Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Консенсус неизбежен — дайте только срок

Дата: 05 марта 2018 в 20:49

Консенсус неизбежен - дайте только срок

Переходный период для нежелающих платить взносы в фонд медстрахования уже не столь актуален. Объем бесплатной медпомощи населению будет конкретизирован. Граждане смогут прикрепляться к поликлиникам через ЦОНы

Почему внедрение обязательного соцмедстрахования (ОСМС) перенесли с 2020 на 2019 год? Как это отражается на имидже системы здравоохранения? Каких еще изменений ждать простым гражданам? Об этом и многом другом в эксклюзивном интервью газете «Время» председателя правления фонда обязательного медицинского страхования (ФОМС) Елены БАХМУТОВОЙ (на снимке).

— Елена Леонидовна, давайте начнем с общего вопроса: какова сейчас ситуация с переносом срока внедрения медицинского страхования с 2020 на 2019 год?
— Сейчас идет рутинная работа, связанная с формированием проекта поправок в профильное законодательство, который будет внесен в мажилис. Мы ожидаем, что это произойдет в первом полугодии этого года. Нам важно, чтобы эти поправки были приняты на законодательном уровне, и тогда с 1 января 2019 года можно будет запускать медобслуживание населения в рамках ОСМС.
— С чем связан очередной перенос срока — теперь уже в обратную сторону? В правительстве вдруг поняли, что для решения проблем, из-за которых система ОСМС не заработала с января 2018-го, хватит и года, а не двух, как было заявлено раньше? Или на то были другие причины?
— Мы как фонд готовились к вне­дрению двух пакетов (в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи (ГОБМП) и для застрахованных граждан. — ­О. А.) уже с этого года. Но потом прозвучали опасения, что есть большое количество людей, которые, возможно, не смогут заплатить за медпомощь и, соответственно, не будут иметь к ней доступ в рамках пакета медстрахования (речь в первую очередь шла о т. н. самозанятых, у которых нет постоянного дохода, но которые тем не менее должны вносить взносы в ФОМС. — О. А.). Эти опасения высказал глава государства, и они нуждались в понимании. После этого была активизирована работа со стороны Министерства труда и социальной защиты населения, а также запущена госпрограмма по цифровизации, это тоже стало катализатором для решения возможных скрытых проблем. И я думаю, когда господин ДОСАЕВ (Ерболат, вице-премьер. — О. А.) на расширенном заседании правительства вносил предложение о запуске страхового пакета медуслуг уже в следующем году, он владел достаточной информацией о ходе подготовительных работ.
— Исходя из вашего достаточно спокойного и краткого ответа, я могу сделать вывод, что ситуация с самозанятыми улучшилась настолько, что уже нет больших рисков того, что они останутся за бортом ОСМС. Но ведь 2019 год не за горами, осталось всего 10 месяцев — не так много для решения проблемы, связанной с таким большим количеством людей.
— Давайте я тогда конкретизирую свою личную точку зрения. Как мне представляется, работа по формализации самозанятых не влечет их автоматического снижения до нуля. Ни в коем случае. Мы говорим о сегментации людей на разные группы: тех, кто, по сути, является занятым, у которых есть трудовые отношения, но их по каким-то причинам официально не оформили; на людей, которые де-факто занимаются предпринимательской деятельностью, но в силу разных причин не зарегистрировались как ИП; на тех, кто относится к льготным категориям, но почему-то не числится в соответствующих базах данных. В итоге останутся те, кто не нуждается ни в адресной социальной помощи, ни в защите органов труда, — они будут страховаться самостоятельно, то есть платить пять процентов от минимальной заработной платы и получать услуги в рамках пакета ОСМС.
Наша задача — продолжать информационно-разъяснительную работу и сделать так, чтобы большое число людей, которые находятся, скажем так, в свободном полете, знали о предстоящих изменениях, понимали, как и куда платить, и могли легко это сделать.
— То есть за 10 месяцев уполномоченные органы успеют разделить самозанятых на эти группы и предпримут какие-то шаги, чтобы их легализовать?
— Такая работа уже проводилась, в первую очередь в рамках подворовых обходов. Это, конечно, была первичная информация, но она послужила основанием для чистки информационных баз. В настоящее время госорганы занимаются их интеграцией, чтобы проще было проследить за изменением статуса человека. И разбивка на эти группы, о которых я говорю, уже есть.
