Новости в социальных сетях

Подпишитесь на нашу группу и читайте анонсы самых интересных новостей в любимой соцальной сети

ВКонтакте Одноклассники Facebook Twitter

Арменд Даллку: «У Павлова футболисты часто валились без сил со слезами на глазах»

Дата: 23 февраля 2018 в 23:04 Категория: Новости спорта


Арменд Даллку:

Вторая часть беседы с бывшим капитаном «Ворсклы», экс-футболистом сборной Албании и одним из лучших легионеров в истории украинской Премьер-лиги. Арменд Даллку в рамках рубрики «Пятничные беседы о прошлом» рассказал о работе с Николаем Павловым и Виктором Носовым, дебюте Андрея Пятова в «Ворскле», выступлениях в еврокубках, а также составил свою символическую сборную.

Читайте также: Арменд Даллку: «Хотим организовать матч в честь 10-летия победы «Ворсклы» в Кубке Украины»

— Работа с Николаем Павловым чем запомнилась?

— Николай Петрович – человек слова. Когда он пришел, нам рассказывали, что он не любит иностранцев, что у него они мало играли. Но меня это не пугало, я знал, что если буду много работать, отдавать всего себя на тренировках, то тренер никуда не денется – он будет ставить лучших. Ни один тренер не любит проигрывать. Павлов любил дисциплину, он говорил: «Дисциплина бьет класс». Хорошо запомнил эти слова, это действительно так. Мы отбирали очки у «Шахтера», «Динамо», «Днепра» и «Металлиста», которые объективно были сильнее нас. Все благодаря дисциплине.

Конечно, тренировочный процесс у Павлова был тяжелым. Постоянные тесты, сборы в Ялте, царская тропа. Но я никогда этого не боялся, потому что был готов. Когда уезжал в отпуск, не давал себя покоя, работал индивидуально. Мог себе позволить отдохнуть два-три дня, но потом принимался за работу.

— Какой тест был самым сложным на сборах у Николая Петровича?

— Все были непростыми, футболисты часто валились без сил со слезами на глазах. Но мне родители передали хорошие гены, я всегда отличался физической силой. Для меня особых проблем не было. Кому-то было сложно бежать «7 по 50», кому-то «5 по 300», кому-то тест Купера или тропу. Я просто себя настраивал на работу, говорил себе, что в любом случае нужно это делать.

— Николай Павлов премировал тех, кто прибегал первым, и штрафовал тех, кто финишировал последним. Вы премии получали?

— Много раз получал премию! Каждый год выходила неплохая сумма, потому что показывал один из лучших результатов. У Павлова была схема, согласно которой ты должен был улучшать свой результат регулярно. Если ты год назад показал один результат, а сейчас улучшил его, но при этом тебя кто-то обогнал, ты все равно в плюсе. В последние годы мне уже было сложно улучшить свои показатели, ведь попросту не было возможности! Николай Петрович говорил, что уже некуда улучшать. Поэтому я остался на своем уровне.

— Николай Павлов держал все под контролем. Можно было что-то утаить от него?

— Когда ты живешь в таком маленьком городе как Полтава, это сделать тяжело. Я всем молодым футболистам говорил, что, если ты что-то хочешь сделать, не скрывай. Рано или поздно все узнают, а тем более главный тренер. У него везде есть связи в городе. Поэтому если хочешь погулять, расслабиться когда-то, раз ведь можно, лучше подойти и сказать об этом. Николай Петрович не откажет. Многие футболисты обжигались на этом, не верили мне, а потом приходили и говорили: «Да, Арменд, нужно было сделать так, как ты советовал».

— Вы пришли в «Ворсклу» тогда, когда полтавчан возглавлял Виктор Носов. Что можете рассказать об этом тренере?

— Виктор Носов – это гений футбола. Я до сих пор еще не встречал тренера, который знал бы футбол настолько глубоко. К сожалению, у него не было такого подбора футболистов, как при Петровиче. Тогда команда боролась за выживание. Он знал, как выжать максимум из тех футболистов, которые были в его распоряжении.

Первые подготовительные сборы с «Ворсклой» я провел в Турции, старался доказать, что умею играть в футбол, желание завоевать место в составе зашкаливало. Я бегал как сумасшедший, где был мяч, туда стремился и я. В итоге, Носов вызвал меня к себе и говорит: «Все, Арменд, для тебя тренировка закончилась на сегодня». Я в недоумении, думал это ошибка какая-то. Язык на тот момент я еще не знал, через переводчика спросил, почему тренер принял такое решение. А он говорит, мол, ты слишком много бегаешь, ты устал, а у нас через два дня игра. Нужна пауза. Виктор Носов чувствовал, что нужно футболисту в той или иной ситуации.

— Совсем молодой Андрей Пятов играл вместе с вами. Могли представить, что в будущем это будет первый номер сборной Украины?

