Вовлечение в занятие проституцией по действующему уголовному законодательству Республики Казахстан и зарубежных стран: сравнительно-правовой анализ (Мағжан Тілек Ерғанатұлы, Магистрант Евразийского национального университета им. Л.Н.Гумилева)

Дата: 15 марта 2018 в 10:59 Категория: Происшествия

Вовлечение в занятие проституцией по действующему уголовному законодательству Республики Казахстан и зарубежных стран:

сравнительно-правовой анализ

 

Современная ситуация в Республике Казахстан характеризуется коренными изменениями в экономической, социальной, политической, культурной и других сферах общественной жизни. Это обусловило необходимость внесения соответствующих корректив, в частности, в законодательство об уголовной ответственности. Преобразования, которые произошли, коснулись и правового регулирования уголовной ответственности за совершение преступлений против нравственности, которые выделены в самостоятельный вид в главе 11 Особенной части Уголовного кодекса Республики Казахстан (далее — УК РК) «Уголовные правонарушения против здоровья населения и нравственности» [1].

Разновидностью этих преступлений является деяние, предусмотренное статьей 308 УК РК — вовлечение в занятие проституцией. В течение последнего десятилетия для Казахстана, как и для многих стран мира, эта проблема приобрела значительный размах, человечество столкнулось с открытыми или слегка завуалированными фактами эксплуатации людей, организованной транснациональной деятельностью с содержанием притонов и сводничества, откровенной проституции и вовлечении в нее несовершеннолетних. Ежегодно миллионы людей в мире становятся жертвами насильственной проституции. Именно поэтому сейчас происходит бурный процесс обсуждения проблемы проституции и других явлений, которые вызваны ею.

В действующем уголовном кодексе Республики Казахстан ответственность за вовлечение в занятие проституцией предусмотрена ст. 308, в соответствии с нормами которой «Вовлечение в занятие проституцией путем применения насилия или угрозы его применения, использования зависимого положения, шантажа, уничтожения или повреждения имущества либо путем обмана -наказывается штрафом в размере до трех тысяч месячных расчетных показателей либо исправительными работами в том же размере, либо ограничением свободы на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок, с конфискацией имущества» [1].Уголовная ответственность за вовлечение в занятие проституцией направлена не только на охрану общественной морали и нравственности, но и здоровья граждан, как нашего государства, так и граждан других стран. Данный уголовно-правовой запрет устанавливается, прежде всего, в целях предупреждения и ограничения распространения самых негативных последствий проституции в целом как одного из главных источников заболеваний, передающихся половым путем, в том числе и СПИДа [2].

Опираясь на опыт зарубежных стран, следует отметить, что в некоторых из них преступления, связанные с проституцией, вообще занимают отдельное место в уголовном кодексе. Так, например, в УК Испании глава IV называется «Преступления, связанные с занятием проституцией» [3], или же как в УК Кореи Глава XXII«Преступления, которые относятся к сексуальной морали» [4], или в параграфе 8 УК КНР, который имеет название «Преступления, связанные с организацией, принуждением, вовлечением в занятие проституцией, предоставление помещений с этой целью и сводничество» [5]. Возможно, такой вариант решения проблемы было бы целесообразно применить и в нашем государстве, и, не ограничиваясь одной нормой, разработать целый раздел, который был бы посвящен преступлениям, связанным с организацией занятия проституцией, к которому, помимо иных деяний, были включены преступления, предусмотренные ст.ст. 308-309 УК РК.

Если обратиться к опыту стран, которые раньше входили в состав СССР, то следует отметить, что в большинстве УК указанных стран законодатель шире подходит к решению этой проблемы, вводя в особенной части уголовных кодексов целый ряд уголовно-правовых норм, которые объединяются в самостоятельные разделы, объектом которых являются семья и несовершеннолетние.Так, в УК Эстонии в глава 11 уголовного кодекса, которая имеет название «Преступления против общественного порядка и общественной безопасности», содержится отдельная норма, предусматривающая ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в преступную деятельность или в занятие проституцией (ст. 202). Уголовный кодекс Грузии в главе 24 «Преступления против семьи и несовершеннолетних» в статье 171 предусмотрена уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в антиобщественные деяния (ст. 171), в части первой указанной статьи предусмотрена уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетнего в проституцию. В уголовном кодексе РФ есть аналогичная глава «Преступления против семьи и несовершеннолетних» (глава 20), в ст. 151 которой содержится подобный состав преступления «Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий»; к таким действиям, среди других, в ч. 1 указанной нормы отнесена и проституция. В УК Беларуси глава 21 называется «Преступления против устоев семейных отношений и интересов несовершеннолетних»; в статье 173 предусмотрена уголовная ответственность за вовлечение несовершеннолетних в антиобщественную поведение, к которому в указанной норме отнесена и проституция. Глава 22 УК Азейбарджанской республики «Преступления против несовершеннолетних и семейных отношений» содержит отдельную статью (171) «Вовлечение несовершеннолетнего в занятие проституцией, либо совершение аморальных действий». Разделы или главы уголовных кодексов, в которых предусмотрена уголовная ответственность за преступления против семьи и несовершеннолетних, содержатся еще в кодексах многих стран как бывшего СССР, так и других зарубежных стран [6, c. 119].

