Призыв по-украински: из ночного клуба в военкомат

Дата: 15 ноября 2017 в 20:07

Вручением повестки в военкомат закончился визит в один из ночных клубов в центре Львова для двенадцати молодых людей вечером 3 ноября.

Полицейские и военные пришли на Кривую Липу — улочку, полную популярных среди молодежи баров и кафе, — через несколько дней после такого же рейда людей в форме на киевский клуб Jugendhub. Его посетители призывного возраста неожиданно для себя чуть позже очутились в военкомате.

Эти события вызвали неоднозначную реакцию. Губернатор Львовской области поддержал военных, назвав посетителей ночных клубов «мажорами», которые «должны сначала отслужить в армии, а уже потом развлекаться». Офис омбудсмена назвал действия силовиков незаконными и пожаловался на них в прокуратуру. Военные обещают, что продолжат «вручать повестки в общественных местах» до окончания осеннего призыва.

Би-би-си разбиралась, будут ли люди в форме и дальше искать призывников в барах и ресторанах, а также зачем 22-летнему парню может понадобиться жениться на собственной двоюродной бабушке и как львовские рейверы собираются сотрудничать с «Правым сектором» (запрещенная в России организация).

С 19-летней студенткой Софией Галан мы встречаемся прямо на Кривой Липе — узкой львовской улочке длиной в полторы сотни метров, буквально забитой кафешками, ресторанчиками и кальянными барами. В начале и в конце улочки — арки, перекрыв которые, можно превратить Кривую Липу в западню для тех, кто не успел оттуда выйти.

Примерно по такой схеме действовали около двух десятков полицейских и военных, пришедших сюда примерно в пол-одиннадцатого вечера в пятницу, 3 ноября, рассказывает София.

Она с друзьями искала место, чтобы присесть, но нигде не было свободных столиков. Зашли в «Парадокс» — ночной клуб в подвальном этаже здания в самом начале Кривой Липы.

«Администратор никак не могла решить, может она нас посадить или нет. Мы развернулись, пошли, а на выходе — сюрприз. Стоят человек пять: полицейский в балаклаве и бронежилете и несколько военных. И у них перепалка с охраной: эти утверждают, что имеют право зайти внутрь и проверять документы у посетителей, а те — что их не пустят», — рассказывает София.

Девушку с ее спутниками поначалу выпускать отказывались, но потом, когда разговор на входе в «Парадокс» перешел на повышенные тона, им таки удалось протиснуться на улицу. На выходе с Кривой Липы стояли другие люди в форме.

«Не представлялись, документов не показывали. Девушек пропустили, парней — только после того, как проверили студенческие билеты и пробили по какой-то базе», — продолжает София.

По ее оценкам, в тот вечер проверку полицейских и военных прошли десятки людей.

Вернувшись домой, она написала в «Фейсбук» пост об увиденном. На следующий день о событиях на Кривой Липе уже говорили в новостях.

За неделю до этих событий полицейские ворвались на вечеринку, проходившую в киевском клубе Jugendhub. После обыска примерно три десятка его посетителей привезли в военкомат, где на следующий день большинству из них выдали повестки на призывную комиссию.

И если действия киевских полицейских могли быть просто эксцессом исполнителей, то визит людей в форме на Кривую Липу во Львове навел на мысли о том, что речь идет о продуманной тактике.

Еще больше поводов для подобных размышлений дали объяснения военного комиссара Львовской области Александра Тищенко.

По его словам, первыми на Кривую Липу прибыли полицейские, которые разыскивали в центре Львова нелегальных мигрантов. В ходе проверки документов они обнаружили лиц, уклоняющихся от призыва, и вызвали на место событий сотрудников военкомата, которые выписали «зайцам» 12 повесток.

Полицейские, в отличие от военных, имеют право проверять документы у гражданских лиц. Военные же, в свою очередь, имеют право выписывать повестки. То есть, резюмировали в военкомате, закон не был нарушен.

«Никакой облавы не было. Ситуация значительно преувеличена. Никто Кривую Липу не перекрывал», — заявил Тищенко.

Слова военкома опровергли сами же полицейские.

Во львовской патрульной полиции Би-би-си заявили, что в тот вечер «копы» осуществляли штатное патрулирование Кривой Липы и никаких военных туда не вызывали. Более того, добавили там, военкомат не передавал полицейским свою базу «уклонистов», поэтому выявить их в ходе обычной проверки документов полиция не могла бы даже теоретически.

