Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Доклад Совета Европы: как в России нарушаются права беременных

Дата: 05 декабря 2017 в 10:17

Женщины в России часто сталкиваются с неэтичным поведением врачей при гинекологических осмотрах, во время ведения, а также прерывания беременности, говорится в докладе Совета Европы.

Доклад был подготовлен комиссаром СЕ по правам человека Нилом Муйжниексом и посвящен сексуальному и репродуктивному здоровью и правам женщин в Европе. Россия фигурирует в главах доклада, посвященных ограничению доступа к абортам и медицинскому насилию при родах.

В последние годы Россия и некоторые другие члены Совета Европы, в частности, Армения и Грузия, приняли законы, цель которых — максимально снизить доступность абортов. В большинстве случаев речь идет о законодательном введении так называемого «периода тишины», необходимости ждать несколько дней до получения направления на аборт, и обязательной консультации психолога.

В 2012 году в России законом было закреплено право врача по своему усмотрению отказаться от искусственного прерывания беременности, введена «неделя тишины» и обязательная предварительная консультация у психолога или соцработника.

Приказ минздрава предписал врачам, проводящим женщинам УЗИ, включать звук, чтобы пациентка могла услышать сердцебиение плода, и демонстрировать женщинам его изображение. По словам чиновников, это делается «в целях сохранения беременности».

Наконец, в декабре 2017 года вступило в силу обязательное лицензирование клиник, проводящих аборты. Кроме того, в регионах России распространена практика акций по временным отказам от абортов на один или несколько дней.

При этом минздрав не учитывает мнение большинства россиян, которые в опросах высказываются против вмешательства государства в планирование семьи и считают, что аборт должен проводиться бесплатно — в рамках системы обязательного медицинского страхования.

Инициатива вывести аборты из системы ОМС, принадлежавшая в том числе сенатору Елене Мизулиной, дошла до первого чтения в Госдуме, но законопроект не одобрило правительство, посчитав, что ограничение может привести к росту числа процедур вне медицинских учреждений, а это, в свою очередь, угрожает жизни и здоровью женщин.

Однако, как указано в докладе Совета Европы по правам человека, в целом отношение государственных органов к абортам в России можно отразить цитатой из методического письма минздрава «Психологическое доабортное консультирование» от 2010 года, в котором говорится, что аборт — это «убийство живого ребенка».

В России очень часто медицинский персонал относится к беременным женщинам неуважительно — во время гинекологических осмотров, родов и при сообщении плохих, с медицинской точки зрения, новостей, говорится в докладе. Составители документа ссылаются на пример Евгении Коноваловой, которая обратилась в ЕСПЧ с жалобой на действия врачей петербургской Военно-медицинской академии, куда ее со схватками доставила скорая. В феврале 2015 года решение Европейского суда по правам человека по её иску вступило в силу.

Коновалову привезли в академию и вручили буклет, в котором, в частности, пациентов просили «уважать тот факт, что оказание медицинской помощи осуществляется вместе с обучением студентов, специализирующихся на акушерстве и гинекологии», следовательно, «все пациенты участвуют в процессе обучения».

Из-за осложнений Евгения Коновалова какое-то время находилась в медикаментозном сне — врачи пытались отложить роды. По словам женщины, на следующий день, когда врачи позволили ей рожать, в палату зашли студенты, которые наблюдали за процессом и, судя по всему, заранее получили информацию обо всех осложнениях.

В ответ на жалобу, которую Коновалова подала после родов, больница заключила: «Студенты-медики четвертого курса присутствовали в родовом отделении во время [родов заявителя]. Это никак не могло негативно повлиять на исход родов. Процессом руководил глава родильного отделения. При поступлении [заявителя] уведомили о возможном присутствии посторонних во время родов. Врачи-акушеры намеренно не откладывали срок родов. Лечение проводилось в интересах матери и плода в соответствии с конкретными обстоятельствами».

После безуспешных попыток добиться компенсации от различных российских инстанций Коновалова обратилась в Страсбург, и ЕСПЧ присудил ей компенсацию в размере пяти тысяч евро. Судьи постановили, что женщине должно быть гарантировано право принимать решения во время родов, а врачи обязаны информировать о своих действиях.

В докладе особо подчеркивается, что женщин часто лишают права на принятие решений: врачи просто не дают им необходимой информации и решают за них сами.

В этом году в России заговорили об этих проблемах после выхода автобиографической книги журналистки Анны Старобинец «Посмотри на него» о вынужденном прерывании беременности на позднем сроке по медицинским показаниям. Автор в том числе вспоминает, как врач-специалист по УЗИ во время исследования, в ходе которого она узнала о серьезной патологии плода, пригласил в кабинет пятнадцать студентов, не спросив у нее разрешения. Трагическую новость он сообщил без церемоний, прибавив: «Мы такими вещами не занимаемся».

Врач-гинеколог из Москвы Нона Овсепян рассказала Русской службе Би-би-си, что врач, приглашающий студентов присутствовать при той или иной процедуре, должен всегда спрашивать согласия пациентки, и пациент имеет право отказаться. «Но если учреждение имеет в своем названии слово «клинический», это означает, что в стенах этой больницы находятся клинические базы различных кафедр. Пациенты, поступая, должны это знать. Если пациент в сознании, он имеет право отказаться. Но если пациент не в сознании, все происходит на клинической базе, врач имеет все права пригласить студентов. А если запретить такую практику, как молодые врачи будут учиться?» — так прокомментировала современные российские нормы гинеколог.

В докладе комиссара Совета Европы по правам человека отмечается, что неспособность обеспечить адекватные стандарты ухода и уважения прав и достоинства женщин — проблема многих европейских стран. Женщины сталкиваются с оскорблениями со стороны медиков, им отказывают в обезболивании, лишают еды и воды во время родов.

В сообществе «Насилие в родах» в российской соцсети «ВКонтакте» женщины делятся своими историями об оскорблениях и издевательствах со стороны врачей в роддомах: как медики срывались на них, угрожали, в прямом смысле выталкивали из палаты их мужей.

Вот типичные рассказы из этой группы: «[Говорили:] что ты стонешь, успокойся уже, все рожают, как люди, а ты…», «Хватит стонать, надоела уже», «О… ,опять от нерусского родила, что же вы, девочки, не с русскими-то в постель ложитесь?» Не давали пить, есть, прокололи пузырь, чтобы ускорить процесс. Девочки бегают в родовое кресло с головой ребенка между ног и с этой жуткой болью, которая перед родами такая сильная, что теряешь сознание».

На необходимость менять поведение медицинского персонала, общающегося с беременными женщинами, указывают и сами российские врачи.

«Для пациентки критерием нашего профессионализма будет не только способность правильно поставить диагноз, но и наше умение доступно объяснить его и предоставить корректную информацию по поводу того, что нужно делать дальше. [...] В случае пороков с плохим прогнозом для пациентки важно, насколько бережно мы сообщаем ей эту новость, насколько хватает наших человеческих ресурсов для того, чтобы выразить ей поддержку и участие», — написала на своей странице в «Фейсбуке» петербургский врач пренатальной диагностики Екатерина Некрасова.

Однако, по словам Анны Старобинец, такая реакция на ее книгу — скорее исключение: «Медицинское сообщество, за редкими исключениями, молчало».

По сообщению сайта BBC Russian