Криптодолина: станет ли Дальний Восток раем для майнинга

Дата: 01 декабря 2017 в 15:57

Курс биткоина похож на американские горки, но российские чиновники не остались в стороне от растущего интереса к криптоактивам. Они хотят создать на Дальнем Востоке «полигон» для тестирования технологии торговли криптовалютой. Проект стартовал, но прорыва не случилось.

Русская служба Би-би-си изучила планы бизнесменов и оценила, подходит ли Дальний Восток для создания криптодолины.

В июне 2016 года на Санкт-Петербургском международном экономическом форуме государственный Фонд развития Дальнего Востока и некоммерческое партнерство развития финансового рынка РТС подписали соглашение о создании новой платформы для инвесторов. Она называлась «Восход» и предназначалась для привлечения инвестиций в Дальний Восток. Власти хотели привлечь в регион 280 млрд рублей (4,8 млрд долларов).

Спустя почти год вице-премьер Юрий Трутнев, курирующий регион, заявил, что благодаря профициту электроэнергии Дальний Восток подходит для майнинга криптовалюты. «Стоимость криптовалют растет в геометрической прогрессии. Почему мы должны стоять в стороне, мне не до конца понятно», — сказал он в интервью «России 24».

Еще через несколько дней Трутнев сказал, что «Восход» станет первой в России легальной площадкой для торгов криптовалютой. «Центробанк нас поддержал», — добавил он.

В октябре Трутнев провел совещание с представителями ЦБ, минфина и ВЭБа, рассказывал глава Фонда Алексей Чекунков ТАСС. Там обсуждалась возможность создания на Дальнем Востоке «полигона» для обкатки технологии торговли криптоактивами. Власти хотят сделать на Дальнем Востоке «регуляторную песочницу», в которой в режиме реальных торгов будут проводиться операции с цифровыми активами.

«В макрорегионе действуют уникальные преференциальные режимы Свободного порта и территорий опережающего развития, привлекающие внимание инвесторов и туристов со всего мира. Во-вторых, в непосредственной близости от Дальнего Востока — огромная Азия, в которой наблюдается повышенный интерес к новым технологиям», — объясняет замысел властей представитель Фонда развития Дальнего Востока Илья Ступин.

После объявления таких планов площадка взяла «резкий старт»: сразу несколько прорывных проектов заявили о возможности сотрудничества с «Восходом».

Одним из первых отобранных «Восходом» проектов стали токены D1 Coin, обеспеченные бриллиантами (проект сингапурского инвестфонда Diamundi Pte Ltd). Торги планировалось начать в начале 2018 года.

Фермерский кооператив LavkaLavka, известный необычными инициативами развития территорий, объявил о планах провести на «Восходе» первое в России легальное ICO — первичное размещение токенов BioCoin, которые продают инвесторам за криптовалюту. ICO планировалось на начало ноября.

Но в итоге все пошло не так. Причина в том, что ЦБ так и не решил вопрос с регулированием криптовалют. И на решение этого вопроса может уйти несколько месяцев: регулятор совместно с правительством, по поручению президента Владимира Путина, должен это сделать до 1 июля следующего года.

«Восход» немного опередил время, признает Илья Ступин. «Пока отобранные проекты реализуются вне российской юрисдикции». Он заявил, что «Восход» будет участвовать в запуске «регуляторной песочницы», и сейчас готовятся соответствующие документы для подачи в ЦБ.

В итоге Diamundi Pte, к примеру, решила искать другие площадки для ICO. А LavkaLavka начала проводить размещение на своей площадке. На данный момент собрано более 9 млн долларов.

Организаторы размещения BioCoin расстроились, но не сильно, рассказал Русской службе Би-би-си московский предприниматель и основатель LavkaLavka Борис Акимов.

Блокчейн-технологии он предлагает тестировать на дальневосточных гектарах — еще одном проекте в регионе по раздаче бесплатной земли. При этом, говорит Акимов, можно не ждать регулирования, и на базе BioCoin создать площадку, где предприниматели будут выпускать токены и продавать их за рубли, привлекая средства на развитие малого и среднего бизнеса.

«Я хочу построить птичник на тысячу птиц, например. Мне нужно собрать деньги, рубли. Я выпускаю токены, и каждый токен — это курица. Я тем самым привлекаю удобным способом деньги. Строю птичник, человек может за свой токен получить курицу или продать его, если ему курица не нужна», — говорит основатель кооператива.

В итоге, надеется Акимов, им удастся показать, как с помощью блокчейна можно делать бизнес и развивать территории даже в бедных регионах. «Если в самом бедном получится, то что уж говорить про Хабаровский край или Приморье», — говорит он. Московский предприниматель известен проектами по возрождению регионов — к примеру, села Териберка в Кольском районе Мурманской области.

