Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Что делать ЦИК со швейцарскими счетами кандидата от КПРФ Грудинина

Дата: 06 марта 2018 в 14:56

Сначала о законе. Федеральный закон от 7 мая 2013 г. N 79-ФЗ «О запрете отдельным категориям лиц открывать и иметь счета (вклады), хранить наличные денежные средства и ценности в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владеть и (или) пользоваться иностранными финансовыми инструментами» однозначно запрещает иметь иностранные счета и финансовые инструменты не только определенным категориям государственных и муниципальных служащих, работникам госкорпораций, но и депутатам всех уровней, а также, подчеркнем, кандидатам на соответствующие должности.

Список подпадающих под запрет категорий чиновников момент очень широк. Президент и кандидаты в президенты там, безусловно, присутствуют.

К последним думским выборам, по инициативе правительства, было уточнено, что иметь ввиду под «иностранными финансовыми инструментами». Это не только активы, которым присвоен международный идентификационный код ценной бумаги, но и доли в капиталах зарубежных предприятий, производные финансовые инструменты, случаи, если хотя бы одна из сторон договора находится за рубежом, и даже право на доверительное управление имуществом, учрежденное в соответствии с законодательством другого государства.

Запрещено даже заключать с иностранцами кредитные договоры и договоры займа. Все это запрещено иметь также супругам чиновников и депутатов и записывать на несовершеннолетних детей.

По международным меркам, это весьма и весьма жесткие ограничения. Возможно, неоправданно жесткие, «изоляционистские», прописанные под ситуацию «осажденной крепости» (о чем ниже).

В законе четко прописано, что человек, у которого такие счета обнаружатся, либо сам подает в отставку, либо его увольняют (лишают должности) на основании утраты доверия с занесением в соответствующий реестр. Что и с какого момента делать именно с кандидатами на выборные должности, данный закон, правда, в плане процедуры четко не прописывает. В этом смысле у кандидата в президенты Грудинина есть некий шанс на то, чтобы остаться в избирательной гонке, который мы оценивать не станем, поскольку полагаем, что решение по нему, в конечном итоге, будет носить политический характер.

Безотносительно к Грудинину и его счетам стоит также отметить, что уже в момент принятия вышеупомянутого закона некоторые возражали против излишней жесткости его в отношении именно выборных лиц. Тех же депутатов, даже муниципальных, например, от которых требуют отрешиться от соответствующих активов уже на стадии выдвижения на выборы. Притом, что никакой гарантии победы на них ни у кого ведь нет!

Это заранее отсекает от политического процесса большую категорию предпринимателей и вообще лиц, успешно ведущих деятельность не только в России, но и за ее пределами. Сторонники более гибкого подхода говорили, что куда логичнее было бы пресекать возможные «конфликты интересов» и наличие «интересов за рубежом» уже после того, как человек избран на должность.

К примеру, в свое время миллиардер Михаил Прохоров отказался от идеи выдвигаться на пост мэра Москвы после соответствующих разъяснений ЦИК, решив, что ради просто участия в выборах – «побежать, чтобы согреться» — в такой «гонке» ему не с руки продавать весь свой успешный бизнес в части иностранных активов.

Логичнее было бы, чтобы все же избиратели решали, является ли наличие «иностранных финансовых инструментов» для данного кандидата негативным фактором или нет. Куда важнее, чтобы они были задекларированы и с них, как и с активов российских, формально часто записанных на какие то непонятные «живопырки» (а чем такие схемы «патриотичнее»?), были уплачены налоги.

Столь жестких ограничений уже на «дальних подступах» для кандидатов на выборные должности (для назначаемых чиновников в исполнительной власти такие ограничения еще понятны и оправданы) нет во многих странах развитой демократии. Достаточно как раз задекларировать свои доходы, и пусть уже именно избиратель решает. А после выборов проблема «конфликта интересов» решается уже путем просто отказа от всякой предпринимательской деятельности – что иностранной, что «домашней».

Скажем, у противника Обамы на предыдущих выборах в США республиканца Митта Ромни были в том числе офшорные счета, он о них заявил. Такие вещи не являются в США причиной для снятия с выборов. Трамп тоже имел интересы и активы чуть ли не по всему миру, после выборов он отошел от их управления. И даже в Венесуэле тамошний лидер оппозиции Каприлес, бросивший вызов президенту Мадуро на последних выборах, являлся успешным бизнесменом с активами и счетами за границей, что не запрещено по венесуэльским законам.

Впрочем, российский закон на сегодня такой, какой он есть. А история с иностранными счетами Павла Грудинина, похоже, станет главным скандалом нынешних выборов.