— Тогда нашим основным вратарем был Сергей Долганский, а я вам расскажу, как Андрей начал играть. Мы были на сборах в Турции, Долганский сломал палец в последнем спарринге, а у нас уже вот-вот начинался чемпионат. Вторым вратарем был Пятов, молодой парень, кучерявый такой. Мы постоянно смеялись над ним. Носов вызвал его к себе и говорит: «Давай, Андрей, будешь защищать ворота «Ворсклы», другого выхода нет». Пятов зацепился за свой шанс, смог отыграть отличные полгода, а затем получил предложение от «Шахтера». Я очень рад за него, он талантливый, работоспособный парень. Смог выйти на такой высокий уровень и не дает даже минимального шанса своим конкурентам. Горжусь, что я играл с ним. Когда смотрю матчи «Шахтера» в Лиге чемпионов, всегда говорю, что с этим футболистом мы играли вместе.

— Ответный матч с «Жилиной» – самая большая трагедия в вашей футбольной жизни?

— Да, без сомнений. Не только для меня, но и для «Ворсклы», Полтавы и, возможно, украинского футбола. Тяжело было пережить тот вылет из еврокубков. Вы помните, мы уступили в Словакии 0-2, но в Полтаве смогли сравнять счет в самой концовке встречи, а в дополнительное время забили третий мяч. Сколько у нас потом было моментов! Могли ведь закрыть вопрос, забить четвертый мяч. Но вместо этого мы пропустили за несколько секунд до финального свистка. Для меня лично это было очень больно, ведь учитывая то, что я собирался уходить, больше подобных матчей в моей карьере могло не быть. Был шанс сыграть еще несколько матчей высокого европейского уровня, поехать на какой-то легендарный стадион. Но это жизнь, мы все вместе пережили это. Понимали, что нужно продолжать играть в чемпионате, двигаться вперед.

— Тем не менее, в вашей карьере были большие матчи. Вы играли с «Бенфикой», «Копенгагеном», «Ганновером», «Стандардом«…

— Тогда у нас была хорошая команда, но без опыта. А как вы знаете, в еврокубках опыт – очень важная штука. Мы играли с европейскими командами, понимали, что по уровню игры мы не так далеко от них, но все решали детали. Это и есть опыт.

— Самый удивительный футболист, которого вы встречали в «Ворскле»?

— Конечно, это Александр Рыкун. Он был у нас не долго, но запомнился. Ему Бог дал все, это светлая голова, он все умел, но тренироваться не хотел. Николай Петрович с помощниками заставлял, ставил к нему надзирателя, чтобы следил за ним. Требовал, чтобы Саша сбрасывал вес, индивидуально работал. Создавал ему все условия. Любым способом старался его оставить в футболе. Вообще Павлов не долго терпел футболистов, если что не так – сразу отправлял. Но Рыкуна он любил, всеми силами старался его реабилитировать в футболе. Но не получилось. Это самый уникальный футболист для меня.

— Назовите футболиста, который был невероятно талантлив, но так и не смог раскрыть свой потенциал.

— Олег Баранник, у него все было от Бога. Любой ногой играл, бежал здорово, головой умел сыграть. Но как его тренеры не заставляли, не получалось ни у кого с ним работать. Он должен был быть звездой украинского футбола, но сейчас, насколько я знаю, вовсе сидит без команды. Когда я вижу подобных футболистов, не понимаю, как такое может быть. У меня не было таких данных, я не был техничным. Но я имел огромное желание! Не понимаю, как можно не пользоваться тем, что тебе дает Бог. Олежка был безумно талантливым футболистом, жалко, что его карьера так и не сложилась.

— А кто самый грязный и грубый футболист УПЛ?

— Было неприятно с Николой Калиничем из «Днепра». Милевский колючий. Это очень хитрый футболист, я старался играть жестко, но аккуратно, потому что любой толчок с моей стороны был чреват.

— Вы 11 лет провели в Украине. Кто был самым ярким футболистом УПЛ за этот период?

— Назову три фамилии, это игроки «Шахтера». Виллиан, мы даже шутили с ребятами, что он не дает даже прикоснуться к себе, очень быстрый футболист, вовремя отдает пас. Генрих Мхитарян, сами видите, где он сейчас играет. Еще Дарио Срна, это легенда не только «Шахтера», но и всего украинского футбола. Дай Бог, он еще вернется в футбол и у него все будет хорошо. Еще бы отметил Алекса Тейшейру, не зря за него «Шахтер» получил такие огромные деньги.

— Вы говорили, что в свое время вас звали в «Галатасарай». А в Украине предложения были?