«Неумные военкомы пишут, что якобы с помощью полиции проводят набор в армию… Подобные заявления — это вражеская провокация. Полиция никогда не вмешивается в дела Вооруженных сил», — резко написал в «Фейсбуке» начальник национальной полиции Украины Сергей Князев.

Правозащитники критикуют действия представителей обоих силовых ведомств.

«Речь идет о абсолютно безосновательном участии военнослужащих в действиях по розыску гражданских лиц, которые, по их мнению, не являются в военкомат. Лиц, уклоняющихся от прохождения службы, могут разыскивать исключительно полицейские и исключительно в установленном порядке, а не так — через, извините, отлавливание на улице», — говорит Би-би-си начальник секретариата уполномоченного Верховной рады по правам человека Богдан Крикливенко.

По его словам, на днях в офис омбудсмена пришел сигнал о похожем инциденте в Тернополе.

«Это свидетельствует о том, что проблема имеет признаки системности», — констатирует Крикливенко и добавляет: его офис направил в генпрокуратуру письма с просьбой разобраться в ситуации . Ответа оттуда пока не поступало.

В офисе омбудсмена подозревают, что причиной повышенного внимания военкоматов к ночным клубам может быть срыв выполнения планов осеннего призыва на срочную службу.

Всего в рамках стартовавшего в октябре призыва пойти служить должны более десяти тысяч новобранцев возрастом от 20 до 27 лет.

«Ничего подобного. Планы по призыву реализовываются согласно установленным графикам, никаких срывов нет», — уверяет Би-би-си спикер Вооруженных сил Украины Юзеф Венскович.

По его данным, по состоянию на конец прошлой недели в воинские части для прохождения службы направили более 75% от планового количества призывников.

Однако сотрудники нескольких военкоматов центральных областей Украины, с которыми анонимно пообщалась Би-би-си, подтверждают: нынешняя призывная кампания проходит хуже, чем предыдущие. Военным приходится идти на «креативные» шаги, вроде утренних или вечерних поквартирных обходов юношей призывного возраста, походов на рынки и, когда получается, в ночные клубы.

Не отстают от военкомов в плане «креативности» и потенциальные призывники. «Хитом» нынешней кампании называют случай в Виннице, где 22-летний юноша женился на 82-летней сестре своей бабушки и принес в военкомат справку об инвалидности супруги в качестве основания для получения отсрочки от призыва.

Львовская область сталкивается с теми же проблемами, что и остальные регионы страны, признает в разговоре с Би-би-си спикер Западного регионального медиа-центра министерства обороны Украины Александр Поронюк.

С одной стороны, отмечает он, армия, согласно опросам социологов, на протяжении последних лет превратилась в лидера по доверию среди государственных институтов Украины. С другой — выполнять план по призыву становится все труднее.

Главная причина, по которой потенциальные призывники не рвутся в армию, — страх попасть в зону боевых действий на востоке Украины. Хотя, тут же отмечает Поронюк, законодательство прямо запрещает высылать солдат-срочников в Донбасс.

Кроме того, говорит Поронюк, важным для людей, вступающих во взрослую жизнь, является финансовый фактор.

«У нас ведь рядом граница, а наши соседи-поляки прямо завлекают: езжайте, мол, к нам, деньги неплохие, через пять-семь лет получите гражданство. Да и переезд в Киев или Львов зачастую дает молодому человеку возможность зарабатывать во много раз больше, чем в армии», — говорит он.

Потенциального срочника Вооруженные силы завлекают обещанием одноразовой выплаты в размере 3200 грн (120 долларов) и обязательством работодателя выплачивать солдату на протяжении службы среднюю зарплату. Однако последнее требование зачастую игнорируется: работодатель формально переводит такого сотрудника на «минималку» или вовсе увольняет.

«Но это ведь вопрос не к военкомату», — разводит руками Поронюк.

«Вообще-то, в армию, конечно, должны не просто приходить. В армию должны отбирать лучших из лучших. Но такая вот у нас сейчас ситуация. Переходный период», — говорит он, оправдывая действия военных на Кривой Липе.

Оправдывают их и немало львовян — во главе с тамошним губернатором.

Глава Львовской областной администрации Олег Синютка заявил, что в ночных клубах сидят в основном «мажоры», а акции по вручению им повесток должны быть максимально публичными.

«Нужно сначала выполнить свою обязанность и пройти службу в армии, а уже потом развлекаться в клубах», — сказал он.

Обсуждения событий на Кривой Липе в местных Фейсбук-сообществах нередко были крайне напряженными.

