«Легче не стало»: как российские регионы добиваются от Москвы независимости

Дата: 17 февраля 2018 в 13:17

По сообщению сайта BBC Russian

На инвестиционном форуме в Сочи главы субъектов опять пытались выбить себе больше самостоятельности и больше денег. Более того, регионы просят дать им больше свободы в налоговых вопросах. Но судя по ответам федеральных чиновников, вопрос об этом закрыт — иначе Россия станет не федерацией, а «почти конфедерацией».

Фраза «денег нет» звучала на инвестиционном форуме в Сочи в этом году чаще всего. Чиновники говорили регионам, что ресурсов в стране больше нет. Федеральный центр объяснял губернаторам, что надо обсуждать не перераспределение налогов, а то, как лучше распорядиться выделенными Москвой дотациями и грантами.

«Нужен ли в России налоговый федерализм?» — спросил глава комиссии Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров у главы Счетной палаты Татьяны Голиковой и министра финансов Антона Силуанова на одной из сессий инвестиционного форума. Он отметил, что льготы по налогам, которые могли бы давать регионам, — это единственный способ для субъектов конкурировать за инвестора.

Безусловно, нужно двигаться в сторону регионов, ответила Голикова, но здесь, по ее словам, чрезвычайно важно «не разрушить единое экономическое пространство».

«Если мы предоставим абсолютную свободу субъектам Российской Федерации, то нам будет очень трудно собрать то, что мы так долго собирали, — сказала глава Счетной палаты. — Вы помните известную фразу Бориса Николаевича [Ельцина]: «Берите суверенитета столько, сколько унесете» (на самом деле Ельцин сказал: «Берите столько суверенитета,сколько сможете проглотить». — Би-би-си).

«Это привело к тем последствиям, которые мы преодолевали достаточно большое количество времени», — добавила Голикова.

Губернатор Рязанской области Николай Любимов тем не менее попросил больше свободы в налоговых вопросах. Он предложил дать регионам возможность самим определять механизмы, по которым взимаются региональные и местные налоги.

Также он попросил отменить практику, при которой льготы по региональным и местным налогам устанавливаются на федеральном уровне. «Ну нельзя этого делать. Надо всю эту ситуацию в корне изменить, — говорил рязанский губернатор. — Мы связаны по рукам и ногам и не можем конкурировать за инвестора».

Силуанов предложил не путать налоговый федерализм с «вольницей». По его мнению, должен быть четко фиксированный список сборов, которые регионы могут у себя вводить по желанию.

Губернатор Иркутской области Сергей Левченко заявил, что с точки зрения межбюджетного за последние несколько лет было сделано много. Но легче, по его словам, не стало. «Ни на сколько», — подчеркнул он.

Левченко рассказал, что по соглашению с минфином субъекту нельзя увеличивать расходы. «Но как это можно сделать?» — спросил он у аудитории. Губернатор рассказал, сколько во вверенном ему регионе построено и отремонтировано школ, больниц, детских садов и прочих социальных объектов, сколько надо потратить на повышение зарплат бюджетникам по майским указам президента, сколько надо потратить на северные надбавки.

«Чтобы удовлетворить все условия, мы должны увеличить доходную часть на 12%. Насколько это реально? 12% — это практически невозможно», — завершил свое выступление Левченко.

По словам Левченко, в 2015 году Иркутская область передала в федеральный бюджет 94 млрд рублей, а в 2017-м — уже 180 млрд. У регионов должна быть система, которая стимулировала бы повышать налоговую базу, настаивал он.

Нужно учитывать специфику каждого региона, заявил исполняющий обязанности губернатора Красноярского края Александр Усс. «Когда мы подтягиваем в соответствии с [майским] указами зарплаты бюджетников, то мы несем очень большие расходы, нехарактерные для многих других соседей».

«Но это совершенно другая федерация», — возмутился вице-премьер Дмитрий Козак, который курирует в правительстве вопросы, связанные с региональной политикой. По его словам, члены Совета Федерации, к примеру, постоянно говорят о необходимости распределять доходы между Москвой и регионами 50 на 50, и многие губернаторы подходили к нему лично и об этом тоже просили.

«Если мы решим по-другому действовать, это чуть ли не другое государственное устройство. Когда все доходы зачисляются в региональный бюджет и половина, если [применять схему] 50 на 50, отчисляется в федеральный бюджет — это другая федерация, другой принцип. Это почти конфедерация» — объяснял Козак позицию федералов.

С этого года Москва уже изменила финансовые отношения с регионами. В частности, с этого года стартовала программа реструктуризации долгов регионов перед федеральным бюджетом. О ней президент России Владимир Путин заявил осенью прошлого года. Она предполагает, что в первые два года регионы смогут погашать только 5% долга в год. Это, говорил Путин, высвободит для регионов больше 420 млрд руб. А после 2020 года платеж составит по 10% ежегодно вплоть до 2029 года.

Это программа реструктуризации стала заменой сверхдешевым бюджетным кредитам (ставка 0,1% годовых), которые центр перестает выдавать с 2018 года. Всего на 1 января 2018 года регионы получили таких дешевых кредитов чуть более 1 трлн рублей.

Этими бюджетными кредитами Москва несколько лет подряд пыталась заместить дорогие банковские кредиты, которые они взяли в предыдущие годы под высокие ставки (в среднем 9% по состоянию на осень прошлого года). Регионы были вынуждены влезать в долги, чтобы в том числе, выполнить майские указы президента, предполагающие рост социальных обязательств — таких как повышение зарплат бюджетников. Таких кредитов на 1 января 2018 года регионы набрали на 667 млрд рублей.

В итоге в 2017 году ситуация улучшилась — впервые в истории современной России сократился консолидированный долг регионов (на 1,5%), говорит Владимир Редькин, старший директор аналитической группы по международным региональным финансам Fitch Ratings.

Но получается так, что дешевые деньги не дают регионам гибкости в управлении своими финансами.

«По нашим оценкам, доля доходов регионов, регулируемых федеральным правительством, составляет более 95% совокупных доходов бюджетов, то есть, по сути, все налоговые решения принимаются в центре», — говорит ведущий аналитик S&P Екатерина Кенель-Новикова.

Контроль за финансами регионов ужесточается, что неудивительно в условиях сложившейся централизации институтов в России, добавляет ведущий аналитик по российским регионам Moody's Владлен Кузнецов.

Кроме того, помощь «дешевыми кредитами» не спасла самые закредитованные субъекты. Например, в Хакасии и Костромской области было введено казначейское сопровождение — фактически внешнее управление минфина. Это новая мера, которая ранее не применялась.

Самый большой долг — 200% ВРП — у Мордовии, но ей пока удалось избежать внешнего управления. Директор региональной программы независимого института социальной политики Наталья Зубаревич связывала это с тем, что в столице Мордовии будут проводиться матчи ЧМ-2018 по футболу.