Поначалу речь шла о двух его счетах, обнаружившихся после выдвижения, но до официальной регистрации кандидатом – в австрийской «дочке» Liechtensteinische Landesbank (отделение в Вене). Первой реакцией кандидата было, что он о них «забыл». Потом было сказано, что они открыты для оплаты лечения родственников. На счетах было, по поступившей в ЦИК информации, около 600 ценных бумаг. Потом, в начале января, обнаружилось, что счетов в Австрии не два, а пять. Кандидат назвал их «транзитными» (может, счета депо?). По меркам ФНС, вроде как надо декларировать расчетные банковские счета, но по закону 2013 года, все остальные — это все равно тоже запрещенные «финансовые инструменты».

9 января Грудинин подал уточняющую декларацию в ЦИК, согласно которой выходило, что он закрыл счета в иностранном банке на сумму порядка 14,4 млн рублей и избавился от ценных бумаг совокупной номинальной стоимостью почти 7,5 млрд рублей.

Можно предположить, что промедление с закрытием австрийских счетов, теоретически, могло объясняться тем, что до 2018 года реализация ценных бумаг с поступлением средств на иностранный банковский счет даже с целью его закрытия считалась формально нарушением российского валютного законодательства. И за это полагался штраф от 75% до 100% от суммы сделки.

Любопытно, что закон 7 мая 2013 года (со всеми его поздними поправками) эту проблему, по сути, игнорировал, требуя у держателей определенных должностей (а также от кандидатов на оные) «отчуждения» в том числе иностранных финансовых инструментов, к примеру, ценных бумаг. Получается, что требовал — в нарушение валютного законодательства, ведь в законе не додумались оговорить исключения на сей счет.

Лишь с этого года при соблюдении определенных, оговоренных Минфином условий, такие операции вроде как разрешены (правовой практики и опыта налоговой отчетности на сегодня, впрочем, по новым правилам еще нет). Однако вся штука в том, что, за очень-очень редкими исключениями, иностранные банки не практикуют такой «экзотической операции», как зачисление средств от продажи ценных бумаг сразу на российский счет, минуя иностранный, чтобы полностью удовлетворить жестким российским валютным требованиям.

То есть имея на иностранном счету, скажем, акции, Грудинин (как и те чиновники, которые строго следовали букве закона 7 мая 2013 года), не мог их продать раньше и закрыть счет, не нарушая валютного законодательства.

Хотя все равно остается вопрос, платил ли Грудинин налоги с дивидендов по этим 600 ценным бумагам. Вряд ли они все были бездивидендными. Если, как он утверждал раньше, он об этих счетах забыл.

Согласно уточненной декларации Грудинина, из 600 ценных бумаг в Liechtensteinische Landesbank у него было 200 структурных нот номинальной стоимостью 13,9 млн рублей каждая, 200 еврооблигаций номинальной стоимостью 11,7 млн рублей каждая и 200 опционов такой же номинальной стоимости. Общая номинальная стоимость ценных бумаг составляла 7 млрд 492 млн рублей. Если структурные ноты еще можно представить бездивидендными, то еврооблигации без регулярных купонных выплат – решительно невозможно.

12 января Павел Грудинин был зарегистрирован кандидатом уже официально, при этом ЦИК исходил из того, что все его иностранные счета в количестве пяти штук в Австрии закрыты. И вот теперь «всплывают» более десятка счетов уже в Швейцарии. В том числе – один металлический счет в виде золота. Это тоже – «финансовый инструмент».

Данные ФНС, представленные на основании запроса швейцарцам, датированы 31 декабря прошлого года. И если КПРФ продолжит настаивать на том, что «все счета закрыты», то надо в этом случае предоставить справку об этом, датированную числами в промежутке между 1 и 11 января сего года (до регистрации кандидатом). Правда, тогда все равно остается вопрос о незадекларированном имуществе (деньгах) примерно на миллион долларов, — во столько оценивались авуары директора совхоза имени Ленина в Швейцарии. Но и его можно, не нарушая закона, решить, просто подав декларацию о доходах уже в этом году и (или) пойдя по амнистии иностранных капиталов, начавшейся 1 марта.

Сам Грудинин назвал информацию о швейцарских счетах вбросом. «Могли бы выяснить все в штабе кандидата или в ФНС России. Там находится исчерпывающая информация о закрытии всех иностранных счетов и объяснения банка о внутренних счетах, которые неизвестны клиенту», — написал он в «Фейсбуке».

Ситуация, скажем прямо, аховая. Возможно, сам кандидат понадеялся на авось и на то, что кандидата от КПРФ тронуть не посмеют. В любом случае, к такому повороту он был явно не готов.

Как не готовы оказались к нему ни те, кто выдвигал его, ни те, кто акцептовал выдвижение человека, призванного «освежить» лицо КПРФ, которое до сих ассоциировалось лишь с Зюгановым. В явной растерянности пребывает пока и Центризбирком.