— Были, даже не раз. Но я всегда сразу же отказывался, даже не думал. В «Ворскле» меня все устраивало. Открою секрет: денежные вопросы мы всегда решали с президентом вместе. Он говорил: «Называй цифру, все будет так, как ты хочешь». Так что я мог позволить себе самому прописывать условия контракта. Всегда в «Ворскле» у меня было все хорошо.

Представители «Галатасарая» приезжали в Турцию, когда мы были на сборах. В моем контракте тогда был пункт, согласно которого я мог уйти в какой-то клуб, если за меня заплатят определенную сумму. Турки готовы были заплатить эти деньги за меня. Мне позвонил наш покойный президент Олег Бабаев и сказал: «Арменд, подумай, мы поступим так, как хочешь ты». Я сразу отказался, чем поверг в шок «Галатасарай». Их представителю я сказал на турецком языке, что главное – не деньги, а то, что в Полтаве мне и моей семье комфортно.

— Клуб, который интересовался Вами в Украине, назовете?

— Уже прошло время, поэтому не буду. Это будет не очень красиво.

— Самая большая премия, которую вы получили – за победу в Кубке?

— Бывало и больше, в матчах чемпионата.

— Давайте составим символическую сборную футболистов, с которыми Арменд Даллку когда-то играл.

— Давайте попробуем, начнем с вратаря. При всем уважении к Пятову, выберу Сергея Долганского. Это мой капитан, я его очень уважаю. Это очень достойный человек, с которого я всегда старался брать пример. Он в 38 лет играл в футбол, всегда был лидером. Правым защитником назову Григория Ярмаша, очень порядочный человек, работоспособный футболист. Он всегда отдавал все силы на поле, никогда не опускал руки и бежал до конца. Рад, что он многого добился в «Ворскле», а потом еще поиграл и в «Заре». В центральной зоне выберу двух игроков, с которыми я играл в сборной Албании – Лорик Цана и Бесник Хаси. Эта пара центрбеков много помогла нашей сборной, с ними было легко. Левым защитником назову Алтина Хаджи, мы с ним тоже в сборной играли. Он провел большую часть карьеры в Болгарии, а я ему всегда говорил, что он очень рано родился. Сейчас бы он мог играть в топ-клубе. Талантливый футболист с сумасшедшей скоростью и великолепной левой ногой.

— Перейдем к полузащитникам…

— В опорной зоне у меня будет играть Дебатик Цурри, несмотря на то, что он играл часто левого защитника. Он в юности играл на этой позиции и сейчас в «Приштине» тоже действует в этом амплуа. Дебатик здорово видит поле, дает большой объем. Мне всегда нравилось, как он играет. Если не ошибаюсь, больше него в футболке «Ворсклы» забил только один футболист. Еще назову Олега Красноперова, выполнял огромный объем работы. Даже в сборную его вызывали! Очень приятно было с ним играть, а когда он какие-то матчи пропускал, всегда было непонятное ощущение. С ним было спокойно. Он умел задавать темп.

Слева в средней линии выберу Мурати, у них была отличная связка в сборной с Хаджи. Всегда восхищался игрой этого футболиста, он поиграл в ПСЖ. Рад, что провел несколько матчей с ним, он тоже был примером для меня. Несмотря на возраст, он даже в 34-35 лет отдавал всего себя сборной и очень любил свою страну. Мурати всегда давал нужные советы молодым и знал, когда нужно уступить им дорогу.

Справа, нужно хорошо подумать… Назову Дениса Кулакова. Мы вместе играли на фланге, у нас была хорошая связка. Помню, сколько мы доставили неприятностей соперникам. У Петровича было такое требование – нужно было обязательно выполнять по десять забеганий за матч. Если не выполняли – штраф. Так мы с первых минут собирали эти забегания. Я пасую Кулакову на два метра, начинаю забегать, он делает то же самое, чтобы увеличить количество забеганий (смеется, — прим. авт.).

Еще одним хавбеком выберу Йована Маркоски. Несмотря на то, что я из Косово, а он – серб, для меня это никогда не было проблемой. В футболе один язык, одна вера, мы боролись за общий успех. Я всегда помогал ему, чем мог. Многим своим успехам «Ворскла» благодарна Йовану.

— Теперь выберем нападающих…

— Назову две фамилии – то Алтын Буши и Эрион Богдани. Первый отлично понимал футбол. Буши не был скоростным футболистом, но знал, куда нужно идти, где подставить голову или ногу. Умел забивать голы как никто. Я не понимал, как так легко можно забивать мячи. Это от Бога. Богдани был работоспособным футболистом, не похожим на Буши. Ему голы давались тяжелее, но желание у него было запредельным. Не зря ведь он поиграл в Серии А. А еще Эрион отличался юмором.

Читайте также: Четвертый лишний: кто не попадет в «шестерку» сильнейших УПЛ?

По сообщению сайта FootBoom

Поделитесь новостью с друзьями