— Значит, есть и более коррект­ное, нежели раньше, количество самозанятых?
— По нашим данным, на текущий момент свыше двух миллионов человек должны будут страховаться самостоятельно. К их числу относятся граждане, которые временно проживают за рубежом, женщины-домохозяйки, у которых дети старше трех лет, либо просто обеспеченные люди, которые не являются ни наемными работниками, ни ИП. Однако в основном это неформально самозанятые, в том числе занятые на своем личном подворье или имеющие нелегализованные доходы.
— Изменились ли прогнозы фонда относительно того, сколько самозанятых будут платить взносы? Год назад в интервью нашей газете вы говорили, что добровольно делать взносы будут не более одного процента таких граждан.
— Наша оценка по-прежнему довольно консервативна: мы считаем, что в первый период платить будут не более пяти процентов. Но мы ожидаем, опираясь на международную практику, что за 10 лет охват может повыситься до 75 процентов. Очевидно, что и наемные работники не полностью охвачены системой медстрахования. По статистике, их 6,3 миллиона человек, по нашим же данным — только за пять миллионов наемных работников были уплачены отчисления хотя бы один раз.
— А 1,3 миллиона куда потерялись?
— Я привожу наши фактические данные на основе отчислений. Нужна совместная работа ряда государственных органов и интеграция их информационных баз.
— Сохранится ли двухлетний переходный период для незастрахованных граждан, который предусматривался изначально и благодаря которому они могли бы получать амбулаторную и экстренную помощь, даже не заплатив в фонд?
— Сейчас я не могу исчерпывающе ответить на этот вопрос, поскольку еще не подготовлен пакет поправок в законодательные акты. В действующем законодательстве такой период есть. Но, как вы знаете, сейчас идет работа по пересмотру услуг в рамках ГОБМП, и в зависимости от состава услуг оптимизированного пакета бесплатной медпомощи будет вытекать необходимость сохранения переходного периода.
На мой взгляд, переходный период уже не так важен, поскольку запуск страхового пакета откладывался, а информированность населения о системе социального медстрахования существенно повысилась.
— Какие изменения помимо переноса срока внедрения медстрахования есть в проекте поправок в закон, о котором мы говорим?
— У нас как у фонда есть определенные предложения, и мы намерены их внести.
— Вы можете их огласить?
— Пока рано, поскольку эти предложения нужно сначала обсудить в рабочих группах. Но большинство вопросов касается усовершенствования системы выбора поставщиков и оплаты их услуг, мотивационных мер, направленных на вовлечение в систему ОСМС неформально занятых граждан, уточнения льготных категорий граждан, за которых взносы будет вносить государство, а также оптимизации перечня медуслуг, которые будут входить в ГОБМП и в пакет обязательного медстрахования.
— Простые люди достаточно болезненно воспринимают новости об оптимизации пакета бесплатной медпомощи. Они думают, что вы минимизируете его настолько, что придется платить за все услуги.
— Поставлена задача определить четкие границы обязательств государства. Другими словами, необходимо привести перечень услуг в соответствие с тем, что в действительности предоставляется и обеспечено финансированием. У людей не должно складываться ощущение, что у них что-то отнимут. Наоборот, задача специально соз­данной рабочей группы состоит в том, чтобы сделать перечень медицинских услуг максимально детализированным, понятным для населения, подкрепленным адекватными тарифами и обеспеченным финансированием. Есть 300 наиболее востребованных базовых медуслуг, которые должны быть включены в ГОБМП и на бесплатной основе предоставляться всему населению.
Необходимо провести расчеты, сделать тщательный анализ с точки зрения эффективности услуг. В условиях ограниченности финансирования приоритизация услуг неизбежна.
— А что вы ответите тем, кто считает, что взносы на медстрахование — это всего лишь дополнительный налог? Бытует очень устойчивое мнение, что государство в очередной раз пытается решить проблему за наш, граждан, счет, но при этом мы как платили за медицину, так и продолжим это делать.
