Facebook |  ВКонтакте | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Как украинки вынашивают чужих детей

Дата: 13 февраля 2018 в 19:17

Украина превращается в один из мировых центров суррогатного материнства — особенно после того, как в Индии запретили иностранцам использовать услуги местных суррогатных матерей. Причина запрета — частые случаи эксплуатации женщин из бедных семей. BBC попыталась разобраться, с какими рисками сталкиваются суррогатные матери в Украине.

В 18 лет Анна впервые узнала о суррогатном материнстве из телепрограммы. Девушка жила и училась в городе Каменец-Подольский. Ее семья, по местным меркам, была довольно обеспеченной.

Но ей хотелось от жизни большего: собственный автомобиль, дом, дорогие вещи. Суррогатное материнство показалось Анне, студентке местного техникума, шансом получить все это.

Но для участия в программе нужно было соблюсти определённое условие: у суррогатной матери, согласно украинскому законодательству, должен быть собственный ребёнок. Это снижает вероятность того, что у нее возникнет сильная привязанность к малышу, которого женщина вынашивает для других родителей.

Через несколько лет Анна родила собственного ребенка и снова вспомнила о суррогатном материнстве.

Работая администратором в местной гостинице, Анна зарабатывала 200 долларов в месяц. За услуги суррогатной матери для супружеской пары из Словении она в свои 22 года получила 20 000 долларов. В эту сумму входила плата за работу и другие сопутствующие расходы.

«Моя мама меня поддержала, близкие друзья также отнеслись с пониманием. Благодаря этому все прошло хорошо и довольно легко», — рассказывает Анна.

В случае с Анной всё прошло успешно, но так было не со всеми женщинами, согласившимися на участие в программе суррогатного материнства в этой же клинике. У некоторых возникли осложнения во время беременности, которые вовремя не лечили, состояние здоровья кандидаток проверяли недостаточно тщательно, из-за чего впоследствии возникали проблемы.

«Те суррогатные матери, которые думают только о деньгах, то есть как побольше заработать, часто соглашаются на самые плохие условия. В результате их права менее защищены», — объясняет менеджер клиники «Мини-ЭКО центр» Антон Козлов.

Сейчас Анна готовится потратить еще один год своей жизни на то, чтобы снова стать суррогатной мамой — в этот раз для пары из Японии. Клинику для родов женщина выбирала с особой тщательностью, проводя целые дни на специализированных интернет-форумах.

Анна уволилась с работы и пока отложила планы дальнейшего обучения или развития карьеры.

Ее цель — купить дом для себя и своего ребенка. Первый «суррогатный» гонорар она потратила на ремонт в доме, в котором сейчас живет с родителями.

Если все пойдет по плану, к 24 годам она станет мамой троих детей: одного своего и двоих, рожденных для других биологических родителей.

Близкая родственница Анны, учитывая ее опыт, также готовится стать суррогатной мамой.

Антон Козлов рассказывает, что его клиника почти каждый день получает запросы от пар из Китая. Ранее они искали суррогатных матерей преимущественно в Таиланде.

Но и там коммерческое суррогатное материнство запретили. А вот в Украине оно не просто разрешено — здесь, благодаря либеральному законодательству и качественной медицине, для его развития создаются самые благоприятные условия.

К этому стоит добавить гораздо более низкие цены на эту услугу, чем, например, в США, где коммерческое суррогатное материнство также было легализовано.

«Права женщины, являющейся суррогатной мамой, ни в коем случае не должны нарушаться. Они должны гарантироваться абсолютно на том же уровне, что и права суррогатных родителей. Впрочем, довольно часто считают, что тот, кто платит, тот и музыку заказывает», — отмечает Марина Легенька, юрист ОО «Ла Страда».

В последние годы психологи и юристы этой общественной организации получают ежегодно около 15-20 обращений от суррогатных матерей с просьбой помочь им.

Клиники репродуктивных технологий отправляют некоторых женщин на консультацию к психологу. Но, как рассказывают сами суррогатные мамы, не все из них проходили такие собеседования.

Марина Легенька советует кандидаткам на участие в программах суррогатного материнства крайне внимательно изучать свои контракты. Убедиться, что их права прописаны четко и детально, в том числе оплата при выкидыше.

Какой должна быть роль государства в этом процессе? BBC Украина дважды обращалась с запросами в министерство здравоохранения.

В частности, интересовалась, проводились ли какие-либо проверки клиник и расследования случаев, когда права суррогатных матерей или медицинские стандартты нарушались. Однако никакого ответа не последовало.