Необходимо отметить и тот факт, что деяния связанные с непосредственным вовлечением в занятие проституцией являются разновидностью международного преступления. Ответственность за подобные действия предусмотрена Конвенцией о борьбе с торговлей людьми и эксплуатацией проституции третьими лицами 1949 г., которая вступила в силу 25 июля 1951 г. [7]В Конвенции предусматривается выдача лиц обвиняемых и виновных в совершении указанных преступлениях, в независимости от наличия или отсутствия между государствами договора о выдаче, а также в данной Конвенции подробно регламентируются условия и порядок выдачи.

В рамках уголовно-правовой характеристики преступления, предусмотренного ст. 308 УК РК«Вовлечение лица в занятие проституцией» считаем целесообразным рассмотреть вопрос, который касается отграничения его от смежных составов преступлений. Согласно материалам судебной практики, чаще всего данное преступление совершается в совокупности с преступлением, предусмотренным ст. 309 УК РК«Организация или содержание притонов для занятия проституцией и сводничество» и отграничения их друг от друга на практике иногда вызывает определенные трудности.

В качестве примера приводим выдержки из приговора по одному из изученных нами уголовных дел. Так, Акмолинский областной суд, рассмотрев в судебном заседании уголовное дело по обвинению гражданина П, гражданина Италии, итальянца, в совершении преступления, предусмотренного ст. 308 УК РК, установил: гражданин Республики Италия, который временно проживал в г. Кокшетау, в начале мая 2009 года с целью личного обогащения начал заниматься втягиванием женщин в занятие проституцией и сутенерством. Он нанял квартиру для использования ее в сфере оказания услуг сексуального характера, которую он в течение длительного времени удерживал в состоянии, пригодном для функционирования. После чего в период трех месяцев, путем подачи объявлений о предоставлении услуг сексуального характера в журналах и в сети Интернет, где были указаны номера мобильных телефонов, подыскивал клиентов и по телефону направлял их указанной квартиры, однако для прикрытия настоящей цели сообщал, что там находится массажный салон «Лолита», где девушки, среди которых были несовершеннолетние, предоставляли клиентам услуги интимного характера, получая 50% от стоимости оказания сексуальных услуг с каждого клиента [8].

Данный отрывок из приговора по уголовному делу, по нашему мнению, является ярким примером неправильной квалификации действий виновного лица, хотя все обстоятельства дела были выявлены и установлены, была допущена существенная ошибка в квалификации действий виновного, ведь его действия были квалифицированы по ст. 308 УК РК как вовлечение в занятие проституцией. Однако из материалов дела и даже приговора по ней в действиях виновного наличествует еще один состав преступления, а именно преступления, предусмотренного ст. 309 УК РК«Организация или содержание притонов для занятия проституцией и сводничество», ведь содержание указанным лицом квартиры, в которой происходили встречи возведенных им между собой лиц, было установлено. Стоит отметить, что данный случай не является единичным том, что на практике часто встречаются случаи, когда в действиях сутенера имеющиеся признаки как вовлечение в занятие проституцией, так и создание или содержание мест разврата и сводничества, а эти деяния, предусмотренные разными статьями уголовного кодекса РК как отдельные преступления. По нашему мнению, на это следует обратить внимание как в плане судебного толкования уголовного закона (Нормативные постановления Верховного Суда), так и на уровне правоприменительной деятельности.

Очень часты случаи совершения указанных преступлений по совокупности, ведь оба эти преступления совершаются с целью обеспечения занятия проституцией другими лицами и между их удаленностью есть довольно тонкая грань, за пределами которой может возникнуть ошибка в квалификации деяния и основным задачам правоохранительных органов в данном случае является недопущение неправильной квалификации общественно опасных деяний.