«Права граждан Украины были попраны в наглой форме», — писал, например, один из пользователей, и тут же нарывался на резкие ответы земляков.

«Какие права могут быть у ничтожеств, прячущихся у мамы под юбкой и по ночам в клубах?» — вопрошал один из его оппонентов.

«Стыдно за молодежь», — резюмировала другая участница дискуссии.

События на Кривой Липе за считанные дни стали поводом для шуток, некоторые из которых были восприняты местной общественностью всерьез.

Допустим, в объявление о том, что военкомат намерен вручать повестки на стадионе «Арена Львов», во время футбольного матча между сборными Украины и Словакии, никто не поверил.

А вот новость о том, что военкомы провели рейд на мужской монастырь в Жовкве под Львовом и вручили повестки монахам-василианам, должен был опровергать лично военный комиссар Львовской области.

Однако шутки шутками, а события на Кривой Липе стали поводом для серьезного беспокойства организаторов вечеринок во львовских клубах.

Спустя несколько дней после того инцидента два десятка человек — представителей совершенно разных возрастов и субкультур — собрались, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию.

«Мы понимали, что Киевом и Кривой Липой эта ситуация может и не ограничиться. Мы постоянно организовываем события, у нас работают клубы, проводятся вечеринки. Нам нужно понимать, как нам действовать в случае такой облавы», — говорит Би-би-си менеджер по культуре Ляна Мыцько, принимавшая участие в этом заседании.

Часть пришедших убеждали, что единственный действенный способ застраховаться от нежелательных визитов военных и полицейских — это физическое сопротивление.

«Один из присутствующих — бывший участник АТО, защитник Донецкого аэропорта — сказал: я могу «подписать» своих пацанов из «Правого сектора», только они смогут сдержать эти облавы», — говорит Ляна.

Другие — люди, в основном, помоложе — доказывали, что противодействовать возможным проблемам стоит исключительно в юридическом русле.

В итоге договорились встретиться еще раз: на этой встрече на вопросы организаторов культурных событий будет отвечать специально приглашенный юрист — доцент Львовского университета.

Вполне возможно, что консультации юриста пригодятся организаторам вечеринок уже в ближайшее время: львовские военные говорят, что продолжат «предусмотренное законом вручение повесток в общественных местах».

«Срочная служба нужна нам, чтобы мы имели подготовленные мобилизационные ресурсы на случай, не дай Бог, какого-то обострения ситуации (на востоке Украины)… Это вопрос национальной безопасности, нашего с вами будущего!» — убеждает Александр Поронюк из Западного медиа-центра Минобороны.

Он уверен, что Львовская область выполнит план осеннего призыва, однако, продолжает он, события в киевском Jugendhub и на львовской Кривой Липе доказали, что система призыва на срочную службу нуждается в изменениях.

По словам Поронюка, в украинский парламент уже подан законопроект, предусматривающий, в частности, увеличение соцпакета для призывников вкупе с повышением ответственности для «уклонистов».

Но станут ли депутаты заниматься не самой выгодной в электоральном плане темой призыва, когда в кулуарах Рады все чаще говорят о раскладах перед намеченными на 2019 год президентскими и парламентскими выборами?

«Очень большой плюс, что сегодня Украину поддерживают западные страны. Но опираться нам нужно, прежде всего, на свои ресурсы. Чем больше у нас будет своей техники, чем больше адекватных парней, получивших боевую закалку в мирное время, тем больше шансов, что мы будем в числе европейских стран. Иначе будет беда и горе для нас всех — кто живет и кто будет жить», — искренне, хоть и немного пафосно говорит Поронюк.

Становится ли государство сильнее от того, что ловит своих будущих защитников в ночных клубах? Организатор концертов и фестивалей Ляна Мыцько так не считает.

«(Событиями на Кривой Липе), этим мелким прецедентом государство просто дискредитировало себя, армию, полицию. Оно показало тем людям, которые, может быть, и хотели как-то пригодиться государству, что с таким беспределом там не с кем работать. (Самое главное), что мы поняли, — что это может повториться, что они теперь могут зайти куда угодно», — говорит она.

Сразу несколько друзей Софии Галан, очевидицы событий на Кривой Липе, сделали свои выводы из увиденного.

«Люди боятся вечером пойти кофе попить. Говорят: лучше посижу, дома попью», — говорит она.

Сидеть взаперти знакомым Софии осталось недолго: осенняя призывная кампания на Украине финиширует через две недели, 28 ноября. А по каким правилам будет проходить следующий, весенний призыв, — пока неизвестно.

По сообщению сайта BBC Russian