Facebook | Город Алматы 
Выберите город
А
  • Актау
  • Актобе
  • Алматы
  • Аральск
  • Аркалык
  • Астана
  • Атбасар
  • Атырау
Б
  • Байконыр
Ж
  • Жезказган
  • Житикара
З
  • Зыряновск
К
  • Капчагай
  • Караганда
  • Кокшетау
  • Костанай
  • Кызылорда
Л
  • Лисаковск
П
  • Павлодар
  • Петропавловск
Р
  • Риддер
С
  • Семей
Т
  • Талдыкорган
  • Тараз
  • Темиртау
  • Туркестан
У
  • Урал
  • Уральск
  • Усть-Каменогорск
Ф
  • Форт Шевченко
Ч
  • Чимбулак
Ш
  • Шымкент
Щ
  • Щучинск
Э
  • Экибастуз

Саммит «Восточного партнерства»: надежды Минска и недовольство Москвы

Дата: 24 ноября 2017 в 10:07

В пятницу в Брюсселе открывается саммит «Восточного партнерства». В центре внимания — делегация из Белоруссии, которая впервые принимает участие в этом мероприятии. Правда статус миссии будет гораздо ниже, чем ожидалось.

Президент Белоруссии Александр Лукашенко отказался от приглашения и послал вместо себя в Брюссель министра иностранных дел.

Тем не менее, европейские чиновники настроены на продолжение диалога с Минском. Представители Белоруссии уже провели ряд встреч в Брюсселе.

По словам источников Би-би-си в дипломатических кругах, представители Евросоюза настроены оптимистично. В то же время некоторые в Евросоюзе критикуют решение пригласить на саммит делегацию из Белоруссии.

«На данном этапе те, кто относится к России крайне критически, не хотели приглашать Лукашенко. Так что приглашение Белоруссии это победа прагматиков. И некоторые из них надеются, что Минск будет тесно работать с Москвой и играть роль сдерживающего фактора в отношениях России и ЕС», — отмечает доктор международных отношений, лектор Льежского университета Всеволод Самохвалов.

Что такое «Восточное партнерство»?

«Восточное партнерство» распространяется на шесть постсоветских стран: Украину, Белоруссию, Грузию, Молдавию, Азербайджан и Армению.

Саммит проходит раз в два года.

Одной из главных задач партнерства было создание пояса стабильности на границе Евросоюза и стран СНГ и интеграция рынков.

При этом формат Восточного партнерства не подразумевает переговоров о перспективе членства в Евросоюзе.

О том, что Александр Лукашенко не приедет в Брюссель, стало известно за три дня до саммита.

МИД Белоруссии выпустил по этому поводу заявление с довольно витиеватыми формулировками.

«В настоящее время «Восточное партнерство» ЕС в большей степени является форматом сотрудничества, в котором страны-партнеры добиваются признания европейской перспективы. Белоруссия не ставит перед собой такой цели, однако выступает за сохранение и развитие «Восточного партнерства» ЕС как инструмента развития неполитизированного взаимодействия, направленного не против кого-либо, а на решение общих проблем и вопросов, стоящих перед народами и государствами нашего региона», — говорится в комментарии МИД.

При этом прогресс в отношениях Минска и Брюсселя есть.

В 2015 году ЕС cнял санкции c Белоруссии в ответ на освобождение белорусских политзаключенных.

С другой стороны, Минск и Брюссель продолжают общаться на основе соглашения, которые были подписано еще между СССР и Европейским экономическим сообществом в 1989 году.

«Давно пора положить конец этому правовому и политическому курьезу», — отметил 17 ноября министр иностранных дел Владимир Макей.

«Мы вплотную, по крайней мере так считает белорусская сторона, подошли к задаче договорно-правового оформления наших отношений. Отсутствие между нами современного договора — это последний из пережитков санкционного периода», — добавил дипломат.

При этом в МИДе Белоруссии подчеркивают, что Минск хотел бы видеть саммит «Восточного партнерства» ЕС как «максимально деполитизированное мероприятие, вносящее тем самым вклад в устранение факторов разобщенности в большой Европе».

Нетрудно увидеть в этом заявлении реверанс Минска в сторону Москвы.

Представители МИДа России не раз заявляли, что смысл «Восточного партнерства» имеет ярко выраженную антироссийскую направленность.

В то же время Европейский союз постоянно подчеркивает, что инициатива не является антироссийской.

Россия заявляет, что видит угрозы для своего рынка от зон свободной торговли своих соседей с Европейским союзом, и поэтому вводит разнообразные дополнительные барьеры. В СМИ это давно назвали «торговыми войнами».

В 2014 году ходило немало разговоров о том, что вся концепция «Восточного партнерства» провалилась.

Сперва от соглашения об ассоциации с ЕС отказалась Армения, выбрав для себя углубление сотрудничества в рамках Евразийского союза — проекта Владимира Путина.

Затем не стал заключать Соглашение об Ассоциации и тогдашний президент Украины Виктор Янукович.

Через полгода этот документ Украина все же подписала, правда, уже с другим президентом, без куска своей территории (Крым был аннексирован Россией) и с разгорающимся военным конфликтом на востоке страны.

В итоге к 2015 году на территории пяти стран-участниц Восточного Партнерства имелись замороженные или действующие военные конфликты.

Москва явно не хотела отпускать бывшие советские республики из сферы своего влияния.

Однако к 2017 году Брюссель, похоже, смог хотя бы частично адаптироваться к новой реальности.

Например, в отношениях с Молдавией и Грузией Евросоюзу пока удается не только сохранять стабильность, но и наращивать товарооборот, развивать рыночные и демократические институты.

Для Украины и Грузии в этом году был одобрен безвизовый режим со странами ЕС. Продолжается сотрудничество Восточного партнерства с Азербайджаном и Арменией.

Чего ждать от этого саммита?

В этом году одним из важнейших вопросов будет подписание нового углубленного договора по сотрудничеству Евросоюза с Арменией.

Украине, Молдавии и Грузии, как странам уже подписавших соглашение об ассоциации с ЕС, предложат новое — приоритетное партнерство.

При проведении необходимых реформ этот формат предполагает присоединение к таможенному, энергетическому и цифровому союзу ЕС, шенгенской зоне, а также общее авиапространство.

Киев может поднять вопрос о включении в итоговую декларацию саммита пункта о европейской перспективе для Украины, Грузии и Молдавии.

Тема Украины вообще может стать одной из наиболее обсуждаемых во время саммита.

С одной стороны, слышатся призывы о необходимости оказывать больше поддержки Киеву, запустить некий аналог «плана Маршалла» для Украины и создать пост спецпредставителя ЕС по Украинскому кризису.

С другой стороны, ряд важных реформ Киев проводит не так быстро и не так успешно, как этого хотелось бы Брюсселю. Украинский кризис стал затяжным, и от этой темы начинают уставать.

«Оформляется тенденция к «прагматизации» «Восточного партнерства». Это предполагает меньше ожиданий и меньше усилий», — отмечает доктор Самохвалов.

«Но в целом взаимодействие в рамках Восточного партнерства можно назвать скорее прогрессом, чем провалом», — добавляет он.

По сообщению сайта BBC Russian