Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Как отличить сотрудника гуманитарной организации от джихадиста

Дата: 16 марта 2018 в 09:47

Как отличить сотрудника гуманитарной организации от джихадиста

Разница между сотрудниками гуманитарных организаций и джихадистами, казалось бы, должна быть очевидной, но конфликт в Сирии свидетельствует, что все обстоит иначе. Из-за этого гуманитарная помощь не всегда доходит до тех, кто больше всего в ней нуждается.

Желание облегчить страдания простых сирийцев в годы гражданской войны разделяется людьми во всем мире. Но доставка в Сирию и распределение там гуманитарной помощи сталкивается со множеством проблем.

Конфликт в этой стране отличается особой сложностью, а джихадисты, особенно в начале войны, не раз перехватывали денежную помощь и выдавали иностранных наемников, примыкающих к их рядам, за работников гуманитарных организаций.

Это не новое явление — во многих странах от Боснии до Афганистана экстремисты стремились выдать себя за правозащитников и присвоить поступающую помощь.

Можно ли помешать этому в свете будущих конфликтов?

В Сирии, по данным доклада Института Лоуи, экстремисты часто выдают себя за защитников угнетенных, причем чаще всего джихадисты утверждают, что они оказывают помощь детям и сиротам.

Особенно известен этим британский подданный Омар Хуссейн, который прибыл в Сирию в 2014 году и стал активным участником пропагандистской кампании, которую ведет в социальных сетях группировка «Исламское государство» (запрещена в России).

Он был уверен, что за ним следит британская МИ-5 и поэтому выдавал себя за сотрудника благотворительного фонда, который оказывает помощь детям-сиротам.

Другой проблемой для британских разведывательных служб стало множество автоколонн, доставлявших в Сирию гуманитарную помощь, особенно в первые дни конфликта, направляясь на север Сирии через южную границу Турции, которая была тогда практически неконтролируемой.

Хотя большая часть этих поставок была вполне законной, очень часто с этими автоколоннами в Сирию проникали сомнительные люди.

К ним относятся Сайед Хок и Масхуд Миах, которые передавали с сотрудниками организаций помощи деньги племяннику Хока, который был джихадистом и просил денег на покупку снайперской винтовки.

Одним из таких ничего не подозревавших курьеров стал Алан Хеннинг, британский доброволец из города Экклс. Позднее он был похищен и казнен джихадистами из ИГ.

К другой автоколонне с помощью присоединился 41-летний Абдул Вахид Маджид, который стал первым британским смертником в Сирии, когда взорвал вместе с собой грузовик у ворот тюрьмы.

Британские власти были так встревожены этим, что к февралю 2014 года британская комиссия по благотворительности выпустила предостережение о том, что автоколонны с гуманитарной помощью могут использоваться экстремистами в своих целях.

Подобными приёмами пользовались австралийские джихадисты, которые знали, что смогут избежать преследования, если будут выдавать себя за сотрудников благотворительных организаций.

Один из них — Абдул Салам Махмуд — даже был показан по австралийскому телевидению в августе 2014 года в репортаже из Сирии, в котором он утверждал, что участвует в распределении гуманитарной помощи и отрицал сообщения о том, что он принадлежит к экстремистской группировке.

Впоследствии он упоминался в качестве «мученика» в заявлении группировки, связанной с «Аль-Каидой».

Такие методы обмана и дезинформации очень трудно пресекать в демократических странах. Обычно граждане в странах Первого мира могут свободно решать вопрос о личном участии в помощи и своих действиях в этом направлении.

Кроме того, для переправки денежных средств и людей существует множество неофициальных каналов.

Например, в мусульманских странах существует система «хавала», которая служит для денежных переводов в другие страны с помощью неформальных связей, что затрудняет контроль за передвижением денежных средств между странами.

Тем более, что в большинстве случаев речь идет о сравнительно небольших суммах.

Импровизированные взрывные устройства, например, могут изготовляться в кустарных условиях и обходиться в несколько сотен долларов.

Хотя крупные международные организации обладают возможностями для проверки того, что деньги направляются нужным людям, такие проверки не всегда оказываются успешными.

Небольшие организации часто вообще не в состоянии установить, кто является получателем денежной или гуманитарной помощи, проходящей через них.

В турецком городе Газиантеп поблизости от границы с Сирией представитель сирийской гуманитарной организации рассказывает мне: «В Сирии, если вы не проводите тщательной проверки, очень легко найти кого-то, кто готов снабдить вас распиской и списком людей с именами и адресами, полностью сфабрикованными».

При этом это не значит, что джихадисты получают помощь всегда в результате сознательного обмана.

Сотрудники сирийских благотворительных организаций в Турции и Иордании рассказывали мне, что осознали важность документации и необходимость проверки списков подозреваемых в терроризме только после того, как у них появился опыт сотрудничества с международными организациями.

Действующие сейчас правила по контролю за денежными переводами и передвижениями людей являются ретроспективными. Эти правила направлены на наказание тех, кто их нарушает, а не на предотвращение возникающих в связи с этим проблем.

И хотя многие страны проводят обучение персонала, действующего в опасных районах мира, не все они делятся информацией между разведывательными службами и благотворительными организациями.

В будущем правительствам таких стран придется задуматься о предотвращении злонамеренного использования гуманитарной помощи с помощью превентивных мер.

Одной из таких мер могла бы стать выдача лицензий группам, которые собираются действовать в зоне военных действий, с целью проверки, что они обладают надежными системами безопасности и проверки лиц, которые сотрудничают с ними на местах.

Другим подходом могла бы стать организация районов с ограниченным доступом в странах, где происходят гражданские конфликты, проникновение в которые было бы уголовным преступлением.

Австралия, например, не разрешает своим гражданам ездить в Ракку и Мосул. Каждая страна сможет самостоятельно принимать решения о масштабах и характере подобных мер.

В ходе будущих конфликтов экстремисты будут непременно стремиться к использованию в своих интересах гуманитарной помощи, поступающей от международных организаций.

Сирия продемонстрировала, насколько просто это делать и и почему мы должны усвоить этот урок.

По сообщению сайта BBC Russian