А что думают жители Дальнего Востока? «На Дальнем Востоке люди занимаются кто трейдингом, кто майнингом, но такого бума, как в Москве, конечно нет», — говорит хабаровский бизнесмен Станислав Тактаев, основатель блокчейн-проекта DARFСhain. По его мнению, делать проекты можно и не выезжая за пределы региона, но для этого надо быть «очень глубоко в теме».

С ним соглашается руководитель камчатского отделения «Опоры России» Дарья Меркушева. Если есть знакомства в Москве, то проект можно сделать и не выезжая с Камчатки, говорит она. Меркушева участвует в подготовке ICO RusToken, в рамках которого планируется объединить камчатские туристические компании.

«Если такую площадку [крипто-песочницу — Би-би-си] делать, то туда надо привлекать людей, которые умеют такие технологии строить и хорошо в них разбираются. Если власти смогут их привлечь, то построить такую площадку можно. А если не смогут, то лучше не браться», — отмечает глава дальневосточного отделения «Сколково» Илья Мирин.

Некоторые дальневосточные предприниматели решили не оставаться в стороне от темы с созданием криптодолины. В конце октября во Владивостоке было объявлено о создании «криптодетективного агентства». Новости об этом разошлись по многим изданиям.

Сообщалось, что соответствующее постановление было принято Госдумой, а агентство во Владивостоке было создано как пилотная структура. Также в некоторых публикациях говорилось, что агентство будет запущено на базе Интерпола.

Но к Интерполу новое агентство не имеет отношения, как и к органам государственной власти. Один из учредителей агентства Виктор Фершт настаивает, что это инновационная организация при Владивостокском государственном университете экономики и сервиса ВГУЭС.

«Мы берем деньги только за обучение», — говорит Фершт. По его словам, основная цель агентства — юридическая помощь населению, пострадавшему в результате сделок с криптовалютой. Бесплатно помощь будет оказываться только пенсионерам и людям, которые оказались в критической ситуации.

Фершт является одним из учредителей «Полицейской академии программ Интерпола» и еще нескольких малоизвестных организаций, в названии которых используются известные международные аббревиатуры, например, ООН. В одной публикации на сайте ВГУЭС он упоминается как координатор российской сети ВОЗ.

Также он представляется человеком, действующим от имени ЮНЕСКО, движения «Врачи за права человека», Института психопрофилактики терроризма, Медицинской службы инвалидов внешней разведки, Межуниверситетского центра программ Всемирной торговой организации.

Он известен как автор исследования, согласно которому 45% российской элиты находятся на грани безумия. А в конце 1990-х он организовал присуждение губернатору Приморья Евгению Наздратенко титула «самого аристократичного губернатора планеты 1997 года».

«Может ли покупатель-майнер, как алюминиевый завод, например, обеспечить гарантированный сбыт энергии? Ответ, который я слышал от генерирующих компаний: нет, не может, — говорит руководитель проекта развития бизнеса в энергетике PwC в России Дмитрий Стапран. — Потому что это очень высокорискованный волатильный рынок. Сегодня все майнят, завтра не майнят. Никто из майнеров не готов заключать обязательный договор на годы вперед, даже на год не готов».

На Дальнем Востоке действительно есть свободные мощности для майнинга, говорит директор по электроэнергетике Vygon Consulting Алексей Жихарев. «В Магаданской области есть большие резервы гидромощностей, там не задействована на полную мощность Усть-Среднеканская ГЭС. Поэтому потенциально есть возможность размещать дополнительных потребителей электроэнергии. По достаточно низкой цене, наверное», — говорит эксперт.

Но даже в изолированных зонах с избытком энергии будет сложно получить такие же цены, как в Иркутске, где сосредоточены самые большие майнинговые фермы в России, считает директор группы по оказанию юридических услуг для технологических проектов «Делойт» Артем Толкачев.

Он считает, что теоретически можно привлечь майнеров на Дальний Восток, если власти смогут создать регуляторные нормы для обмена криптовалюты на фиатную (традиционную) валюту и предусмотрят налоговые льготы для майнеров.

Алексей Жихарев не видит оснований для создания отдельных норм для майнеров, если только их мощности не используются для общественных нужд — например, развития блокчейн-технологий, ведения государственных реестров.

Скептически к майнингу относятся и в недавно созданной Российской ассоциации криптовалют и блокчейна (РАКИБ). Президент РАКИБ Юрий Припачкин сказал на пресс-конференции 16 ноября, что сейчас не стал бы инвестировать в майнинг. «В моем понимании бизнеса этот процесс не так интересен, как год назад», — отметил он.

«Вероятно, при грамотной политике в этой области мы можем сосредоточить у себя определенные майнинговые мощности. Но это должна быть достаточно понятная централизованная политика», — сказал Припачкин.

По сообщению сайта BBC Russian