— Мой ответ — это и есть структурная реформа, которая уже запущена вместе с внедрением медстрахования: чтобы от декларирования бесплатных услуг (которые по факту граждане не могут получить и вынуждены платить за них сами) перейти к сбалансированной модели медпомощи, которую граждане будут реально получать бесплатно в рамках ГОБМП и по пакету ОСМС, заплатив страховые платежи. Естественно, очередность получения некоторых видов медицинской помощи сохранится, но необходимо перейти на более цивилизованный путь, как это принято во всем мире. Существует общественный консенсус: за все нужно платить — либо из бюджета, либо через страховые механизмы — для того, чтобы покрыть конкретный набор услуг.
— Вам не кажется, что очередной перенос срока внедрения ОСМС плохо отражается на имидже этой системы? Люди уже не воспринимают ее всерьез.
— Уже сегодня ФОМС администрирует 917 млрд. тенге (по факту, с учетом дополнительных средств из госбюджета, будет примерно 940 млрд. тенге к концу года), а это практически объем бесплатной медпомощи, который централизован и поднят на республиканский бюджет. Мы заключили договоры с 1390 медицинскими организациями (в их числе 43 процента частников) и уже работаем с ними по, так скажем, обновленным принципам, оплачиваем медицинские услуги в рамках ГОБМП. По сути дела, фонд уже стал стратегическим закупщиком медуслуг для населения.
Но речь идет только о тех средствах, которые выделяются из бюджета. Те платежи, которые фонд собрал и которые продолжат поступать в течение 2018 года в виде отчислений на медстрахование, пока не могут быть направлены на финансирование медицинской помощи населению — для этого необходимо ввести пакет услуг в рамках социального медицинского страхования. С запуском пакета услуг ОСМС население и здравоохранение получат дополнительное финансирование.
На мой взгляд, реформа уже запущена, идет ее поэтапное внед­рение. Глава государства в своем послании народу Казахстана подчеркнул, что необходимость перехода на систему ОСМС не вызывает сомнений.
— Вы сообщали, что желание прикрепиться к поликлинике в прошлом году изъявили 360 тысяч человек. Это много или мало?
— Если учесть, что у нас все население — 18 миллионов — прикреплено к той или иной поликлинике (правда, многие не знают, к какой именно), то 360 тысяч реализовавших свое право свободного выбора — относительно мало. Но если сравнить эту цифру с предыдущими годами, то это покажется большим количеством. Значит, разъяснительная кампания все-таки принесла результат. Я хочу, чтобы люди понимали: знать, к какой поликлинике вы прикреплены, нужно. В том числе и для того, чтобы выявлять случаи фальсификации, когда граждан без их ведома приписывают к какому-то медучреждению. Такие факты были.
— Их было много?
— Нет, это единичные случаи. К нам в фонд поступали жалобы, в которых мы разбирались. Что касается мер воздействия на такие поликлиники, то мы не стали пока расторгать с ними договоры, хотя такие намерения и были. Но если будут повторные случаи фальсификации, мы это сделаем и отнесем такие клиники к недобросовестным поставщикам медуслуг. Речь не только о частных, но и о государственных клиниках — у нас нет разницы в подходах к ним, ответственность должна быть одинаковой.
Для того чтобы упростить про­цедуру прикрепления, мы предложили внедрить такую госуслугу в ЦОНах без прямого контакта граждан с медучреждениями. Гражданин приходит в ЦОН, выбирает клинику, оставляет заявление, а сотрудник пересылает его в выбранную медорганизацию. Мы планируем, что такая услуга станет доступна во втором полугодии.
— На ваш взгляд, что сейчас можно назвать самой большой проблемой, связанной с внедрением ОСМС? Я имею в виду не только организационные моменты, но и имиджевые...
— Хотелось бы, чтобы сформировалось осознание необратимости реформы. Мы пытаемся объяснить, что она уже идет полным ходом, но не все это признают. Перенос сроков касается только запуска второго пакета услуг — в рамках социального медстрахования. За оставшийся период до конца года медицинские организации и врачи привыкнут к партнерству с фондом как со стратегическим закупщиком медуслуг населению, что облегчит работу в условиях двух пакетов медицинских услуг.
На мой взгляд, общественный консенсус — это самое главное, что способствовало бы эффективным структурным изменениям в здравоохранении.
— Консенсус в принятии реформы?
— Принятие и конструктивное отношение к ОСМС и общества в целом, и врачей. В конечном итоге в центре системы должен быть человек как потребитель медицинских услуг, тогда и будет реализована солидарная ответственность населения, государства и работодателя.

Оксана АКУЛОВА, фото Владимира ЗАИКИНА, Алматы

По сообщению сайта Общественно-политическая газета "Время"