Относительно схожести этих составов преступлений говорит также А.Б. Едигенова, которая вообще предлагает унифицировать составы преступлений, предусмотренных статьями 308 и 309 УК РК для упрощения процедуры квалификации в связи с близостью их содержания и единством объекта преступного посягательства, а также необходимость отказа от использования в тексте закона об уголовной ответственности сложного для понимания понятия«сводничество» [9, c. 51]. Относительно унификации этих составов преступлений, то мы разделяем указанную точку зрения, ведь даже в процессе исследования у нас возникали трудности при сопоставлении и отграничении между собой указанных составов. А вот насчет отказа от использования в тексте закона об уголовной ответственности понятия«сводничество», то этот вопрос, по нашему мнению, является весьма дискуссионным, бесспорным является то, что указанное понятие, действительно, сложно для понимания, однако исключить из оборота данное понятие, которое является известным во всей мировой практике, по нашему мнению, является лишним.

Подводя итоги, можно сделать вывод, то мировой опыт свидетельствует о бесполезности и неэффективности борьбы с проституцией как социальным явлением. В том или ином виде предоставление сексуальных услуг за вознаграждение практикуется в любой из стран, независимо от ее общественного строя, уровня экономического развития, национальных традиций и культурных ценностей. По свидетельствам специалистов, в первую очередь это обусловлено чрезвычайно высоким уровнем доходов от сексуального бизнеса. На сегодняшний день секс-бизнес занимает второе место после торговли наркотиками, опережая по доходности торговлю оружием.

Позитивным и целесообразным на наш взгляд является то, что законодательство Казахстана все же пошло по пути декриминализации проституции, зато установив уголовную ответственность за деяния, связанные с организацией ее занятием (ст. 308, 309 УК РК). По этому поводу ученые и практики неоднократно отмечали, что преступным следует считать вовлечение в занятие проституцией и сутенерство, а не саму проституцией. Однако, не все ученые разделяют нашу точку зрения, так, например, Ж. Сулейманов отмечает, что введение уголовной ответственности за проституцию — это своевременный шаг, который может предотвратить то, что молодые девушки становиться проститутками. То есть вопрос относительно декриминализации проституции является весьма дискуссионным [10].

Обобщая изложенное выше, можно сказать, что признание вовлечения в занятие проституцией уголовным преступлением, по нашему мнению, является абсолютно справедливым и оправданным шагом законодателя, ведь это является определенным описанием тех пределов, за которыми аморальное поведение людей становится преступным и кроме осуждения со стороны общества карается в соответствии с Законом уголовной ответственностью.

 

Список литературы:

1. Уголовный кодекс Республики Казахстан от 3 июля 2014 года № 226-V (с изменениями и дополнениями по состоянию на 01.01.2018 г.)

2. Уголовное право Республики Казахстан. Особенная часть: Курс лекций. Кн. 2 /Под общ. ред. И.Ш. Борчашвили. — Алматы, Жет1 жаргы, 2006. — 704 с.

3. Уголовный кодекс Испании / науч. ред. д.ю.н. проф. Н. Ф. Кузнецовой. — М.: «Зерцало», 2008. — 218с.

4. Уголовный кодекс Кореи / науч. ред. д.ю.н. проф. А. И. Коробеев. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2003. — 138 с.

5. Уголовный кодекс КНР / науч. ред. д.ю.н. проф. А. И. Коробеев. — СПб.: Юридический центр Пресс, 2001. — 303 с.

6. Алихаджиева И.С. Торговля людьми в целях сексуальной эксплуатации: сравнительно-правовой анализ законодательства России и стран-участниц СНГ// Вестник Нижегородского университета им. Н.И. Лобачевского, 2016, № 5, с. 119

7. Конвенция о борьбе с торговлей людьми и c эксплуатацией проституции третьими лицами. Принята резолюцией 317 (IV) Генеральной Ассамблеи от 2 декабря 1949 года

8. Банк судебных актов // http://sud.gov.kz/rus/content/bank-sudebnyh-aktov

9. Едигенова А.Б. Общая уголовно-правовая характеристика преступлений против здоровья населения и нравственности// Вестник науки Костанайского социально-технического университета им.ак.ЗулхарнайАлдамжар. — №4. — 2013. — С. 51-58

10. Юрист Ж.Сулейманов: Проституция в Казахстане разрешена// http://www.zakon.kz/4793061-jurist-zh.sulejjmanov-prostitucija-v.html

 

 

Мағжан Тілек Ерғанатұлы

Магистрант Евразийского национального университета им. Л.Н.Гумилева, РК, г. Астана

 

По сообщению сайта Zakon.kz