского учета и отчетности «Цифровые знаки (токены)». Документ, опубликованный на Национальном правовом портале, обязывает организации принимать к бухучету полученные токены и расписывать их по графам бухотчетности в зависимости от способа получения и предполагаемого назначения.

Власти предостерегли бизнес от использования криптовалют для отмывания доходов и криптоатак.

Национальный банк дополнил свою инструкцию о правилах внутреннего контроля банков пунктами, предусматривающими контроль за операциями с криптовалютой и токенами.

Нацбанк обращает внимание, что операции с токенами являются высокорисковыми (отсутствует четкий механизм формирования их цены, нет надлежащих гарантий по защите прав и законных интересов держателей токенов); определяет методы контроля за операциями, связанными с криптовалютами, и повторяет: единственным законным платежным средством на территории Беларуси остается белорусский рубль.

Вадим Иосуб, финансовый аналитик компании «Альпари», поясняет: за криптовалюты нельзя покупать товары, нельзя получать услуги, но криптовалюты можно менять одни на другие, покупать и продавать за иностранную валюту и за белорусские рубли.

«Обычные белорусские граждане могут это делать через специальные «криптообменники», криптобиржи, которые будут создаваться в рамках ПВТ. Все зависит от того, когда реально создадут эти криптобиржи. Да, декрет вступил в действие, но это не значит, что на сегодняшний день есть инфраструктура, с помощью которой я могу поменять белорусские рубли на какую-то криптовалюту. Пока такой структуры нет», — объясняет аналитик.

По оценке Иосуба, Нацбанк Беларуси сделал основное и необходимое: утвердил те условия игры, при которых Беларуси не грозит стать криптоофшором и попасть за это под санкции других стран.

В Белорусском национальном техническом университете курс студентов, имеющих высшее образование, но желающих изучать криптовалюты, набрали за один день. Группу пришлось увеличить вдвое против запланированного — на волне ажиотажа, признает руководство университета; занятия начались 1 марта.

Университет в Гомеле — втором по величине городе Беларуси — объявил, что открывает новую специальность «экономическая информатика» и будет готовить специалистов по блокчейну и криптовалютам.

Для тех, кто пытается разобраться в новых терминах и технологиях самостоятельно, разработчик из Минска Константин Келлер создал Ekkо — сервис, который отвечает на прямые запросы пользователей, а не выдает набор ссылок на сайты или документы, в которых такой ответ может содержаться.

«Представьте, что у вас есть друг, который знает все про блокчейн, криптовалюты и децентрализованные приложения, и вы можете написать ему в любой момент и задать любой вопрос, а он может понятно ответить, не отправляя вас в Google».

«Чтобы Ekko мог распознавать вопросы, заданные естественным языком, мы обучили его на большом массиве размеченных человеком запросов, вроде «Сколько биткоин стоил вчера? » или «Какой курс у эфира по отношению к мексиканскому песо? »; научили определять намерение пользователя и о какой конкретно криптовалюте он говорит в данный момент», — рассказывает Константин, предупреждая: пока общаться с сервисом можно только по-английски.

«Мы сгруппировали запросы и назвали функции кода Ekko, ответственные за решение этих запросов, навыками, так как в действительности это очень похоже на навыки разумных существ. Есть навык, который решает задачи конвертации валют между собой, есть навык, который возвращает историческую информацию о стоимости той или иной валюты на бирже, есть навык, который умеет объяснять терминологию простым языком, и так далее», — объясняет Келлер.

Сервис уже доступен в популярных мессенджерах, программисты разрабатывают для него SMS-поддержку, чтобы нужная информация достигала даже тех, у кого нет смартфона или интернета.

Заманчивые планы одних, сдержанный скепсис других… О криптогосударстве в Беларуси говорят и спорят уже не так активно, как три месяца назад, в день появления президентского декрета «О развитии цифровой экономики».

Наблюдатели утверждают, что число запросов о блокчейне, крипте и токенах в поисковых системах Яндекс и Google заметно снизилось. Любопытствовавший обыватель вернулся к хлебу насущному: зарплатам, кредитам, растущим ценам и коммуналке.

В день вступления в силу декрета президента Лукашенко «О развитии цифровой экономики» Русская служба Би-би-си попросила ответить на вопрос о криптосчастье Вадима Иосуба, финансового аналитика компании «Альпари».

Аналитик ответил подробно и откровенно:

«Мы стоим на таком вот рубеже прогресса, и каждый сам себе нащупывает движение вперед. Но ведь известно: не любое движение вперед — прогресс. Это могут быть тупиковые ветви. Есть люди, которые искренне верят, что светлое будущее уж точно если не за криптовалютами, то за блокчейном, я называю их криптоевангелистами.

Но как оно будет на практике, еще не предопределено. И если говорить о белорусском регулировании, то тут возникают парадоксальные вещи. У нас ставят телегу впереди лошади.

С одной стороны, у нас, мягко говоря, не самый комфортный инвестиционный климат, проблемы с вопросами неприкосновенности собственности, независимостью судов, которым надлежит эту неприкосновенность охранять; неравенство государственной и частной собственности... И вот в этой ситуации надеяться, что мы построим волшебный, чудный криптомир, и он один — не меняя каких-то базовых вещей — вытянет всю белорусскую экономику? На это я надеяться не стал бы».