Председатель парламентского комитета по вопросам здравоохранения Ольга Богомолец в комментарии BBC заявила, что в настоящее время «суррогатное материнство фактически находится вне контроля государства».

Это чревато, по ее словам, возникновением ситуаций, когда суррогатная мама может отказаться отдавать ребенка, а родители могут не захотеть его забирать.

«Также может иметь место шантаж прерыванием беременности ... В украинском законодательстве не в полной мере урегулированы вопросы ответственности суррогатной матери за предоставление ложной информации о состоянии своего здоровья, за аборт, за действия, которые могут привести к увечью ребенка», — добавляет Ольга Богомолец.

Ответственность за урегулирование этих вопросов депутат возлагает на министерство здравоохранения.

Суррогатное материнство в Украине сегодня работает следующим образом:

Как сказать родным и друзьям о том, что вынашиваешь чужого ребенка? Такой вопрос задает себе едва ли не каждая суррогатная мама.

В коридоре киевской клиники «Илая» перед очередным медицинским осмотром свою историю рассказывает Татьяна. В марте она родит ребенка для испанской супружеской пары. Ей 29 лет.

«Я живу в небольшом поселке в Харьковской области. У меня своих трое детей, муж есть. Хочу, чтобы они ни в чем не нуждались. Я живу с мамой, но ей не сказала, куда уехала. Для нее — я просто на заработках в Киеве», — говорит Татьяна.

«Я слышу, как ребенок в утробе двигается, разговариваю с ним, но подсознательно ощущаю, что это не мой малыш», — добавляет женщина.

С 32-й недели клиника снимает для суррогатных мам квартиры в Киеве, где они живут до родов.

История Татьяны в определенной степени типична. Многие суррогатные матери приезжают из деревень и небольших поселков. Часто это — одинокие матери, воспитывающие детей самостоятельно. Если есть мужья, то те, как правило, соглашаются на участие жены в подобной программе.

Проблемы чаще возникают с родителями и ближайшим окружением. От них беременность стараются скрыть.

30-летняя Яна — также суррогатная мама. Несколько месяцев назад она родила ребенка. Рассказывает, что вынуждена была на 32-й неделе беременности уехать из своего городка, чтобы не привлекать внимание.

Яна признает, что невозможно совсем избежать эмоциональной связи с ребенком других родителей, которого вынашиваешь под сердцем.

«Это надо быть совсем уж черствым человеком, чтобы не испытывать к ребёнку трепетных чувств. Но когда видишь радость и улыбки биологических родителей, понимаешь, что все закончилось. Ты убеждаешься, что с ребенком все хорошо, и родители счастливы», — рассказывает Яна.

Когда вернулась к собственной дочери, которая ждала ее дома, осознала: вот ради кого она все это терпела.

То, что украинские женщины все чаще решаются на суррогатное материнство, — тревожный сигнал для страны, убеждена Ольга Богомолец.

«Сегодня из-за стремительного падения уровня жизни украинки ищут любые возможности заработать деньги. На то, что правительство улучшит экономическую ситуацию в стране, они уже не рассчитывают», — убеждена политик.

С другой стороны, суррогатное материнство — это ценный шанс стать родителями для многих супружеских пар: как иностранных, так и украинских.

«Ты понимаешь, что ты еще и делишься своим счастьем быть матерью с теми, кто его не испытал, и при других обстоятельствах не смог бы», — говорит Яна.

Анна испытала похожие ощущения — словенские родители ребенка, которого она выносила, назвали его «самым важным человеком в их жизни».

Они до сих пор общаются, пересылают друг другу фотографии своих детей. Супружеская пара из Словении регулярно присылает подарки Анне и ее семье.

«Когда родители плачут и благодарят тебя, ты чувствуешь, как много для них сделала», — говорит Анна.

На следующий день после нашего разговора она подпишет свой новый договор суррогатного материнства.

Сегодня ее планы на будущее связаны именно с суррогатным материнством.

Спрос на него будет расти, считают специалисты в этой области.

Агенты, менеджеры и врачи, работающие в этой сфере, утверждают: пока украинские клиники имеют достаточно ресурсов, чтобы удовлетворить растущий спрос.

В то же время существует опасность, что «конвейерный» подход к делу будет побуждать ставить финансовые интересы выше благополучия и здоровья суррогатных матерей.

Именно эти тенденции и привели к тому, что многие страны мира ограничили или запретили коммерческое суррогатное материнство.

Фото Эда Рама

Все имена суррогатных матерей изменены

По сообщению сайта BBC Russian