Первой реакцией его представителей было – «новые факты будут преданы гласности, размещены в интернете и в плакатах, которые будут висеть на избирательных участках». С другой стороны, член ЦИК Александр Кинев вчера заявил: для кандидата в избирательной гонке наличие незакрытых счетов на момент регистрации и дезинформация по этому поводу «являются безусловным основанием для снятия», но ЦИК считает, что «вопрос должен решить Верховный суд».

Должен ли именно он решить его первым?

Обратимся к закону уже 2003 года «О выборах президента», но с поправками 2013 года. Читаем статью 84 «Основания аннулирования регистрации кандидата, отмены решения ЦИК о регистрации кандидата, об отказе в регистрации кандидата, отмены регистрации кандидата». Это может быть сделано на основе, в частности, «вновь открывшихся обстоятельств».

То есть таких, которые существовали на момент принятия решения о регистрации кандидата, но не были и не могли быть известны ЦИК. Среди таковых пункт 12 статьи 84 описывает «установления факта открытия или наличия у зарегистрированного кандидата счетов (вкладов), хранения наличных денежных средств и ценностей в иностранных банках, расположенных за пределами территории Российской Федерации, владения и (или) пользования иностранными финансовыми инструментами».

В законе о выборах президента не написано, что ЦИК именно «обязан» снять кандидата в этом случае и как быстро. Написано, что это может быть основанием для… Но не написано там также и то, что ЦИК «обязан», «может» или «должен» обращаться в Верховный суд для снятия кандидата на основании п.12 ст. 84. Тогда как в других пунктах той же статьи прописан механизм, когда ЦИК самостоятельно принимает решение (о снятии), а уже затем оно уже может быть обжаловано в Верховном суде. Значит, и в этом случае именно он и должен принимать решение?

Тут есть, конечно, простор для толкования закона в ту или иную сторону. Это уже к вопросу о том, как у нас пишутся законы: вот случился такой вот казус, сложный и политически деликатный случай. И оказалось, что четкого регламента, кто куда идет и с чем, не прописан вообще никак. В буквальном смысле закон – что дышло.

Представим себе, что любой кандидат выигрывает выборы с незакрытыми швейцарским счетами. Как быть тогда тому же ЦИК? Признавать итоги выборов или тоже ждать решения суда?

ЦИК явно не хочет делать первый ход, делегируя политическое по сути решение другим инстанциям. Все же речь о кандидате партии, по большей части приходившей второй на федеральных выборах. Видимо, сейчас бросились просчитывать политические последствия. Не будет ли массовых протестов? Хотя опасаться массового возмущения «коммунистического электората» снятием кандидата со швейцарскими счетами и золотом там же вроде как странно. Не упадет ли явка на выборы? Ведь с уходом кандидата от КПРФ интриги в них станет меньше.

Некоторые сторонники Грудинина, если его снимут с выборов, наверняка заподозрят в действиях власти «двойные стандарты»: мол, сознательно вели подкоп под «сильного кандидата». Противники же Грудинина, если его не снимут с выборов, тоже заподозрят «двойные стандарты», но уже в другом: мол, подыграли «послушной оппозиции» в лице КПРФ.

Что будет в случае, если к 7 марта у кандидата Грудинина не появится спасительной справки из швейцарского банка о закрытии всех счетов? Если ЦИК по своей инициативе тогда не снимет Грудинина и это не станет делать по своей же инициативе Верховный суд, то с иском на сей счет в тот же Верховный суд может обратиться любой из конкурентов Грудинина на выборах. А может и не обратиться. Обращение о снятии кандидата в президенты с выборов в Верховный суд должно поступить не позднее чем за 8 дней до голосования, то есть 10 марта. А решение о снятии такого кандидата Верховный суд должен принять не позже чем за пять дней до голосования, то есть 13 марта. Примет ли?

Пожалуй, в истории президентских выборов России еще не было столь деликатного момента. Который можно решить по-разному: строго следуя букве закона или обратившись к его духу, на основании политической целесообразности или на основании чисто человеческого здравого смысла. Во всех случаях результат будет разным. И во всех случаях найдутся те, кого он не устроит.

P.S. Выборы президента пройдут 18 марта. На пост президента претендуют действующий глава государства Владимир Путин (самовыдвижение), а также Сергей Бабурин (партия «Российский общенародный союз»), Павел Грудинин (КПРФ), Владимир Жириновский (ЛДПР), Ксения Собчак («Гражданская инициатива»), Максим Сурайкин («Коммунисты России»), Борис Титов (Партия роста), Григорий Явлинский («Яблоко»).

По сообщению сайта Газета.ru